Жильцы многоэтажки в шоке от качества строительства: шатающиеся стены, сквозные щели и ветер, дующий из кирпичей

 
618
18 декабря 2015 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Влад Борисевич

«Как видите, самый популярный материал в нашем доме — монтажная пена», — шутят жильцы симпатичной 20-этажки на Сморговском тракте. Опрятный и основательный дом при ближайшем рассмотрении оказывается не таким уж безукоризненным. Оттого радость новоселов, получивших ключи, была недолгой. По их словам, достаточно снять гипсокартон, прикрепленный к стенам, и многочисленные огрехи строителей будут как на ладони. Разочарованные, люди ходят друг к другу в гости в пока еще не отремонтированные квартиры, сравнивая масштабы бедствия и делясь обнаруженными проблемами. И, конечно, отпуская нелестные комментарии в адрес каменщиков, ваявших сие творение.

Новостройка под номером 3 на Сморговском тракте, по счастью, никогда не была занесена в «почетные» списки долгостроев: дом возводили согласно обозначенным во всех документах срокам. Сейчас жильцы рассказывают, что, глядя на то, как активно в свое время прибавлялись этажи, а стройка не замирала ни на секунду, они не могли нарадоваться: многие, чтобы стать дольщиками, продали свои квартиры, жили на съемных, поэтому ждали сдачи дома с нетерпением.

В июне 2015 года люди получили ключи, осмотрели свои замечательные квартиры в «подарочной» упаковке (все стены были обшиты ровным и гладким гипсокартоном), подписали акты приемки и приготовились к ремонту. Те, которые не спешили с переездом, решили демонтировать строительную отделку и подготовить стены более основательно. А удалив листы, оказались совсем не рады увиденному.

— Договоры с дольщиками начали заключать ориентировочно в марте 2014 года, но в строительство люди, понятное дело, вступали в разное время, — рассказывает Максим (имена всех героев изменены). — Лично меня привлекло то, что дом строился в родном районе, где я прожил всю жизнь. Проехался по другим объектам застройщика (компании «Айрон»), узнал, что все сдавали вовремя, не затягивая, да и визуально выглядели многоэтажки симпатично. Выбрал подходящую планировку и включился в строительство.

В отличие от некоторых других дольщиков, Максим внимательно прочитал договор и, задав конкретные вопросы, узнал о будущем своей квартиры все: высоту потолков, информацию об отсутствии полотенцесушителей, разводки труб водоснабжения и канализации (за исключением унитаза), конструкцию окон.

— На сайте застройщика не было информации о том, что высота потолков составляет всего 2,5 метра, и некоторые дольщики наивно полагали: раз дом монолитный, значит, потолки будут 2,7 метра. А увидев реальную картину, расстроились. Так же и с открыванием окон: распахивается только одна створка, а вот как мыть вторую на высоких этажах — непонятно, особенно учитывая тот факт, что окна широкие — так просто до противоположного края не дотянешься. Но на все эти вопросы представители «Айрона» правдиво и охотно отвечали — если, конечно, интересоваться и спрашивать, — уточняет молодой человек.

По словам дольщиков, «квадрат» в доме обошелся им недешево: в зависимости от времени вступления в строительство цена варьировалась от $1400 за метр в эквиваленте в однокомнатных квартирах при стопроцентной оплате ($1250 для «двушек» и «трешек») и до $1650 для «однушки» в месяцы строительного «расцвета». Солидная цена и конечный результат также вызвали диссонанс в мироустройстве отдельных собственников: оплачивая квартиры по максимальной цене, они полагали, что станут обладателями жилья в элитном доме, и были крайне обескуражены тем, что это оказалось не так. Но подобные фантазии, по правде говоря, остаются исключительно на совести их авторов: застройщик ничего подобного не обещал и не играл ласкающими слух белоруса словами «элитный», «премиум», «VIP».

— По большому счету, гипсокартон держался на стенах на честном слове, и демонтировать его не составило никаких проблем — отходил целыми пластами, не крошась и не задерживаясь на поверхностях, к которым крепился, — вспоминает момент локального домашнего разрушения еще один новосел Олег. — Вот эти «плюшки» на стенах и есть места стыковки, надо сказать, совсем ненадежной. Слышал, что у других людей с удалением гипсокартона было сложнее, но у меня во всей трехкомнатной квартире нашлось только одно место, где он держался крепко, — над дверным проемом.

