08 сентября 2016 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Алексей Матюшков, Валентин Сокол

Частица Италии в Минске. Изучаем удачный пример современной архитектуры

Белый фасад, панорамные окна, терраса с зонтиком на втором этаже — этот дом органично смотрелся бы где-нибудь в окрестностях Монако или Неаполя. Но по какому-то стечению обстоятельств образец современной средиземноморской архитектуры неожиданно появился в Минске, обосновавшись среди теплиц, сараев, ветхих деревянных хат и эклектичных коттеджей, построенных в девяностые. Архитектор нового дома провел для Onliner.by экскурсию. От обсуждения планировки и вида из окон наш разговор плавно перетек к вопросам более глобальным: почему в XXI веке белорусы продолжают строить дома-крепости и «как у соседа», почему не готовы принимать нешаблонные решения?

Дом находится в районе Севастопольского парка и был построен несколько лет назад по проекту архитектора Валентина Сокола (на протяжении стройки автору проекта помогал его ученик Алексей Каюков). Сейчас внутри завершаются отделочные работы, во дворе достраиваются забор и навес для автомобиля. В скором времени здесь будет жить семья из четырех человек.

Мы выходим на улицу и рассматриваем освещенный полуденным солнцем каскадный фасад и игру теней на нем.

— Часто слышу «как в Майами» или «как в Италии». Я не сторонник таких сравнений и географических привязок. Похожие дома есть и в Скандинавии. Это нормальная современная архитектура, — рассуждает Валентин Сокол. — Мы же не говорим человеку в джинсах, что он одет «как в Америке». Архитектура интернационализировалась точно так же, как джинсы, бургеры и различные гаджеты.

Частные дома белорусов обычно напоминают крепости: с высоким и массивным забором, железными дверями, иногда с решетками на окнах. Такой стиль был задан еще в начале и середине девяностых, когда на улицах действительно было небезопасно. Коттедж у Севастопольского парка разрывает эти шаблоны. Мы видим полупрозрачный «дышащий» забор из деревянных стоек, сквозь которые просматривается участок.

— Городя высокий забор, люди, как правило, руководствуются соображениями безопасности. Но ворам такой забор только на руку. Перепрыгнул — и никто с улицы тебя не видит: ни прохожие, ни соседи, — говорит архитектор. — Да и комфортно ли жить за высокой и глухой стеной, чувствуя себя словно в вольере?

Избежать «эффекта аквариума» поможет озеленение придомовой территории. Со стороны улицы вдоль забора высажены кусты мискантуса, со стороны двора подрастают туи и цветники. Вид с улицы гармонирует с внутренним объемом здания, благоустройство является продолжением архитектуры, а не отдельным элементом проекта.

Белые колонны забора повторяют ритм здания, а деревца на их верхушках перекликаются с туями на террасе и в целом оживляют белый фасад. Это миниатюрные итальянские сосны, растущие в своей естественной среде на скалистых склонах.

— Как пришла идея с деревцами? Ехал по проспекту возле ГУМа и заметил, как колышутся маленькие березки на карнизах, проросшие из занесенных ветром семян. Подумал: вот как здорово! Почему бы не посадить на колонны забора аккуратные деревца вместо этих повсеместных кованых шишек и львов?

Еще один стереотип — что входная дверь обязательно должна быть массивной, металлической. Грозный внешний вид, однако, не делает двери неприступными. При наличии специнструмента любой замок можно открыть за несколько минут. Впрочем, выбор двери диктуется еще и внешним видом здания. В данном случае уместнее всего было использовать стеклянную входную группу, поддерживающую ритм оконных проемов.

Конструктивно это монолитный каркас, стены выложены блоками из ячеистого бетона, утеплитель — 10 сантиметров и декоративная штукатурка. На первом этаже дома расположены тамбур, прихожая, два санузла, две жилые комнаты и большая гостиная, совмещенная с кухней. На втором этаже — еще две комнаты, рабочий кабинет с библиотекой, санузел и просторная терраса.

Общая площадь дома — 340 квадратных метров. Такие объемы сейчас заказывают редко.

— В Германии, например, оптимальным для семьи из четырех человек считается коттедж площадью 150—180 квадратных метров. Немцы могут построить и больше, но зачем? Во-первых, нет желания ни перед кем выпендриться. Во-вторых, слишком большой дом — это неудобства в виде обременительной уборки, беготни по лестницам, да и затраты на «коммуналку» повышенные. Попробуй отопить 300—400 «квадратов». А немцы по натуре экономные, — рассказывает Валентин. — Как-то гостил у одного знакомого немца. Утром пошел принять душ. Не прошло и трех минут, как он уже стучит в дверь: «Валентин, ты что, мыться сюда приехал? Выключай воду скорее». Принять ванну в Германии — по цене как пообедать в гаштете.

Нужен ли в коттедже подвал — вопрос дискуссионный. Архитектор приводит свои доводы против:

— Подвал обычно строят в качестве гаража, но въезд/выезд под наклоном неудобен, тем более зимой, в сезон гололеда. Гараж нужно отапливать, а это дополнительные расходы. Иначе заведется сырость. Нужно место для хранения садового инвентаря? Так не лучше ли построить на участке небольшой садовый домик и использовать его в том числе как мастерскую? Сейчас в Европе в современных домах подвалов вы почти не увидите. К счастью, стали отказываться от них и у нас.

