Вопиющий случай. Минчанка купила квартиру у государственного застройщика, потеряла $40 тысяч и может остаться без жилья

 
743
16 декабря 2015 в 8:00
Автор: Лора Нагапетян. Фото: Максим Тарналицкий

Магия словосочетания «государственный застройщик» неизменно застилает глаза даже самым осторожным людям. По мнению большинства белорусов, государственная строительная организация — гарант того, что приобретение жилья пройдет без неожиданностей. Но в последнее время эти неожиданности происходят все чаще. Свою историю поведала Onliner.by минчанка Маргарита. В прошлом году, когда появилась необходимость улучшить жилищные условия (двое детей подросли и стали нуждаться в личном пространстве), она купила квартиру в доме, построенном компанией «Монолитград». Тогда Маргарита и подумать не могла, что у квартиры уже есть хозяин, а ее ожидает череда судов, потеря $40 тыс. и угроза остаться без крыши над головой.

Новостройку на Янковского, 34, с самого начала ее возведения, как призраки, неустанно сопровождают несбывшиеся ожидания. За фасадом жизнерадостных цветов погребено множество проблем: срывы сроков сдачи, многотысячные доплаты дольщиков, строительные «косяки» (начиная с подвалов и заканчивая лифтами), развороченная дворовая территория. К череде проблем в прошлом году прибавилась еще одна.

Маргарита Кривицкая встречает нас в пока еще своей четырехкомнатной квартире. Здесь просторно, светло, и в целом это идеальное семейное гнездо для нее и двух ее детей студенческого и школьного возраста. Едва ли можно сказать, что в квартире живут уже более года: обои наклеены прямо на стены с черновой отделкой, потолки бетонные, по углам комнат складированы вещи. Полноценным ремонтом заниматься пока нет смысла — да и нужно ли, если спустя много времени после законной сделки по покупке жилья Маргарита до сих пор не может расслабиться и почувствовать себя хозяйкой?

— Раньше жили в этом же районе, в Сухарево, в двухкомнатной квартире, — начинает рассказ Маргарита, раскладывая перед собой документы. — Дети выросли, появилась надобность улучшить жилищные условия. Выбирая квартиру, я и не задумывалась об истории дома. Устроил район Сухарево: дети тут учатся. Знаю, что это здание было построено по долевому способу, но застройщик также предлагал несколько готовых квартир. Одну из них в марте прошлого года мы и купили.

Объявление о продаже квартиры в доме №34 по улице Янковского Маргарита увидела на одном из сайтов. Ничто не предвещало беды, и решение о покупке было принято быстро. Оставалось только продать «двушку» и добавить денег.

— Свою прошлую квартиру я продала через агентство, а новую купила сама за 992 млн ($101 тыс.) в марте 2014 года. Сделку оформили в БРТИ. В документах черным по белому было написано, что квартира свободна, не подарена, не заложена, не находится под арестом, что ее собственником является «Монолитград». Застройщик государственный, у нас даже мысли не было, что может что-то пойти не так — абсолютное доверие. Наивно спросила: а с квартирой все хорошо? Мне ответили, что да.

Деньги в полном объеме единым платежом были переведены на счет застройщика.

— Позже мы решили купленную квартиру продать, дали объявление на сайте. Тогда и появился наш оппонент, видимо, увидел то самое объявление. Позже он будет манипулировать нами: мол, мы такие перекупщики. Но ведь продать купленную квартиру — это не нарушение закона.

Иск пришел в июле. Появился некий дольщик, который ранее строил нашу квартиру. Он позвонил и сказал: «Это моя квартира, я подам на вас в суд». У мужчины есть семья, двое детей. Насколько я знаю, у него в собственности уже есть трехкомнатная квартира, а у жены двухкомнатная. Но это не мое дело.

История мужчины оказалась незамысловатой. Всю стоимость четырехкомнатной квартиры он оплатил еще на первом этапе строительства дома, в 2012 году. Затем грянул валютный кризис, и всем дольщикам дома сделали перерасчет. Застройщик постепенно получал доплаты, но два человека отдавать дополнительные деньги не желали — в их числе и наш герой. В феврале 2014 года ему прислали уведомление о расторжении договора. Договор был расторгнут в одностороннем порядке без его участия. А спустя месяц «его» квартиру продали Маргарите.

— Загвоздка в этой истории заключается в том, что после расторжения договора человеку не вернули деньги. У «Монолитграда» нет денег, зато полно судебных исков.

В суде Партизанского района было вынесено решение отказать первому покупателю в иске, ведь он не выплатил деньги по допсоглашению и не мог являться собственником квартиры.

Мужчина подал кассационную жалобу на решение суда Партизанского района в Минский городской суд. По его убеждению, решение это было незаконным. Адвокат Кривицкой уточняет: городской суд посчитал, что суд Партизанского района учел не все обстоятельства, и отправил дело на новое рассмотрение, которое состоялось в сентябре 2015 года и принесло диаметрально противоположное решение. Иск оппонента Маргариты был удовлетворен в полном объеме.

Застройщика обязали выплатить Маргарите деньги, затраченные на покупку квартиры.

— Сумма, которую мне должен застройщик, была проиндексирована по состоянию на июль 2015 года. Заплаченные мною 992 млн ($101 тыс.) превратились в 1 млрд 185 млн ($64 тыс. по сегодняшнему курсу). Выходит, что я потеряла около $40 тыс. Понятно, что со мной они даже этой суммой не рассчитаются.

