Замуровали: дорогу к экс-коттеджу Сечко и других семей, ставших на пути «Олимпик Парка», забаррикадировали бетонными блоками

 
313
22 августа 2016 в 18:10
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий

Необъяснимое явление нарушило и без того неспокойную, полную сумбура и переживаний жизнь обитателей улицы Ржавецкой в Лебяжьем. Супруги Сечко, которых судебные исполнители еще не выселили из коттеджа, а вместе с ними еще две семьи оказались отрезанными от города. На единственной дороге, ведущей к жилым домам, сегодня утром из ниоткуда материализовались бетонные блоки весом до полутонны. Движение оказалось перекрыто и на въезд, и на выезд. К «инсталляции» не прилагалось ни записок, ни пояснений.

— Еще сегодня утром все было в порядке, — рассказывает Александр, который, улучив в понедельник свободную минутку, решил проведать друзей. — На грузовой машине сюда заехал, а выехать уже не могу. Стою тут полтора часа — теряю время, хотя мне на работу надо. И ведь никто не видел, как это происходило… Сделали все быстро, шито-крыто и уехали.

— Я вам скажу, когда блоки здесь появились, — присоединяется к оживленному, полному праведного гнева разговору минчанин Алексей. — В 10:52 их начали устанавливать. Я был на работе — и вдруг звонок: товарищ проезжал мимо и увидел, как нашу дорогу стали баррикадировать. Сразу набрал мне. Поинтересовался: вас что, уже выселили? Нет, говорю, еще живем.

Я вам больше скажу: мы все в доме №77 прописаны — и я, и супруга, и четверо наших детей. С «Тапасом» имущественные отношения вообще не выяснены — никаких разговоров не было. Компенсация не определена. На сегодня мы законные и полноправные владельцы квартиры №1, но попасть к себе домой не можем.

Да что мы — если скорую понадобится вызвать, как медики смогут проехать? А гореть что-то начнет? Как быть?!

— Да и мы акт о сдаче дома не подписали, — присоединяется жилец квартиры №2 этого же дома. — Квартиру нам уже выделили (то, что в ней нет ни воды, ни электричества, ни интернета — другой вопрос), но большая часть вещей еще в доме. Я как раз собирался вывезти часть — на машине палеты. А с этими блоками как быть? На вертолете все переправлять?!

— Мы звонили юристу «Тапаса», который курирует наше дело, но он вообще не снимает трубку, — уточняет Наталья, которая уже два часа «сторожит» блоки, не имея возможности выехать в город.

— Конечно, сразу, как это увидели, обратились в милицию, — включается в беседу сын супругов Сечко Василий. — Первый звонок был в 11:29. Уже прошло полтора часа — никакой реакции. Потом дважды звонила сестра — опять же безрезультатно.

Обратились мы и в Мингорисполком, но там сказали — пусть районный исполнительный комитет разбирается. Позвонили в администрацию Центрального района, а там нашего возмущения вообще не поняли: «Так на Ржавецкой же только Сечко живут…» Мало того что про еще две семьи с несовершеннолетними детьми вообще забыли, так еще и фактически официально заявили, что с Сечко считаться не нужно — их можно баррикадировать.

При нас дочь супругов Сечко Инна еще раз звонит в милицию. Ее вежливо выслушивают, в который раз расспрашивают про нюансы и обещают повторно передать информацию в дежурную часть Центрального РУВД Минска. На том конце провода заверяют — ни одна (уже из четырех) заявка не потерялась: «Дежурный отправляет к вам наряд, можете записать номер телефона и перезвонить, чтобы узнать подробную информацию, как скоро к вам подъедут». По заявленному номеру 288-78-84 взволнованным жильцам ответил бездушный автоответчик: «Здравствуйте, в настоящее время мы не можем вам ответить. Сейчас вы можете отправить факс».

Правда, надо отдать должное, буквально через пять минут правоохранители перезвонили Инне сами — в который раз она поведала грустную историю о том, как жильцов двух домов и трех квартир отрезали от мира бетонными блоками.

