Хотел построить детскую площадку, а попал на деньги. История минчанина, который следовал закону и пожалел об этом

494
21 сентября 2016 в 8:00
Автор: Лора Нагапетян. Фото: Максим Малиновский

Хотел построить детскую площадку, а попал на деньги. История минчанина, который следовал закону и пожалел об этом

Все началось с альтруистичного порыва: программист по профессии, Александр захотел потратить часть заработанных средств во благо общества и подарить своему двору детскую площадку. Имея инженерные навыки, молодой человек решил соорудить ее собственноручно. Было спланировано: если получится, то идею в дальнейшем можно пустить в коммерческое русло. Понадобилось помещение для проведения работ. Александр подумал: почему бы не использовать заброшенные здания, которые приходят в негодность? Это и недорого, и рационально. Радужное начало сменилось бюрократической кабалой: кипа документов, аукцион, переписки, звонки, нервы, а при неблагоприятном раскладе — миллионные потери неденоминированных рублей.

— Идея строить детские площадки — пока не бизнес, а чистой воды альтруизм. Детские площадки во дворах теперь обустраиваются за счет жильцов, так как в бюджете нет на это денег. В нашем дворе детскую площадку убрали после того, как в Минске несколько установленных бетонных плит на одной из площадок упали на детей, и случая гибели маленькой девочки на горке.

У меня была цель арендовать помещение и делать детские лесенки по тем чертежам и проектам, которые у меня есть. Если проект получит положительный отклик, в дальнейшем я рассмотрел бы коммерческую составляющую.

Мне просто хочется сделать лучше то, что у нас есть сейчас, точнее, чего у нас нет. А детской площадки возле моего дома нет никакой.

Несколько месяцев назад Александр заинтересовался свободными помещениями на улице Лынькова. Когда-то здесь была военная часть, а после ее расформирования на территории осталось много заброшенных зданий. Некоторые из них сданы в аренду, другие пустуют и ветшают.

— Принялся «гуглить». На сайте Мингорисполкома нашлась вот такая страница. Написал в ЖРЭО №2 Фрунзенского района посредством электронного обращения, попросив предоставить информацию касательно свободных помещений, находящихся на улице Лынькова. Получил письменный ответ.

Перспективы всерьез заинтересовали молодого человека, и поначалу все выглядело весьма просто: несколько действий — и аренда в кармане. В телефонном разговоре с сотрудницей отдела нежилого фонда он уточнил информацию о возможности осмотра помещения, и в ходе беседы выяснилось, что данное помещение сдается под склад и использовать его под мастерскую возможности нет.

— Стал думать, какие есть пути решения проблемы, наивно полагая, что заинтересованность со стороны представителя ЖРЭО должна быть не меньше моей, ведь они будут получать деньги за помещение, которое банально простаивает. Но ответ я получил в довольно грубой форме: вариантов нет, читайте указ президента №150 «О некоторых вопросах аренды и безвозмездного пользования имуществом».

Несмотря ни на что, отступать Александр не собирался. Он не поверил на слово представителю ЖРЭО и отправился в Государственный комитет по имуществу. Неожиданно по какому-то волшебству оказалось, что помещение все же можно арендовать под мастерскую, хоть для этого и придется постараться.

— Директор Минского городского территориального фонда государственного имущества пообещала всяческое содействие со своей стороны. Теперь у меня уже были реальные пути выхода из ситуации.

Я позвонил в отдел нежилого фонда — по ощущениям было понятно, что с ними уже поговорили из Госкомимущества. Те же люди, которые несколько дней назад сказали мне, что вариантов нет, внезапно нашли их.

По новому раскладу помещение можно будет арендовать под мастерскую, однако для этого Александру придется участвовать в аукционе и стать индивидуальным предпринимателем. Открытие ИП в планы программиста не входило, но надо — значит, надо.

— В течение следующих двух с половиной недель я безуспешно пытался осмотреть помещение. В отделе нежилого фонда сперва не нашли ключи от одной двери, затем связывались с представителем военной части, потом не нашлось ключа от второй двери, которая оказалась хорошей — вскрывать ее с помощью строительного инструмента не хотелось.

К середине третьей недели мы уже готовы были вскрывать дверь, но нашлись ключи от черного входа. Помещение я осмотрел за пять минут, меня все устроило. Дело шло к аукциону. Началась вторая часть Марлезонского балета.

Александр оперативно зарегистрировал ИП, открыл расчетный счет, положил на него деньги. С открытого счета он оплатил задаток за участие в аукционе (10 рублей), принял в нем участие, победил, уплатил все пошлины: 205 рублей за проведение аукциона и 89 рублей остатка.

— Забрал документы, приехал оформлять договор, а мне говорят: вы должны заплатить еще 46 рублей за оформление заявления. Кроме того, оказалось, что аренда стала в два раза дороже: вместо, грубо говоря, 60 (600 тыс. неденоминированных) рублей — 130 (1,3 млн). Причина такова: при изменении данных для аренды под мастерскую изменился и какой-то коэффициент, который повлиял на итоговую сумму. На мои возмущения был ответ: именно я виноват в том, что не поинтересовался информацией о коэффициентах.

Завертевшаяся бюрократическая машина решила окончательно добить Александра угрозой немалого штрафа.

— Мне пошли навстречу, предложив странный ход. Необходимо было отказаться от помещения — в таком случае мне возместят понесенные затраты. На следующий день я поехал в аукционный дом и узнал, что в случае отказа от данного помещения я не исполняю пункты «Протокола о проведении аукциона», тем самым нарушаю его и получаю штраф в размере 2100 (21 млн) рублей. Сейчас я обязан заключить со ЖРЭО договор на тех условиях, которые они прописали, а это еще 130 (1,3 млн) рублей в месяц.

Что я имею в сухом остатке?

  • потерю уже сейчас более 300 (3 млн) рублей;
  • обязанность в течение 10 дней заключить договор, иначе — штраф в 2100 (21 млн) рублей;
  • минус 130 (1,3 млн) рублей за аренду;
  • минус 46 (460 тыс.) рублей за оформление договора;

Итого — минус 476 (4,76 млн) рублей и, возможно, штраф в размере 2100 (21 млн) рублей.

Александр сохраняет спокойствие и уверен, что сам виноват в том, что не знал нюансов работы с нежилым фондом, не изучил тему, в которой является профаном.

— Беда в том, что я следовал букве закона. Можно было без аукциона взять помещение в аренду под склад, а на самом деле устроить там творческую мастерскую и спокойно сооружать детскую площадку.

Но я надеялся, что, обращаясь в государственную организацию, ежедневно занимающуюся такого рода процессами, я обращаюсь к профессионалам, которые, как говорится, не одну собаку на этом съели.

Договор я уже заключил, но временный, чтобы избежать штрафа в 2100 рублей. Теперь заплачу аренду за два месяца по той цене, которая указана. Затем напишу заявление на имя заместителя председателя Мингорисполкома с описанием сложившейся ситуации и просьбой о снижении арендной платы.

Но ведь это никому не выгодно: ни Мингорисполкому, ни ЖРЭО, ни отделу нежилого фонда. Они отчитаются, получат премии за выполнение плана по сокращению числа неиспользуемых помещений и деньги за тот период, пока я обиваю пороги различных инстанций…

Коммерческая недвижимость на «Барахолке» Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Лора Нагапетян. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