354
30 ноября 2015 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий, rvsn.ruzhany.info, militaryrussia.ru

Черные дыры холодной войны: как выглядят заброшенные шахты ядерных ракет в Беларуси

В декабре 1964 года, в разгар гонки вооружений, на боевое дежурство в БССР стали два ракетных комплекса шахтного базирования, предназначенные для нанесения ядерных ударов по любым целям блока НАТО в Западной Европе. К счастью для всего человечества, эти «машины Судного дня» никогда не стартовали. Применение оружия массового уничтожения запустило бы катастрофический сценарий, в сравнении с которым нынешний военный конфликт в Сирии показался бы легкой заварушкой. После сворачивания ядерной программы подземные пусковые установки были списаны со всех балансов, разграблены и превратились в бесхозные памятники холодной войны.

После окончания Второй мировой бывшие союзники по антигитлеровской коалиции принялись наращивать военную мощь, готовясь к войне друг против друга. В 1956 году в СССР были приняты на вооружение первые ядерные ракеты (Р-5) с дальностью полета до 1200 километров. Они были далеки от совершенства. На заправку носителей компонентами топлива и приведение их в полную боевую готовность уходили многие часы, что оставляло мало шансов на нанесение ответного удара в случае ядерной атаки противника.

В середине 1950-х в Днепропетровске особое конструкторское бюро №586 занялось разработкой качественно новой баллистической ракеты, обладающей более дальним радиусом полета (до 2000 километров), повышенной точностью и боеготовностью. Ракета поступила на вооружение в 1958-м, получив обозначение Р-12. Одно из ее принципиальных отличий от предшественниц заключалось в применении долгохранимых компонентов топлива (керосин и азотная кислота), благодаря чему полностью заправленный комплекс мог находиться в состоянии боевой готовности до 30 дней.

Подготовка к пуску ракеты Р-12

Именно Р-12 стали основным оружием Ракетных войск стратегического назначения — нового вида Вооруженных сил СССР. С конца 1959 года в приграничных районах европейской части Советского Союза началось развертывание полков и дивизий, оснащенных этими ракетами.

Несмотря на успехи, защищенность Р-12 оставляла желать лучшего. Наземные стартовые комплексы представляли собой уязвимую мишень. Любая ракета могла быть уничтожена взрывом вражеской боеголовки мощностью в 1 мегатонну, произведенном на расстоянии 5 километров. Тогда конструкторы придумали, как повысить «живучесть» советских ракет: их решили спрятать в шахтах под землей.

На территории БССР было построено всего два шахтных пусковых комплекса. Первый засекреченный объект базировался в Поставском районе и оснащался ракетами Р-12У, второй находился недалеко от Сморгони и был заряжен ракетами Р-14У. Точно такие же и другие подземные пусковые установки развертывались в Украине, Прибалтике, на Северном Кавказе и в Западной Сибири. Свои названия они получили от имен рек. Эти названия созвучны с цифровым обозначением баллистических ракет: Р-12У — «Двина», Р-14У — «Чусовая», Р-16У — «Шексна», Р-9А — «Десна».


Съезд с грунтовой дороги в лесную чащу оказался бы совсем незаметным, если бы не шлагбаум и табличка с надписью «Опасный объект. Проход, проезд запрещен». От этого места до «Двины» 10 минут пешком. Когда-то давно к шахтам вела «бетонка», сегодня — присыпанная почерневшими листьями колея.

Пусковой комплекс «Двина» состоял из четырех шахт, расположенных по углам прямоугольника размером 80 на 70 метров. В центральной части размещался подземный двухуровневый бункер, объединявший командный пункт, хранилище компонентов топлива, блок электроснабжения, различные машинные залы.

Сегодня бывший ракетный комплекс выглядит так, словно сам подвергся бомбежке. Выступающие над землей конструкции раскурочены, из стен торчат толстые куски арматуры, купола шахт срезаны, а сами шахты почти полностью затоплены водой.

Несколько лет назад с разрешения Поставского райисполкома ракетные шахты попилила на металл некая частная фирма. Рабочие посрезали массивные купола, весившие 460 тонн. Откачивая воду из шахт, они добрались до металлических стволов и демонтировали их, принялись дробить стены технического блока. Потом обнаружились какие-то махинации, фирмой заинтересовался Следственный комитет, и все работы свернули. А зияющие шахты обнесли колючей проволокой.

Шахты уходят вглубь на 24 метра — это высота восьмиэтажного дома. В бетонном стволе размещался металлический стакан из 16-миллиметровой стали диаметром 3 метра, в который опускалась ракета. Пространство между металлическим стаканом и бетонным колодцем служило для отвода газов стартующей ракеты.

Подземная часть комплекса представляет собой сложную систему технологических помещений, коридоров и переходов, соединявших между собой четыре пусковые установки. Найти вход не составляет труда. Внутри почти ничего интересного, за исключением надписей на стенах, призывающих беречь обороноспособность родины. Оборудование давно демонтировано, мародеры посрезали почти все металлические элементы.

Пробраться на нижний уровень, где находились цистерны с горючим, нет никакой возможности: он полностью затоплен. Впрочем, находятся смельчаки, для которых вода не преграда. Пять лет назад группа отважных белорусских дайверов исследовала затопленные отсеки и шахты «Двины». Где еще в Беларуси найдешь бассейн глубиной больше 20 метров?

