Было — стало: Минск вековой давности и сейчас

 
250
25 сентября 2015 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: Алексей Матюшков

Это сейчас Минск — столица Республики Беларусь, ее политический, экономический и культурный центр, двухмиллионный мегаполис с монументальными сталинскими ансамблями в центре и бесконечными спальными районами на окраинах. А всего сто лет назад он был пусть и губернским, но провинциальным городом, где наследие ушедшей в конце XVIII века Речи Посполитой соседствовало с типичной эклектикой Российской империи. В очередном выпуске цикла «Было — стало» мы решили сравнить современный Минск с Минском вековой давности, современную белорусскую столицу с городом, которого уже нет, измененным XX столетием до неузнаваемости.

С 1566 года Минск был столицей своего воеводства, по существу, областным центром. К концу XVI века в нем проживало около 5 тыс. человек. Не бог весть что, но деревней его назвать было сложно. За следующее бурное и воинственное столетие население города сократилось почти вдвое, но к моменту раздела страны и инкорпорации Минска в состав Российской империи оно опять достигло 5—6 тыс. жителей. Это был небольшой, но довольно типичный городок Речи Посполитой, чей силуэт был украшен многочисленными барочными башнями костелов. Примерно таким же увидел его и французский художник Ловернь, посетивший Минск в 1840 году.

Вид на город с Борисовского тракта
Современная площадь Свободы

А вот спустя еще шесть-семь десятилетий Минск стал уже совсем другим. Начиная с 1860-х годов, когда город начал превращаться в крупный железнодорожный узел, сюда потоком — сначала скромным, но все больше усиливавшимся — потянулись (разумеется, преимущественно из сельской местности) новые жители, будущий фабричный пролетариат. Компактный населенный пункт разрастался не только в ширину, но и в высоту, получал новые представительные здания имперских учреждений. Из столицы воеводства Минск превратился в губернский город, сохранив свой статус областного центра. За полвека его население увеличилось почти в пять раз, и к началу Первой мировой войны здесь жило уже более 110 тыс. человек. При этом около половины из них составляли евреи.

Так выглядел уже российский Минск на франкоязычной открытке из ателье Элиаса Каплана. Тесная, скученная застройка исторического центра, над которым доминировал Свято-Духов собор.

Спустя сто лет город можно опознать как раз по этому (тогда монастырскому) храму. Над Минском появились новые доминанты, а оригинальную застройку Верхнего города и улицы Зыбицкой во многом заменили новоделы, порой даже не пытающиеся копировать своих предшественников.

Совместим два Минска, между которыми век, на одном коллаже.

В центре снимка — Свислочь в своем оригинальном виде, еще не одетая в камень. Через нее перекинут деревянный Хлусов мост, главный в дореволюционном городе. Он связывал его центр с ближайшим предместьем, расположенным на Троицкой горе и у ее подножия. Собственно Троицкое предместье, каким оно было на самом деле, можно увидеть у левой границы фотографии.

После пуска в эксплуатацию Вилейско-Минской водной системы Свислочь удалось существенно обводнить, а ее набережные привели в порядок. Впрочем, с тех пор они вновь успели деградировать.

Каким-то улицам старого города за сто лет и вовсе суждено было исчезнуть. На кадре ниже не какой-нибудь Вильнюс, а Козьмодемьяновская улица белорусской столицы, некогда получившая название благодаря располагавшемуся на ней одноименному православному монастырю. В воеводском Минске XVIII века она стала первой улицей, которая имела целиком и полностью каменную застройку, ведь соединяла Козьмодемьяновская Верхний город с Нижним рынком, располагавшимся в районе Замчища. До Великой Отечественной здесь жили люди, на первых этажах домов работали лавки и ремесленные мастерские, но войну улица практически не пережила.

Во второй половине 1940-х были восстановлены лишь единичные ее здания в нижней части, а впоследствии снесли и их. Теперь на месте Козьмодемьянской — незастроенный спуск к Немиге, а где-то под ней — соответствующая станция метро.

Плотная застройка Верхнего города в районе Соборной площади, нынешней площади Свободы. Из комплекса зданий в центре снимка уцелел лишь Свято-Духов собор (на заднем плане), а последние двухэтажки, включая так называемый Малый гостиный двор, были снесены только в первой половине 1990-х, уже в независимой Беларуси.

Пока эта территория в самом сердце Минска так и остается незастроенной. Городским властям хватило мужества лишь благоустроить участок, отдав часть его под парковку, что оставляет надежду на реконструкцию оригинальной среды в неопределенном будущем.

Минск 1910-х и Минск 2010-х вместе.