В апартаментах Олега и еще нескольких жильцов 20-этажки есть своеобразная «изюминка» — шатающиеся межкомнатные стены. Достаточно небольшого усилия — и перегородка высотой 2,5 метра начинает «гулять» из стороны в сторону. Думается, приложись к ней плечом крепкий мужчина, вся хлипкая конструкция разрушится.

— Буду обращаться к застройщику: пусть исправляют, заново перекладывают стену. Правда, слышал, что кого-то с подобной претензией пытались отвадить: мол, вы сами повредили перегородку, когда снимали гипсокартон. Посмотрим, что скажут мне, — не знает, чего ожидать, Олег.

В других, более «сейсмоустойчивых» стенах есть отдельные ячейки, так же смело и беззаботно гуляющие в разные стороны. Несильный удар кулаком — и газосиликатный блок начинает выпирать с противоположной стороны. Люди предполагают, что специальный клей строители жалели, будто стараясь перевыполнить план по экономии стройматериалов.

В некоторых местах клей и вовсе заменили на монтажную пену. Вообще, заметно, что этот материал полюбился каменщикам, работавшим в 20-этажке, не на шутку. Им даже маскируют солидные дыры (не везде блоки удалось подвести вплотную к железобетонным конструкциям). Стоит «отгрызть» кусок податливой пены, и при должной сноровке можно через пустоту просунуть руку в квартиру к соседу. Благо тот уже успел все заштукатурить. Такие же «чудеса» встречаются и в других квартирах, правда, расстояние может варьироваться.

— Из этой стены раньше очень сильно дуло. Когда мы вместе с соседом каждый со своей стороны сняли гипсокартон, пламя свечи ходуном ходило. Теперь он заштукатурил все поверхности, и продувание стало не так очевидно, — говорит Олег. — Понимаете, мы все хотим сделать свои квартиры хорошо. Но с таким первоначальным качеством это обойдется нам в гораздо более солидные суммы. Платить надо за все: и за демонтаж, и за новую кладку. Вот и получается — толку с того, что строители возвели эти стены?

В квартире Ирины своя история: рабочие уже начали «перевозводить» стены. Отделочники радуются: для того чтобы разобрать старый вариант, не пришлось прилагать много усилий. Блоки отделяли друг от друга голыми руками и теперь используют по второму кругу.

— Сами посмотрите: здесь же клея почти нет. Раз-два мазнули и готово. Куда они остальной дели? — негодует нанятый строитель. — Это не первый мой объект, но с таким еще не сталкивался. Щели в межкомнатных стенах сквозные, свет из гостиной виден в спальне. И вентшахта в санузле не лучше, но, пока не сняли гипсокартон, этого не было видно. О какой шумоизоляции вообще может идти речь?

На то, что соседей отчетливо слышно, жалуются многие новоселы. Люди даже не могут однозначно сказать, будет ли разница в слышимости, если сравнить их дом с панельным. «По-моему, это миф, что в „каркаснике“ тише, — заключает еще один собственник Дмитрий. — Знаю, что некоторые соседи уже смонтировали профессиональную звукоизоляцию». Напрягает минчан и вопрос с вентиляцией: в некоторых квартирах срабатывает обратная тяга, и в комнаты дует холодный воздух.

Андрей сам работает строителем и тому, что коллеги сотворили с его квартирой, не перестает удивляться.

— Только посмотрите на эти трубы. В каком состоянии надо быть, чтобы так ее изогнуть и прикрепить? Направляющие под углом воткнули и пошли дальше — никаких проблем, — поражается мужчина.

— Больше всего при сдаче квартир пострадали хозяева «двушек», — продолжает Андрей. — Доплата составила $2828. Да, у нас появились лишние «квадраты»: строители всего-то сделали перегородки тоньше — и вот результат. То же самое и в остальных квартирах, только цифры меньше. А цена по договору не изменилась… Вот такая ловкость рук.

