Дом ужасов: минчанка пытается навести порядок в уручской многоэтажке

 
606
12 августа 2016 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий

Если вы отчего-то задались целью найти худший дом в Минске, мы можем подсказать вам нужный адрес — ехать не придется ни в Шабаны, ни в Серебрянку, ни даже в одиозную Каменную Горку. Все «ужасы нашего городка» сконцентрированы в одноподъездной многоэтажке, расположенной по адресу Шугаева, 7. Приличный с виду дом, который так красиво подсвечивается в темное время, имеет самое неприглядное нутро: разрисованные стены, выбитые двери, покалеченные стеклоблоки и пьяные компании по вечерам. Несоответствие фасада, который напоказ, и изнанки, видной только жильцам, неподготовленного человека способно повергнуть в шок. Занимательную экскурсию по мерзкому подъезду провела для нас минчанка Алина. Девушка собирается спасти дом от окончательного упадка и уже вышла на тропу войны с коммунальщиками.

Способная возглавить любой антирейтинг многоэтажка насчитывает без малого 150 квартир — 150 семей, судеб и проблем. Впрочем, из всего жилого состава открыто возмущаются происходящему считаные единицы, а бороться с бездействием причастных служб и вовсе взялась только Алина.

Хрупкая и изящная девушка в брутально-«лофтовых» интерьерах смотрится чужеродно. Иные надписи и рисунки на стенах сопоставимы с ее ростом.

— На все мои жалобы, просьбы и мольбы приходят только отписки: чиновники разных рангов заверяют, что в доме все хорошо. Но разве «хорошо» выглядит именно так? Вечерами сюда стягивается сброд, площадка первого этажа уже давно превратилась в общественный туалет, проводка находится просто в ужасном состоянии. И ведь это еще не все… — интригует Алина и зовет прогуляться по подъезду.

— Год назад, когда я приобретала здесь квартиру, состояние подъезда было примерно такое же, — вспоминает девушка. — Но продавцы клятвенно обещали: скоро начнется капитальный ремонт. Мол, жильцы жалуются, и их все-таки решили уважить. Я не поленилась и позвонила в обслуживающую организацию, и там тоже заверили: уже скоро все будет просто замечательно. Такой вариант развития событий меня устроил, я купила квартиру и стала ждать, когда же этот пресловутый капремонт придет в дом. Ждала долго, но ничего не происходило.

То ли ежедневные проклятия жильцов, то ли еще какая неведомая сила все-таки заставила строителей навестить проблемный дом. Правда, визит был недолгим: рабочие покрасили одну из дверей в нежно-фиолетовый цвет, заменили несколько батарей и на общей лестнице попытались утеплить и заштукатурить пару стен. В масштабах 19-этажки — пыль, а не работа.

И без того мрачная подъездная картина, которую не смогла исправить проведенная «мини-косметика», дополнялась проблемами с лифтами: они то не работали, то работали как хотели.

— Какое-то время лифт не останавливался на втором этаже (плата за него исправно включалась в жировку) — сразу ехал на третий. Поэтому ходить приходилось по лестнице. Летом меня это вообще не беспокоило, но зимой лестницу начало заметать, и передвигаться по ней стало просто опасно: из-за скользкого пола люди падали навзничь. К тому же у меня работа связана с разъездами, и возвращаться из командировки с чемоданами, карабкаться по грязной лестнице, а потом балансировать на скользком полу не очень приятно. Я начала воевать с «Беллифтом» — агрегат в итоге починили, после зимы он стал учитывать второй этаж. А еще в качестве бонуса покрасили лифтовые двери, хоть и исключительно на площадке первого этажа, — рассказывает о первой победе Алина. — Правда, кабины до сих пор трясутся и скрипят так, будто едут прямиком в ад. Но на эти замечания лифтовики отвечают однозначно: техника исправна.

«Нехороший дом» имеет еще одну особенность. На всех этажах останавливаются три установленных в многоэтажке лифта, и только на втором — два: место, где должны располагаться двери грузового подъемника, заложено кирпичами, заштукатурено и окрашено — как будто его никогда и не было.