Кадр с улицы, которой нет. В объектив фотографа вновь попал Свято-Духов православный собор, ныне кафедральный, а тогда монастырский. В этом случае надо отдать должное православной церкви, не ставшей перестраивать его в своем духе и сохранившей оригинальную барочную архитектуру бывшего католического костела бернардинок.

В свободном пространстве с его фонтанами, скамейками и городскими скульптурами есть своя прелесть. Но куда больше ее в исторически верной планировке улиц и восстановленной застройке. Разумеется, только в том виде, в каком она действительно когда-то существовала, а не в архитектурных фантазиях по мотивам, вдохновленных толстым кошельком равнодушного инвестора.

Свято-Духову собору после перехода в православие повезло, но сказать то же о находившейся по соседству (и, кстати, имевшей такой же титул) греко-католической церкви Святого Духа, увы, нельзя. Небольшой изящный храм униатского базилианского монастыря в XIX веке перестроили в китчевом духе. Именно здесь разместили кафедру минского православного епископа, соседнюю площадь назвали Соборной, а сам собор переименовали в Петропавловский.

К счастью, при недавней реконструкции храма его восстановили в оригинальном греко-католическом виде, пусть и разместив внутри светское учреждение.

Соборная площадь в последние годы существования Российской империи. Обратите внимание на отсутствующую на площади ратушу, снесенную еще в 1857 году.

Историческая справедливость восторжествовала, пусть и на отдельно взятом минском пустыре. Площадь Свободы и Верхний город получили свою очередную заслуженную достопримечательность.

Еще одна безусловная жемчужина площади — кафедральный костел, некогда входивший в состав иезуитского монастыря. Справа в здании бывшего монастырского комплекса до революции размещались городская дума и казенная палата (по существу, губернское финансовое управление).

Костел, как ни старались в советское время перестроить его с приспособлением под спортивный зал, выжил и восстановлен в своем первоначальном виде. С монастырским корпусом такое, скорее всего, уже не проделаешь: его место в 1950-е заняла «сталинка», ныне отданная под несколько посольских учреждений. Исчезла и костельная колокольня, чья реконструкция, в принципе, еще теоретически возможна.

Еще один вид на храм, но на этой фотографии, помимо прочего, слева от костела фигурирует еще и достаточно скромный по нынешним меркам дом губернатора.

Дом сохранился, но после войны был перестроен под музыкальный колледж с надстройкой двух этажей и полной утерей своего оригинального облика. Исчезла и прочая дореволюционная застройка окрестностей площади, уступившая место парадному ансамблю улицы Ленина.

«Гостиный двор наполнен лучшими магазинами, лавками и погребами… В подвальном этаже устроены галантерейные, москательные и фруктовые лавки; перед фруктовыми в прямой линии расставлены квадратные зеленые столы, на которых во всякое время года, особенно летом и осенью, найдете лимоны, апельсины, сливы и разных сортов яблоки и груши… Во втором этаже помещаются довольно богатые магазины, чайные, шелковые, суконные и вообще с красным товаром… В третьем этаже помещаются жилые комнаты», — писал в середине XIX века этнограф Павел Шпилевский. К началу XX века в комплексе Гостиного двора разместились контора Азовско-Донского коммерческого банка, купеческий клуб и целый ряд магазинов.

Это одно из минских зданий, и в настоящее время использующееся по своему назначению. На первом этаже здесь по-прежнему лавки и трактиры, а верхние занимают конторские помещения, разве что жилых комнат уже нет.

В центре же Соборной площади в 1901 году появился первый серьезный минский памятник. Чести быть увековеченным в губернском городе удостоился «царь-освободитель», император Александр II.

После революции его сменили монументы деятелям новой власти, долго, впрочем, не прожившие. Сейчас же и на обозримое будущее это место заняла стеклянная пирамида над подземным этажом минской ратуши.

Здесь же, на Соборной, находилась самая крупная и роскошная городская гостиница — гранд-отель «Европа», слева от которого заметно здание первого минского театра. Справа — улица Губернаторская.

Облик этой стороны площади утрачен, даже несмотря на попытку восстановления «Европы». Реплика отеля не получилась. Из-за расширения бывшей Губернаторской (ныне Ленина) ее построили не на прежнем месте и к тому же в укрупненном масштабе.

Вид на современную Интернациональную на одной из первых известных фотографий Минска, датируемой 1860-ми годами. Из всех запечатленных здесь зданий уцелел лишь корпус мужского базилианского монастыря (слева). К сожалению, после войны был снесен и храм, заметный вдалеке в центре, — костел Святого Фомы Аквинского доминиканского монастыря, один из красивейших в городе.