Опять же: стяжку на полу строители вроде как сделали. Здесь идут трубы отопления, и по стандарту стяжка должна быть не меньше 2 сантиметров. У внешней стены я ее вскрыл — максимум 8 миллиметров! Вот раствор и лопается. Когда человек поставит сюда, например, диван, сверху сядет сам, он просто «продушит» трубы — будут фонтаны бить. Да и с потолком были проблемы: в коридоре обнаружил яму глубиной 7 сантиметров — в этом месте как раз стыкуют плиты. Уже, конечно, выровнял все, но сам факт!

— Я долго жил в Москве, и у меня возникает вопрос: зачем застройщик вообще все это делает? Там сдают просто голые стены по периметру, никаких перегородок и даже электрики. Делай сам, что хочешь, и плати только за то, что нужно. А тут за мнимые блага поднимают цену: мол, у вас все включено, — поражается Андрей.

Недовольны и владельцы двухуровневых квартир, расположенных на последних этажах: лестницу между уровнями застройщик не делал, но ведь попасть наверх все равно как-то надо. А лифт едет только до 19-го этажа. Приходится ходить по 20-му техническому.

В просторной квартире Марии и Евгения дует ветер. Из наружной кирпичной стены свищет так, что пламя свечи то и дело грозит погаснуть.

— А чему удивляться? Вот нашла кусок утеплителя от нашего дома, отлетел еще во время стройки. Специально сохранила. Оцените, сколько на нем клея: толстая «плюшка», из-за которой он отходит от стены, и два мазка — на этом все. Где ж тут ветра не будет?!

Жильцы обследовали свои квартиры тепловизором и посмотрели через экран прибора на дом снаружи. Даже без сильных морозов видны проблемные места, «благодаря» которым идут потери тепла.

Исследование внутри квартиры…
…и снаружи дома

— Многие уже заселились в свои квартиры и счастливо живут с гипсокартонными стенами. У кого-то были проблемы с установкой межкомнатных дверей из-за этого дополнительного слоя. Но почти все, кто снял гипсокартон, хотят исправления строительных недоделок.

Беспокоит нас еще и ситуация с домами, которые возводит неподалеку все тот же «Айрон». Согласно генплану, здесь должно «сидеть» три многоэтажки, но мы боимся, что появится и четвертая. О какой полноценной детской площадке тогда можно будет говорить? Мы уже написали в Мингорисполком, чтобы нам организовали встречу с представителями Комитета архитектуры и градостроительства и, наконец, толково рассказали, что и где будут возводить, как решится вопрос с поликлиниками, детскими садами, школами.

Жильцы опасаются, что вместо трех домов на площадке построят четыре

— У меня вид из окон будет вообще «шикарный»: с двух сторон такие же 20-этажки, — возмущен Андрей. — Строят их буквально в двух шагах. Так что будем жить, как в старом Неаполе: между домами натянем веревки и станем сушить белье. А еще не понадобится телефон, если захочешь поговорить с соседом — и так будет слышно. И ведь по нормам все вроде как выдержано, но как жить? На кладбище, наверное, и то больше места на человека приходится, чем у нас тут будет.

Вид из квартиры Андрея: неподалеку от бытовок появится новый дом
Второй вид из квартиры Андрея

Открещиваться от строительных недоделок «Айрон» не собирается:

— Жильцам необходимо обратиться к нам с заявлением. Инженер по качеству выедет на место, проведет обследование, и в случае, если обнаружатся дефекты, будут произведены работы по их устранению. Просто надо обратиться к застройщику, мы свяжемся с подрядчиком, и он все устранит. Это единичные случаи, и встречаются они нечасто. Вопросы мы решаем оперативно.

— А вы не думали сменить подрядчика, ведь на проблемы такого же характера жаловались собственники квартир в домах на улицах Аэродромной и Чурлениса?

— Дело не в генподрядчике, а в конкретном производителе работ и контроле на каждом этапе. Если действительно оказалось, что какая-то бригада, к примеру, каменщиков неграмотно сделала свою работу, соответственно, они работать больше не будут, — заверил специалист отдела по работе с недвижимостью компании «Айрон» Руслан Пилюгин.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Влад Борисевич
ОБСУЖДЕНИЕ