«Триумфальная арка». Что будет дальше с новым «саркофагом» Чернобыльской АЭС

234
01 декабря 2016 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов, ЕБРР

«Триумфальная арка». Что будет дальше с новым «саркофагом» Чернобыльской АЭС

…Над центральной площадью Припяти звучат тревожные возгласы сопровождающих: «Come back!» Они адресованы хорошо одетым европейцам и азиатам, судорожно разбегающимся от автобусов. Впервые попавшие в легендарный мертвый город иноземные журналисты, поддавшись какой-то непонятной эйфории, устремляются в разные стороны — искать точки для «селфи» и стендапов. «Дорвались…» — ухмыляется, глядя на это, кто-то из украинских коллег. Местным-то более доступна такая экзотика. Да и Зона давно является популярным туристическим объектом. На днях ее лишили главной достопримечательности — огромного ржавого «саркофага». Тысячи людей платили за возможность его увидеть. Взамен Зона приобрела сверкающую арку Нового безопасного конфайнмента. На днях огромная конструкция очень медленно и осторожно проехала 327 метров, накрыла «саркофаг» и заняла свое место на ближайший век.

Чернобыльская катастрофа стала для человечества чрезвычайно болезненным толчком к прогрессу. Необходимость решать возникшие проблемы заставила инженеров совершать небывалые вещи. Сначала — строить объект, каких на земле еще не было. Затем — двигать его. Впереди не менее увлекательные и космически дорогие этапы. Но не все там просто. Впрочем, по порядку.

Сентябрь 2016 г.
Сентябрь 2016 года

Перестановки у объекта «Укрытие» впечатляют.

Там, где недавно возвышалась арка, торчат только осиротевшие краны.

Но есть и кое-что постоянное. У КПП перед 4-м энергоблоком всех встречает и провожает собака Иваныч — старожил проекта. Охраняет площадку с незапамятных времен. Сменяются президенты, начинается и заканчивается финансирование, приходят и уходят подрядчики, но Иваныч — это местная константа, он неизменно на посту. Через 100 лет этот пес будет встречать наших потомков, которые, вооружившись новыми технологиями, придут прибраться на месте былинной катастрофы.

В 1986-м люди попытались накрыть остатки взорвавшегося 4-го энергоблока в условиях жесткой радиации. Объект «Укрытие» героическими усилиями построили за 6 месяцев. При этом добиться герметичности было невозможно, нормально укрепить поврежденные взрывом конструкции — тоже. Со временем и то, что удалось сделать, пришло в негодность. C каждым годом существование «саркофага» самого по себе вызывало все больше вопросов. Конструкции могли обвалиться естественным образом, что привело бы к новому выбросу радиоактивных материалов.

Кстати, акт приемки «Укрытия» госкомиссией подписан 30 ноября 1986 года. Указан проектный срок эксплуатации металлических конструкций — 30 лет. Вчера истек.

2015 год

Между тем обывателям (в отличие от ученых) давно стало очевидно, что проблема легко решается: надо просто «залить все бетоном». Эстеты предлагали свинец. Минус «бетонного» метода в том, что под обломками машинного зала остается ядерное топливо и прочие радиоактивные отходы. Как до всего этого добраться и что с ним делать — пока не придумали. Что за процессы протекают в недрах энергоблока до сих пор, тоже никому в точности неизвестно. Получилась отличная «мина», поставленная на неизвлекаемость.

Пока Советский Союз переживал свои девяностые, мировое сообщество было не на шутку озабочено судьбой ЧАЭС. Свой вариант предложили французы. Начали с того, что поиграли со словами «демонтаж» и «решение». Получился невероятно смелый и дорогой проект Resolution. Никакого заливания бетоном, надо сначала изолировать саркофаг от окружающей среды, а потом пытаться разбирать его внутри — с расчетом на то, что с годами появятся технологии, позволяющие делать это более эффективно. 18 июня 1993 года «Решение» выиграло международный конкурс. Оставалось найти полтора миллиарда евро (это только строительство арки и надвижка — без начинки и монтажа оборудования).

В финансировании приняли участие 43 страны, в том числе США, Канада, Германия, Франция, Англия, Япония, Россия, Корея, Исландия, Словакия, Словения, Португалия, Израиль и, собственно, Украина. Распорядителем этих средств выступил Европейский банк реконструкции и развития.

Непосредственно строительство началось в 2012-м. Напомним, возводить арку непосредственно над развалинами было невозможно из-за высокого уровня радиации. Поэтому и решили смонтировать ее в стороне, а затем надвинуть на объект. В стройке века участвовали в общей сложности 10 тыс. человек из 30 стран. Работали посменно, одновременно на площадке находилось 1200 человек.

