392
15 сентября 2016 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Влад Борисевич

«Это не квартира, а камера пыток!» Семья, заплатившая за квадратный метр почти $1000, два года отказывается принимать жилье, построенное УКС

Перечислять недостатки дома №12 по улице Камайской Светлана Фаминская, не сверяясь с документами, может не одну минуту. Уже два года женщина, представляющая интересы семьи своего сына, ведет непримиримую борьбу с застройщиком и всеми организациями, причастными к возведению многоэтажки. Жалобы Светланы Владимировны можно было бы рассматривать как беспочвенные домыслы и черную неблагодарность по отношению к родному УКС, если бы не поддержка соседей, готовых подтвердить каждое слово минчанки, и не личное знакомство с квартирой, которую столичная семья иначе как камерой пыток не называет.

«Однушка» в новостройке — далеко не предел мечтаний современного горожанина, но для сына и невестки Светланы Фаминской это была единственная надежда начать самостоятельную жизнь. Несмотря на многолетний стаж супружества и совместную восьмилетнюю дочь, молодые люди живут по раздельности: Варвара — в общежитии, в котором, собственно, и выросла, а ее муж — с матерью. Сорок с небольшим личных квадратных метров казались «гостевой» семье счастьем, правда, ровно до того момента, пока они не попали в свою «однушку», расположенную на первом этаже.

Сейчас за право семьи жить в тихой и соответствующей всем санитарным, а также техническим нормам квартире без устали борется Светлана Владимировна. Объявив войну застройщику, женщина оказалась одним из самых востребованных адресатов в Минске: в ее почтовый ящик то и дело опускаются ответы из разных инстанций, в них уже даже можно купаться. Одни организации проблему видят, другие напрочь отрицают ее.

— Все закрутилось в 2011 году. Варваре предложили вступить в ЖСПК-894 и построить однокомнатную квартиру, — рассказывает женщина, стоя посреди своеобразного четырехугольника однотипных «каркасников». — Цена была немаленькой и все время менялась. Строились мы в переломный момент: доллар подорожал в несколько раз, и «квадрат» то и дело пересчитывали (начинали с 3 200 000 рублей). К концу стройки пришли к единой цифре — почти $1000 в эквиваленте. Но мы и этому были рады. Все-таки свое жилье, да к тому же с господдержкой — людям выделили кредит.

Дом попал в список долгостроев. Заселения ждали бесконечно — вплоть до 2014 года. Зато когда позвонили из УКС и пригласили на осмотр жилья, радости нашей не было предела. Не смущало даже то, что каждый месяц надо будет платить по 3 000 000 рублей старыми в счет погашения кредита. Все изменилось, когда мы побывали в квартире. Обнаружилось столько проблем, что становится просто страшно. Причем жалуемся не только мы. В четвертом подъезде точно так же мучается соседка Аня, построившая аналогичную квартиру.

По словам Светланы Фаминской, девятиэтажный «каркасник» — самое настоящее строительное убожество. За симпатичным внешним видом скрывается масса проблем, которые, по ее мнению, должны перейти в не меньшее количество уголовных дел. Женщина бойко подходит к одному из подъездов и начинает рассказывать о нелицеприятных особенностях дома:

— Строение некоторых стен здесь очень своеобразное — десятисантиметровый пористый пеноблок, потом пять сантиметров минваты и еще такой же пеноблок. Соседи делали ремонт, и я взяла образец этого «замечательного» строительного материала. Посмотрите, его же ногтем можно раскрошить! Но самое ужасное — это то, что выполненная из такого «пирога» перегородка отделяет жилую комнату (по сути, спальню) от первого — самого активного — этажа подъезда. Представляете, какая тут слышимость? Человек просто зайдет внутрь, чтобы пройти к себе домой, а в квартире уже все слышно: сигнал домофона, хлопанье двери, стук каблуков, разговоры. Да ведь даже по техпаспорту это не стена, а перегородка — какие звукоизоляционные свойства можно от нее ждать?!