— Кому-то надо на работу, кому-то заехать домой. Но разве «Тапасу» до этого есть дело? — огорчена всем происходящим Наталья. Девушка уверена, что «баррикада» — дело рук застройщика, хотя официальных уведомлений о том, что дорога будет перекрыта, она не получала. Но, как говорится, «кивать» больше не на кого.

— Заблокировали нас, как когда-то Ленинград, — переживает только приехавшая с дачи Нина Васильевна.

Пока у перегороженной улицы собирается все больше и больше машин жильцов, на соседней «тапасовской» стройке не утихает созерцательная работа. Строители с высоты безмятежно наблюдают за всем происходящим.

Раздраженные и уставшие от жары люди вновь и вновь звонят в милицию — их заявкам присваивают номера, пока на этом все. «В течение двух часов пытаемся вызвать милицию, когда-нибудь к нам приедет кто-нибудь?» — предпринимает еще одну попытку Инна, которой приходится опять рассказывать про блоки на проезжей части, которые перекрыли дорогу.

И вот около 13 часов к «плотине» подъехала машина ГАИ. Сотрудник правоохранительных органов стал расспрашивать людей про то, единственный ли это заезд и во сколько появились блоки. Идею растянуть их эвакуатором (и ради шутки завезти на штрафплощадку) сотрудник Госавтоинспекции сразу же отмел. Как и не захотел составить протокол: «На кого мне составлять протокол? Какой протокол? Мы по вашему сообщению на линию „102“ будем проводить проверку». В итоге жильцы буквально настояли на том, чтобы хоть какая-то информация была зафиксирована письменно.

Явное нежелание документировать ситуацию заставило Инну снова обратиться на номер 102, чтобы ответ правоохранителя и алгоритм действий в подобной ситуации прокомментировали. Там ей дали два номера — телефон доверия и 288-02-02. Первый ответил строгим мужским голосом автоответчика, второй — знакомой всем фразой «Абонент, которому вы звоните, временно недоступен». «Поговорили», — иронизирует Инна.

— А ведь в Административном кодексе есть статья «Умышленное блокирование транспортных коммуникаций путем создания препятствий, установки постов или иным способом», но увидят ли это в нашем случае — вопрос. Сейчас никто не может сказать, кто это сделал и зачем. Нам удалось дозвониться юристу «Тапаса», но он отвечает, что не в курсе происходящего. Так пусть смотрят камеры, которых здесь предостаточно. Хотя, как мне кажется, и без того все понятно — посмотрите на следы на дороге и сравните их с протектором трактора со стройки «Олимпик Парка». Да и следы эти идут только от стройплощадки до того места, где стоят блоки, — все очевидно, — разгадала все загадки Инна.

Изолированными от города и своих домов жильцы улицы Ржавецкой оставались почти до 14 часов. Затем трактор растащил блоки, а на «поле боя» приехал заместитель директора компании «Тапас».

— Появление этих блоков имеет отношение к компании «Тапас»?

— Да, это было сделано для того, чтобы предотвратить хищение и мародерство нашей собственности — на стройплощадке и в доме, который по решению суда принадлежит компании.

— А что насчет дома №77, где прописаны и живут люди?

— Относительно дома №77 — мы бы пропустили их по первому требованию.

— Но люди стояли три часа…

— И я тут столько времени потерял, — дополняет разговор Александр. — Мне на работу надо было.

— Ну сейчас вы можете проехать?

— Уже поздно…

— Кому вы звонили?

— Юристу вашей компании — он не поднимал вообще, — отвечает Наталья.

— Ситуация может повториться, блоки могут вернуться на свое место?

— Они могут вернуться на свое место, когда мы будем реализовывать свои имущественные права.

— А как быть жильцам 77-го дома?

— Мы не будем препятствовать их проезду.

— Каким образом, если блоки опять перегородят дорогу?

— Это наши проблемы. Мы будем это решать.

— Почему сразу не удалось это решить — люди уперлись в бетонный мини-забор?

— Они просто не обращались, надо было позвонить производителю работ. Я оставлю номер его телефона.

Отбойные молотки в каталоге Onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