Жалоба на исписанные баллончиками и маркерами стены привела к неожиданному эффекту: на лифтовой площадке второго этажа (не выше и не ниже) появились рабочие и ободрали слой краски, за который держались надписи. Вышло «артхаусно» — зато никаких тебе букв.

Площадку каждого из 19 этажей можно разглядывать и изучать детально: разномастные теги, неожиданные цвета и даже надписи-предупреждения — «Не ложите мусор, здесь уже был пожар». Закон суров, но это закон — люди вроде как понимают и мусор не «ложат».

— Этот пожар я не застала, произошел он еще до моего заселения. Но следы видны до сих пор. Правда, боюсь, что, если в доме случится настоящий пожар, мы все сгорим очень быстро и дружно и никто не сможет помочь. Посмотрите на состояние пожарных кранов: на площадке 12 квартир — как бороться с пламенем, если специальных рукавов нет ни на одном этаже?!

А чтобы возник пожар, и стараться никому не придется: вот так выглядит наша проводка. Это одно название! Электрик из «аварийки» сказал, что это просто кошмар и что надо все переделывать. Почему этого не видит электрик ЖЭУ — загадка.

Дом был построен в 1993 году. Казалось бы, сколько тут прошло, но его состояние аховое. Многоэтажку «ухандохали» за 20 лет, то есть ЖЭС здесь не делал ни-че-го. Одни батареи чего стоят — где еще такие «образцы» найдешь?.. Кстати, местные алкоголики очень любят оставлять на них бутылки из-под водки: видимо, очень удобно, — показывает очередной «шедевр» Алина.

«А здесь у нас пьют», — выдает давно уже не тайное место Алина

Высотки, да еще и с открытой крышей, всегда притягивали молодежь. И дом на Шугаева, 7, не исключение. Многоэтажка стала заложницей своего положения, шикарных видов, открывающихся с верхних этажей, и банального разгильдяйства. Ход на крышу был основательно перекрыт только недавно. До этого по подъезду слонялись все желающие и оставляли после себя надписи всех размеров и цветов. «Обжитое» место не покидают и сейчас: провести время можно и на общем балконе, и на теплых в любое время года лестницах.

— По-моему, код от входной железной двери знают все жители этого района, не удивлюсь, если еще и соседнего. Здесь проходной двор. А те, которые не знают, не стесняются звонить в домофон — могут, например, в четыре часа утра набрать и, невнятно бормоча, попросить открыть дверь.

Коротает время здесь кто угодно, но по большей части малолетки. Когда поздно ночью возвращаешься с поезда и на тебя из подъезда вываливаются пьяные 16-летние парни, становится страшно.

Уютная обстановка, не стыдно и даму пригласить

Я почти год пишу, звоню, бьюсь за возможность жить в нормальных условиях, но меня не слышат. Сделают для отвода глаз какой-то минимум и считают, что этого достаточно. Уверена, если бы у кого-то из чиновников в подъезде вдруг нарисовалась хотя бы сотая часть всего этого, сразу же бы все устранили. А у нас только показуху устраивают — белый фасад и черный подъезд. Вот недавно табличку на входную дверь повесили, что в доме живет ветеран Великой Отечественной войны. Якобы они этим гордятся. А им самим не стыдно, что ветеран на такой бедлам смотрит? Убеждена, что это не место «проклятое», а коммунальщики ничего не хотят делать. Но ведь если сейчас ничего не предпринять, дом через некоторое время просто развалится.

До людей здесь вообще никому дела нет. Возле дома даже нормальные дорожки отсутствуют — приходится самим протаптывать себе тропинки к пешеходным переходам и остановкам, — делится наблюдениями Алина.

В ЖЭУ №6 Первомайского района, которое и занимается обслуживанием дома, вопросам о состоянии и будущем многоэтажки как будто даже удивились:

— Сейчас ремонт подъездов делается только за счет средств жильцов. Жильцам этого дома работы пока не предлагались, потому что ремонт происходит согласно плану. План у нас составляется в конце каждого года на следующий. В этом году однозначно делать его не будем: были подъезды еще ужаснее, которые и поставлены в план. Информацию насчет того, что в доме будут делать капремонт, вышестоящая организация нам не сообщала.

Роботы-пылесосы в каталоге Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