Соседка Аня смирилась, приняла квартиру, но она плачет горькими слезами из-за невозможности отдохнуть дома в тишине. Ей даже пришлось перебраться на кухню. Поставила топчан и спит там, где должна принимать еду. Только так можно отдалить себя от шума.

Подъездная стена слева от Светланы одновременно является стеной единственной жилой комнаты

В подъезде, изъеденном трещинами, уже произошли кое-какие изменения: деревянную дверь, отделяющую своеобразный тамбур от подъезда, сняли — и не только из-за того, что каждое открывание-закрывание доставляло неудобства соседке с первого этажа. Не выдержав прикосновений дверной ручки, общая для квартиры и подъезда перегородка начала разрушаться.

К тому же здесь пытались весьма своеобразно бороться с поступающим в квартиру шумом: на пол постелили черное резиновое покрытие. Запах от него просто удушающий, зато стук шагов стал слышаться намного меньше. Правда, такой вариант не понравился МЧС — резину было предписано удалить. В наследство на керамической плитке остались уродливые разводы от клея, а покрытие все равно вернулось на свое место, чтобы подъездные звуки хоть немного гасились.

— Когда по подъезду идут люди, особенно на каблуках, складывается ощущение, будто тебе в стену вбивают гвозди. Но УКС решил бороться с этим своим способом: притянули непонятно какую резину, забыв, что это единственный выход из подъезда, да к тому же с таким узким проходом. Если вдруг резина загорится, то выбраться никто не сможет. Однако чиновники посчитали, что и так сойдет. Разве это не издевательство над людьми? Благо хоть почтовые ящики перевесили, потому что скрежет и ляпанье были слышны в квартире, будто и нет никаких перегородок, — показывает минчанка.

Лишенные тишины жильцы не раз обращались в санэпидемстанцию и другие организации с просьбой провести замеры. Несмотря на тщательную подготовку застройщика к визиту специалистов (установку новых доводчиков, проклеивание входных дверей уплотнительным резинками, настил покрытия на пол), замеры показывали превышение допустимых показателей. В третьем подъезде, где расположена квартира Варвары, пошли на еще один шаг: после удаления заглушающей звуки резины на пол постелили линолеум, надежно зафиксировав его плинтусами. Однако и этот беспрецедентный шаг не помог.

Застройщику пришлось действовать дальше и нарастить на перегородку новые слои звукоизоляции — минвату, гипсокартон, цементно-стружечные плиты.

— Но это же не панацея, а разовые и очень мелкие меры. Тот же доводчик завтра выкрутят и унесут, уплотнитель задубеет, а сделанная звукоизоляция — вообще фикция. Как объясняли мне акустики, эта «косметика» не поможет: подъездная дверь по-прежнему жестко приделана к тонкой стене квартиры, к тому же в нее вмонтирован домофон, который по закону должен быть максимально удален от спальни, а в нашем случае он находится практически в комнате, — говорит Светлана Фаминская.

Стену звукоизолировали как могли. Дополнительный слой впечатляет размерами, но не результативностью

— У меня такое ощущение, что новый дом уже разваливается, — показывает свою трехкомнатную квартиру Екатерина, также живущая на первом этаже. — По стенам идут трещины, балкон во время дождей течет, под обоями проявляется ржавчина, по окнам ползет плесень — каждый раз мы ее травим, все зачищаем, но она появляется снова и снова. И знаете, нам на полном серьезе говорят, что во всем виноваты рольшторы.

Повесить на стены что-либо невозможно: они сыплются и не удерживают даже карниз для штор. Крепить кронштейн для телевизора мы даже не рискуем. Муж объясняет, что, когда сверлишь, сначала все идет нормально, а потом будто проваливаешься в пустоту. Что бы ни сказали про этот дом, это будет правдой: строили его непонятно как и неизвестно из чего.