Где же в таком случае хранить машину? Лучше оборудовать рядом с домом продуваемый навес. Отдельный гараж для нашего климата не подходит: тающий снег создает в закрытом помещении повышенную сырость, способствуя скорейшему образованию ржавчины.

Совмещенная с кухней гостиная — самое светлое помещение во всем доме. Утром солнце заглядывает сюда через большое восточное окно, вечером комната наполняется мягким закатным светом. А в течение дня лучи проникают сквозь стеклянные фрагменты крыши. Ночью же при безоблачном небе сквозь крышу можно увидеть звезды и попить чай на кухне при лунном свете.

— Это живое помещение. Любые перемены в погоде меняют и атмосферу внутри, — продолжает экскурсию архитектор. — Скажете, много окон, а потому будет холодно? Еще один миф. Стекла здесь со специальным энергоэффективным покрытием, которое удерживает инфракрасное излучение внутри дома. Да и стены сами по себе теплые. Прошлой зимой для поддержания комфортной температуры газовый котел использовался всего на 10% от своей мощности.

В прихожей и прямо над лестницей также есть окна в небо. Помимо создания воздушного эффекта, фрагменты стеклянной крыши дают и некоторую экономию электроэнергии, затрачиваемой на освещение дома.

В большинстве жилых комнат есть гардеробные. На втором этаже рядом с одной из спален предусмотрен кабинет с нишей от стены до стены, где будет размещаться домашняя библиотека.

Отделка пока выполнена только в санузлах. Интересное решение в одном из них — ванна установлена прямо возле окна с видом на террасу.

— Ванна у окна — это излюбленный прием американцев. Представьте себе: за окном метель, стужа, а тут романтика, пена, свечи…

Терраса — одно из будущих мест отдыха всей семьи. На полу здесь лиственница. Благодаря своей смолистости эта северная древесная порода чрезвычайно устойчива к влажности и не подвержена гниению.

На случай дождя терраса оборудована прозрачными навесами. С наступлением вечера кронштейны подсвечиваются светодиодной лентой. Освещение включается и гаснет автоматически, а бесплатная энергия поступает от двух солнечных батарей, смонтированных на крыше. Со временем владелец дома при желании сможет установить на крыше около 100 панелей, полностью обеспечить дом электроэнергией и продавать излишки государству.

Отапливаться коттедж будет за счет газового котла. В большинстве помещений сделаны теплые полы, и только в двух спальнях с деревянными полами установят радиаторы.

— Я не сторонник каминов, когда в доме есть газ. Если ты сэр Генри и у тебя дворецкий Бэрримор, эта штука будет работать. В реальной же жизни интерес к камину через год-другой пропадает, он используется редко и служит просто частью интерьера, — говорит архитектор. — Точно так же обстоят дела и с бассейнами в подвале. Побаловались жильцы пару лет — и забросили.

Внутренний дворик — это уже приватная территория. Довольно высокий и глухой забор здесь продиктован близостью соседних зданий и желанием создать уединенное пространство для отдыха.

Озеленение территории дополнено небольшим прудом с кувшинками. Хозяева еще не переехали, а пруд уже живет своей жизнью.

Что мешает белорусам оттолкнуться от архитектурных шаблонов и строить современные дома? Начать можно хотя бы с малого — отказаться от глухого забора, заменив его живой изгородью. Или сделать в гостиной окно до пола.

— Новации, как правило, приходят из-за границы. Как было раньше? Поехал пан в Германию или Голландию. Увидел там жатку, веялку — привез с собой, а вместе с ней и какой-нибудь новый сорт помидоров. Так же и в архитектуре. Понять, что дом может быть другим, можно, лишь увидев альтернативу, — рассуждает Валентин Сокол. — Белорусы стали чаще бывать за границей — в Польше, Прибалтике, Скандинавии. И у нас начала появляться новая архитектура. Люди уже не городят замки в три-четыре этажа (как я их называю, склады кирпича), но некий консерватизм в мышлении и нерешительность все еще остались. Мол, как было — так пускай и будет. Как у соседа — так и у меня. Кто-то пребывает в плену мифов и стереотипов, кто-то просто не хочет привлекать к себе повышенное внимание.

Я много поездил по миру, оценивая города профессиональным взглядом, и могу утверждать: в плане современной архитектуры в Минске смотреть нечего, за исключением нескольких офисных зданий и двух-трех частных домов. Ситуация для столицы печальная. Проблема не только в архитекторах. В Минске есть специалисты, способные проектировать на высоком уровне. Но зачастую свои условия и представления диктует тот, кто платит. Дом возле Севастопольского парка — тот редкий случай, когда заказчик полностью отстранился от участия в проектировании, доверившись вкусу архитектора.

От редакции: Onliner.by готов рассказать читателям о других достойных образцах современной архитектуры в Беларуси. Заинтересованным в сотрудничестве архитектурным студиям и собственникам просьба писать на ok@onliner.by.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Алексей Матюшков, Валентин Сокол
Без комментариев