Примерно в двух километрах от затопленных шахт в лесу находится заброшенная ракетная база 32 дивизии РВСН (в/ч 29492). На ее территории сохранились штаб, казармы, клуб, гаражи, множество вспомогательных сооружений — все построено по какому-то типовому проекту 1960-х.

За КПП установлены две металлические плиты с рисунками. На одной из них — красноармеец с дыркой во лбу, за спиной которого угадываются те самые Р-12.

Мародеры добрались и сюда. В зданиях срезаны батареи, лестничные перила.

На стенах попадаются газеты 1986 года.

Бывший строевой плац густо зарос деревцами и травой.

Самое плачевное состояние — у деревянного здания, где размещались клуб и библиотека. Крыша частично обрушилась, с потолка свисают балки — находиться здесь опасно.

Солдатская столовая несколько озадачивает. На стенах обеденного зала сохранились по-детски наивные мозаичные рисунки, выложенные разноцветными стеклами. Это стратегический объект «ядерного щита» или пионерский лагерь?

32-я дивизия была расформирована в 1993 году. Вероятно, тогда прекратила свое существование и эта ракетная база.


 

В одно время с развертыванием пусковых установок «Двина» на боевые дежурства у границ СССР заступали шахтные комплексы «Чусовая» с ракетами Р-14У, обладавшими мощностью заряда в 1—2,3 мегатонны и способностью поразить любую цель в радиусе до 4500 километров от места запуска. Белорусская «Чусовая» находится на территории Сморгонского района. До наших дней она сохранилась лучше поставской «Двины». Подземный бункер полностью разграблен, но не затоплен, что позволяет попасть почти во все помещения и ознакомиться с планировкой этого сложного подземного сооружения.

В отличие от «Двины», здесь не четыре, а три шахты. Они расположены в виде треугольника и удалены друг от друга примерно на 100 метров.

Железобетонные купола целые. Рядом с каждым из них находятся площадки, на которые массивные защитные устройства должны были переместиться по специальным рельсам перед стартом ракеты.

Вход в командно-инженерный пункт много раз засыпали землей. Диггеров и охотников за металлом эта преграда никогда не останавливала.

Почерневшие стены и потолки бункера несут на себе следы давнего пожара. Запах гари почти полностью выветрился.

О назначении многих разграбленных помещений сегодня можно только догадываться. Сориентироваться позволяют разве что надписи на стенах, служившие памятками солдатам и офицерам.

Вот все, что осталось от электрощитовой.

А здесь стоял дизель-генератор.

Коридор с предупреждающими надписями «Берегись отравлений!» и «Одному входить запрещается!» ведет в одно из самых опасных и таинственных мест бункера — зал с цистерной, где хранился ядовитый гептил. Это вещество в сочетании с азотным окислителем давало эффективное и долгохранимое топливо для ракетных двигателей.

Гептил крайне токсичен. Нарушая технику безопасности во время тренировки по заправке ракет, военнослужащие рисковали поплатиться собственным здоровьем, что иногда и случалось. Сегодня цистерна пуста и потихоньку распиливается мародерами.

Болезни боевых расчетов были вызваны и испарениями другого компонента ракетного топлива — азотной кислоты, использовавшейся в качестве окислителя. Цистерна с окислителем давно распилена и вывезена по частям. Для оперативного извлечения на поверхность мародеры даже пробили дыру в бункере.

Из командного пункта к пусковым шахтам вели длинные коридоры. В былые времена их стены были увешаны сигнальными и силовыми кабелями, а в подпольном пространстве располагался трубопровод. Сейчас не осталось ничего, добычей «металлистов» стали даже ржавые кронштейны проводов.

Коридор заканчивается кольцевым технологическим помещением в том месте, где верхняя часть колодца расширяется.

Шахты «Чусовой» тоже затоплены, только уровень воды немного ниже, чем в «Двине».

По мере развертывания гонки вооружений повышались точность стрельбы и мощность ядерного оружия. Шахтные укрытия уже не обеспечивали надежную защиту ракет. Прямое попадание одной боеголовки противника привело бы к уничтожению всего комплекса и катастрофическим последствиям.

В конце 1970-х поступившие на вооружение твердотопливные мобильные комплексы «Пионер» ускорили снятие с боевого дежурства ракет Р-12 и Р-14, и в первую очередь — шахтных пусковых установок. В декабре 1987 года СССР и США подписали договор о ликвидации ракет средней и малой дальности, после чего в течение трех лет арсенал Р-12 и Р-14 был полностью уничтожен.

Отыграв свою роль в Карибском кризисе, ракеты Р-12 и Р-14 стали одним из символов холодной войны и всего XX века. Вместе с тем они вошли в историю не только как оружие устрашения. Созданные на их базе космические корабли значительно удешевили вывод аппаратов на околоземную орбиту и открыли пути для широкомасштабных исследований космоса.

Последняя белорусская Р-12 была уничтожена 23 мая 1990 года на военной базе «Лесная» в Барановичском районе. Ракет больше нет, а шахты остались. Военным они не нужны, местным властям — тем более. Наследие холодной войны гниет, разрушается и растаскивается по частям. Подземные бункеры и шахты можно было бы превратить в музеи РВСН, как это сделали в Украине. К сожалению, время упущено. Показывать туристам объекты «ядерного щита» в их нынешнем разграбленном состоянии просто стыдно и опасно.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий, rvsn.ruzhany.info, militaryrussia.ru
ОБСУЖДЕНИЕ