К тому же у нас под окнами закопан строительный мусор. Хотели с соседкой навести красоту и посадить цветы, так мужья, пока перекапывали землю, достали столько обломков бетона, баллонов от пены, что просто ужас. А слой дерна на самом деле сантиметра три-четыре. В целом дом сделали лишь бы сделать, а цена была немалой. Видимо, ответственные за стройку посчитали, что раз жилье с господдержкой, то можно вытворять что угодно и люди смолчат.

На последнем этаже многопроблемного дома явно видны следы затопления. Жильцы рассказывают, что по первоначальному проекту, который всем демонстрировали с гордостью, предусматривался добротный техэтаж, но потом он без объяснения причин куда-то исчез.

— В нашей квартире вентиляция не работает совершенно, даже с настежь открытыми окнами, — рассказывает о своих горестях жительница девятого этажа. — А зимой начинается вообще веселье: в ванную дует холодный воздух, на решетке образуется наледь сантиметров в пять. С потеплением все это тает и стекает по стеночке, а потом появляется грибок, причем из ванной он переходит в смежную жилую комнату. Так что приходится все время протравливать стены. В целом температура в ванной зимой — около 12 градусов, такое ощущение, что выходишь на балкон. Нам сейчас предлагают делать вентшахты за свой счет — ну не бред ли? Одна вентшахта стоит вроде бы 38 млн. Мы до этого мало заплатили? — возмущена женщина.

Квартира, которую построила невестка Светланы Владимировны, кажется абсолютно готовой к жизни: обои — на стенах и не отваливаются, сантехника — исправна и находится на своих местах. Женщина рассказывает, что такого вида довелось добиваться долго, так как родная отделка не выдерживала никакой критики. А вот поменять расположение жилья относительно земли невозможно: окна квартиры до того низкие, что любой проходящий по улице человек воспринимается незваным гостем.

Вместе с минчанкой проводим эксперимент: заходим в подъезд, не придерживая железную дверь, отряхиваем от импровизированного снега ноги, случайно ударяем деревянной дверью по квартирно-подъездной стене. И вишенка на торте — открываем кран на кухне и в совмещенном санузле. Единственная жилая (она же спальная) комната мгновенно наполняется разнообразными звуками. Некоторые из них отдаленно напоминают водопад.

— Звуки воды и канализации слышны не только при личном пользовании: если кто-то из соседей сверху смывает унитаз, соответствующий гул стоит у нас в комнате. Как тут жить молодой семье с ребенком? Кровати невозможно поставить ни к одной из стен: с одной стороны — все звуки подъезда, с другой — шахта с трубопроводом. Все дело в том, что водопроводные и канализационные трубы напрямую крепятся к стене жилой комнаты, толщина которой — полкирпича. Они якобы здесь что-то исправляли и меняли, но результат вы видите: из десяти штырей только один поменял свое место и не вонзается в стену, а приварен к трубе. Но даже это что даст? Трубы же установлены рядом с жилой комнатой, что категорически запрещено.

А санузел оцените. По закону, если он совмещенный, площадь должна быть как минимум 3,6 «квадрата», здесь же — 3,1. И все нормально, никто не виноват, никаких проблем! Это мы, жильцы, дураки. Квартиру непригодной для проживания никто не считает, да и как райисполком очернит то, что построил его УКС.

Здесь слышен каждый шаг и шорох. Это камера пыток, а не квартира. Теперь представьте, как будут разноситься звуки ночью. Люди же и во вторую смену работают, и из командировок возвращаются поздно, не запретишь же всем ходить!.. — переживает женщина.

Немало вопросов у людей и к электроплитам, которые установили в квартирах. Поскольку дом строился с господдержкой, дольщики были уверены, что у них будут стоять добротные белорусские электроплиты. Однако у себя на кухнях люди обнаружили чудо российского производства — плита без крышки и дна, а также с пластмассовой нижней дверцей, которая отваливается при первом же прикосновении, вызвала у жильцов много вопросов. Но им ответили, что все в порядке: кто выиграл тендер, тот и поставляет продукцию. Любопытен и следующий факт: судя по ответам из инстанций, стоимость плит была включена в стоимость квартир, но жильцы в один голос твердят, что в 2014 году их просили заплатить за плиты отдельно (около 2 100 000 рублей), правда, обозначив платеж как паевый взнос. Купились на это предложение немногие, но плиты все равно появились во всех квартирах.