Как произошла невообразимая с точки зрения рядового человека денежная потеря, объяснил адвокат Маргариты:

— На момент приобретения квартиры сумма, оплаченная Маргаритой в белорусских рублях, была эквивалента $101 тыс. В настоящее время суд взыскал эту сумму с застройщика, «осовременив» ее. При этом не привязывался к курсу доллара, а применил коэффициент инфляции. К сожалению, таков закон. Так как доллар за прошедшее время вырос гораздо больше, чем коэффициент инфляции, между суммами получилась такая большая разница.

— Представители «Монолитграда» заявили, что полностью согласны с решением суда. Значит, они согласны с тем, что расторгли договор неправильно, обманули, продали чью-то квартиру, нарушили мои права, — сокрушается Маргарита. — В суде у застройщика спросили, есть ли у компании деньги, чтобы выплатить мне. Застройщик ответил: есть строения, активы на 45 млрд рублей. Но активы еще реализовать надо, а я знаю, что у них долгов много и что в очереди я не первая. Они ликвидироваться собирались…

Когда решение суда вступит в силу, мне придется покинуть квартиру. А где мне жить? Идти мне некуда. За ту сумму, которую они мне предлагают, я ничего не куплю. Я не понимаю наших судей: у меня забирают единственную квартиру.

Кроме всего, что свалилось на мою голову, мне присудили заплатить 25 млн госпошлины и возмещать затраты на адвоката истца. Для того чтобы подать кассационную жалобу, мне нужно заплатить 13 млн. Меня обманул государственный застройщик, а в итоге я всем должна. Один из моих детей болеет псориазом — почему я должна выплачивать деньги судам, а не тратить их на лечение ребенка?

Мы подали надзорную жалобу в городской суд. Потом у меня останется единственный выход — Верховный суд. Но не думаю, что он примет другое решение.

Мне не нужны деньги застройщика. Единственное, чего я хочу, — чтобы мне оставили квартиру, которую я купила на законных основаниях. У детей здесь школа, друзья. Да и почему я должна уезжать? Почему я должна быть крайней? Получается, что меня просто хотят выкинуть на улицу.

* * *

Долгая, запутанная и наполненная криминалом история «Монолитграда» сегодня продолжается тщательной работой над ошибками, взваленной на плечи очередной главы компании Дарьи Овциновой. По ее словам, с 2009 года в организации сменилось уже восемь руководителей. По стечению обстоятельств их деятельность привела не к развитию компании, а скорее наоборот.

— Причина случившегося — недобросовестные действия руководства «Монолитграда», которое было на тот момент, — рассказала Onliner.by Дарья Овцинова. — Имеются договоры долевого строительства, заключенные в 2010—2011 годах, по которым люди внесли стопроцентную оплату. Затем последовало увеличение стоимости метра. Кто-то судился, кто-то доплачивал, кто-то доплаты игнорировал. Договор долевого строительства может быть расторгнут либо через суд, либо по соглашению сторон. Если соглашение сторон не достигнуто, то возникает необходимость обращения в суд.

Что касается данной истории. В то время, когда первоначальный дольщик не внес доплаты, директором предприятия был Иван Губский. Он решил, что достаточно послать человеку извещение о расторжении договора, а другие процедуры проводить необязательно. В марте 2014 года Иван Леонидович подал в БРТИ документы на регистрацию квартиры, указав, что она строилась за собственные средства организации, хотя это было не так: жилье строилось за счет средств дольщиков. Ошибкой было то, что деньги не были возвращены первоначальному дольщику. Если бы их вернули, то проблемы бы не возникло.

В том же марте квартира была продана Кривицкой. Непонятно, как она решилась на этот шаг, ведь в прошлом году сомнительная слава «Монолитграда» гремела на весь Минск. Но факт остается фактом: на покупку гражданка пошла добровольно.

Это не первый случай перепродажи квартир и административных помещений в доме на Янковского: таких случаев насчитывается три. В ноябре 2014 года руководитель был уволен по статье.

Согласно последнему решению суда, договор купли-продажи квартиры Кривицкой признан незаконным. Сложно сказать, почему менялось решение судей. Но основополагающей причиной я считаю то, что первоначальный дольщик остался и без денег, и без квартиры.

С Кривицкой мы поддерживаем связь, и мне ее искренне жаль. «Монолитград» находится в процессе реализации своей базы, строений. В реализации нам помогает Минстройархитектуры и Минюст. Будем стараться вернуть ей деньги в первую очередь, хотя людей, которым компания должна, очень много. Вопрос стоит на контроле в Минстройархитектуры. Маргарита может остаться на улице, ведь по новому законодательству судебные приставы могут выселить ее буквально в никуда. В БРТИ ее право собственности аннулировано, и до конца года это право перейдет к первоначальному дольщику. С ним было заключено допсоглашение, в соответствии с которым он выплатил порядка 130 млн.

По словам Дарьи, на данный момент «Монолитград» не осуществляет строительную деятельность, минимизирован штат сотрудников, задолженность по зарплатам погашена, все силы брошены на то, чтобы рассчитаться с дольщиками. Будущее у компании одно — ликвидация. Дальнейшая деятельность с учетом сомнительного прошлого и подорванного доверия невозможна.

* * *

Адвокат Маргариты подтверждает факт того, что право собственности на квартиру мать двоих детей уже потеряла и что предстоящее выселение вполне законно. Суд не будет вдаваться в подробности и заботиться о том, есть ли куда податься семье Кривицкой. А возврат денег, обещанный «Монолитградом», — призрачная перспектива.

— Я, как адвокат, заявляю, что с решением суда мы не согласны и намерены обжаловать его в установленном порядке на уровне Минского городского суда. Сейчас мы этим и занимаемся. Получив ответ председателя городского суда, Кривицкая может обратиться в Верховный суд. Нередки случаи, когда Верховный суд отменял решения нижестоящих судов. На то она и высшая судебная инстанция…

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Лора Нагапетян. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