Чтобы передать параметры получившегося объекта, его создателям недостаточно метров и тонн, они используют всемирно известные сооружения. Например, весит арка, как три с половиной Эйфелевы башни. Под ней можно спрятать статую Свободы. Или 12 футбольных полей. Или два самых больших в мире самолета Jumbo Jet. Или Нотр-Дам де Пари.

36,2 тыс. тонн, 110 метров в высоту, 165 в длину, 257 в ширину. 14 ноября 224 массивных гидравлических домкрата, расположенных по краям арки, приподняли ее на несколько сантиметров и очень медленно потащили на восток — по 60 сантиметров за цикл.

Изоляционные свойства НБК таковы, что толпы участников церемонии «закрытия» 29 ноября во главе с руководством Украины находились метрах в 150 от остатков реактора. Столы с угощением по случаю исторического события накрыли здесь же, с видом на арку. В 1986-м после такого фуршета его участники, видимо, протянули бы недолго.

Во время нашего прошлогоднего визита, когда арка стояла на 327 метров западнее, эти участки были обозначены на плане местности голубым, синим и зеленым цветами — до 30 мкЗв/ч (естественный радиационный фон вокруг вас, мы надеемся, — 0,1—0,2 мкЗв/ч).

Сейчас под ногами собравшихся 4-метровый слой бетона. У этой «подушки» были две главные задачи: во-первых, выдержать арку во время строительства и перемещения, во-вторых, экранировать излучение снизу. Еще один бетонный экран — вертикальный — прикрывает людей со стороны реактора.

Как мы помним, 30 лет назад на этом месте можно было серьезно облучиться. В 2008-м, при строительстве фундамента, здесь сняли 4 метра радиоактивного грунта. Нашли немало «горячих» обломков, выброшенных взрывом, и захороненной техники. Теперь свободно бродят репортеры.

Французы, выступившие генподрядчиком работ, непрерывно упоминают о высоком уровне безопасности (в первую очередь радиационной), которую обеспечили на площадке. Проходы к рабочим местам здесь увешаны плакатами на русском и английском, начинающимися со слов «Задай себе вопрос…». Например «…был ли я сегодня свидетелем опасной ситуации?», «…исправны ли мои инструменты?», «…мои коллеги в безопасности?» и так далее. Говорят, за все время работы не было ни одного инцидента, связанного с облучением.

После того как арка заняла штатное положение, необходимо ее подключить. Кроме того, надо загерметизировать восточную сторону, примыкающую к уцелевшим при взрыве конструкциям 3-го энергоблока. Для этого будет использована специальная полимерная мембрана. Также предстоит завершить монтаж оборудования. Требуется оборудовать участки дезактивации, фрагментации и упаковки, шлюзы, технологические помещения, прочие системы жизнеобеспечения арки.

На эти работы понадобится еще полмиллиарда евро, финансирование с помощью доноров обеспечит ЕБРР. Ожидается, что в ноябре 2017-го подрядчик, выполнив свои обязанности, покинет готовый к работе объект. Дальше — сами. И в этом месте возникают вопросы, на которые украинской стороне еще предстоит найти ответы.

Предполагается, что обязанности по эксплуатации НБК лягут на украинскую сторону, непосредственно — на Чернобыльскую АЭС. В частности, ей выполнять интереснейший третий этап работ (после строительства и надвижки) — разборку «Укрытия» и его содержимого с последующей утилизацией радиоактивных отходов, топлива и так далее.

Технически для этого внутри арки предусмотрены четыре 50-тонных крана на двух 100-метровых балках. Управляться они будут извне, а разнообразные навесные манипуляторы позволят эффективно и аккуратно разрушать «саркофаг». Формально для человека больше нет необходимости находиться под аркой, рядом с «саркофагом». Но практика бывает более причудливой, чем теория, поэтому оставлена возможность проникнуть внутрь через специальные шлюзы.

Это в идеале. На деле пока непонятно, как эта дорогая «игрушка», требующая много ресурсов, будет использоваться. 29 ноября у представителей ЕБРР про это спросили не раз. Ответы были весьма осторожными, без обещаний: мол, нужно решать вопросы финансирования. Читай, получить согласие других стран и дальше оплачивать этот дорогой проект.


Возвращаясь в Киев, в общем ярком потоке транспорта, на фоне красивой иллюминации замечаем два БРДМа. Они буднично, на общих правах толкаются в пробке, останавливаются на красный, пропускают пешеходов…

У Украины, действительно, хватает забот. И все мы знаем, как сложно бывает сосредоточится на глобальных долговременных проблемах, когда возникают другие важные и срочные статьи расходов.

Стройматериалы в каталоге Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов, ЕБРР
ОБСУЖДЕНИЕ