— Наверное, уже ни у кого не осталось этих плит: конфорки отказали через два месяца эксплуатации, там все сделано на соплях. В одной квартире даже мини-пожар произошел, — говорит Светлана Фаминская (и ее скептические слова подтвердили все встреченные нами жильцы). — Почему не поддержали отечественного производителя, не поставили хорошие «гефестовские» плиты и кому это было выгодно — вопрос.

Своеобразно смонтирована в доме и ливневая канализация. Вопреки нормам и требованиям, на многих участках она идет горизонтально, огибая квартиры жильцов. Люди рассказывают, что на первоначальном этапе ливневка и вовсе находилась в коридорах квартир, а уже потом ее перенесли и изогнули. Проблемы есть и с водопроводными трубами: по данным жильцов, прорывало их уже как минимум семь раз.

— Из-за этой ливневки у меня был затоплен весь коридор в квартире, — рассказывает Диана, живущая на последнем этаже и пережившая «водопады» в разных частях своей «трешки». — Вентиляция вообще не работает. Зимой ледяной воздух дует в ванную — там замерзнуть можно. Как купать двоих детей, если даже муж после душа в таком помещении слег с температурой сорок? Комиссии, которая уверяла, что здесь все в порядке, я предлагала взять полотенце и искупаться у нас, но почему-то все отказались. Сейчас закрываю вентиляционное отверстие тряпкой: из него не просто дует, а еще и несет мелкий мусор.

— Есть проблема и с председателем дома: она проработала целый год, особо, на наш взгляд, ничего не делая, а когда люди стали возмущаться, просто исчезла. Мы писали жалобы в администрацию района, подали заявление в милицию, но уже более полугода разыскать ее никто не может. Дом погряз в долгах, ничего не платится, счета арестованы, а все документы, счета, печати и флешки остались у неуловимой Ольги Зенькович. И никто не может нам помочь, — удивляется Диана.

Дом, в котором, судя по замечаниям жильцов, недостатков больше, чем достоинств, проектировала частная компания. Тендер, проводимый в 2009 году УКС, выиграло ООО «Базовый элемент», так как обещало самый короткий срок исполнения работ, исключительное качество и оперативность в принятии решений. Читая подобные формулировки, новоселы просто смеются. Их скепсис легко понять и по следующей причине: через несколько лет натворившая дел организация была привлечена к административной ответственности и не получила аттестат соответствия (все из-за принятия недостаточно квалифицированных решений). Правда, минчанам от этого не легче: проектанты ушли, а проблемы остались. Непонятно еще, как позволили реализовать подобный проект вышестоящие проверяющие организации, коих в Беларуси великое множество.

— Мы хотим, чтобы все чиновники, допустившие такое безобразие, признали свою вину и были наказаны. Неужели в строительстве можно творить что угодно и все будет шито-крыто? В квартире, построенной за солидные деньги, невозможно жить из-за постоянно доносящегося со всех сторон шума, но этого не хочет видеть ни один чиновник из госорганов — от СЭС до милиции, — сокрушается Светлана Владимировна, мечтающая что сыну с невесткой выделят другую однокомнатную квартиру взамен этой.

В УКС Центрального района, представляющем в непростом споре вторую сторону, сказали как отрезали: никакой информации по этому вопросу предоставлять не будем. Однако через некоторое время с нами согласился побеседовать главный инженер, который сперва сообщил, что Onliner.by пишет гадости, а потом предложил нашей команде приехать в квартиру к Фаминской и самим все посмотреть, а также послушать. Узнав, что мы уже сделали это и прослушали все категории шумов, один из главных людей в УКС сказал: «Мне добавить нечего», — то ли подтверждая наличие проблемы, то ли опровергая…

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Влад Борисевич
ОБСУЖДЕНИЕ