Современный пейзаж. Фундамент костела сохранился и поныне рядом с Дворцом республики. Его восстановлению ничего не мешает, и соответствующие проекты существуют. Дело за доброй волей городских властей, которая рано или поздно появится.

До 1919 года улица Интернациональная называлась Преображенской. Называлась, как водится, не просто так, а в честь расположенного на ней Преображенского православного монастыря, занявшего (опять же, как это водилось в Минске) комплекс зданий бывшего монастыря католического (бенедиктинок). Костел был перестроен в церковь, угодившую в конце концов на очередную почтовую открытку. Ее колокольня видна справа, вперед уходит Интернациональная-Преображенская, а в центре снимка — перекресток с Комсомольской-Богадельной. Здание у правого края уцелело до наших дней, как и фронт застройки по левой стороне.

Сейчас монастырскую территорию занимают кинотеатр «Победа» и Генеральная прокуратура страны.

Перемещаемся на другую улицу минского центра — Петропавловскую. Пейзаж узнать сложно, но это современная улица Энгельса в районе перекрестка с Маркса (тогда Подгорной). Типичная для города обильная зелень справа — Александровский сквер. Еще правее за границей кадра — городской (ныне Купаловский) театр.

Современное состояние перекрестка.

Городской театр переехал с площади Свободы в новое монументальное здание, построенное по проекту Кароля Козловского, в 1890 году.

В ходе послевоенной реконструкции облик фасадов театра был изменен, и лишь совсем недавно им был возвращен первоначальный вид. Хотя при реконструкции здание получило новые пристройки и увеличилось в размерах, это неплохой пример регенерации исторического наследия с его приспособлением под современные функции.

Минчане начала двадцатого века оказались в городе века двадцать первого.

Еще одно напоминание о дореволюционном Минске уцелело в центре Александровского сквера. Это всем известный первый городской фонтан «Мальчик с лебедем», установленный в 1874 году и столетие спустя давший скверу неофициальное название «Паниковка».

Совсем скоро предка всех ныне многочисленных фонтанов города закроют на заслуженную реставрацию.

«Ну как вы там живете, в 2015-м?» — как бы спрашивают у нас попавшие на старую почтовую открытку герои.

Непосредственно на Александровский сквер до революции выходило Архиерейское подворье, резиденция минского православного епископа с собственной церковью.

После революции октября 1917 года большевики решили, что резиденция епископу более не надобна, а архитектор Иосиф Лангбард спроектировал на ее месте Дом офицеров Белорусского военного округа. Часть зданий старого комплекса были включены в новую монументальную постройку.

Вход в городской сад. Сад под названием «Парк культуры и отдыха имени Горького» сохранился и поныне, и даже вход в него остался на том же месте, из парадного, правда, превратившись во второстепенный.

Деревянный мост после окончания Великой Отечественной войны сменила бетонная конструкция, да и свислочские берега вместо хат полудеревенского вида украсили сооружения совсем другого масштаба.

Сама Свислочь в этом районе города изменилась мало.

Главной улицей губернского Минска была улица Захарьевская. Ее застройка, по нашим меркам довольно представительная, а по меркам действительно крупных городов того времени в лучшем случае рядовая, за редким исключением стала жертвой Великой Отечественной войны и послевоенной реконструкции города. Ее типичный облик с практически обязательным для дореволюционных открыток позирующим персонажем в районе современного перекрестка проспекта Независимости и улицы Комсомольской.

После войны вместо Захарьевской решили проложить парадную магистраль нового Минска, включившую лишь отдельные дореволюционные объекты, а в общем и целом получившую законченный ансамбль в духе сталинского «освоения классического наследия». Проспект повторял трассу Захарьевской, но был куда более широким, что, собственно, и приговорило руинированную губернскую застройку к сносу.

Новый и старый Минск. Коллаж позволит каждому выбрать тот город, который ему больше по нраву.

Современная гостиница «Гарни» находится на Интернациональной, а оригинальная стояла на перекрестке Захарьевской и Богадельной (проспект Независимости — улица Комсомольская).

Напротив нее находилось здание, своей архитектурой в духе северного модерна выделявшееся среди окружающей его заурядной эклектики. Занимало его Общество взаимного кредита.

Сейчас примерно на этом месте находится КГБ.

Было: сельскохозяйственное общество «Серп».

Стало: главпочтамт.

Но главное финансовое учреждение дореволюционного Минска находилось не на Захарьевской, а на соседней Подгорной (ныне Карла Маркса). Филиал Государственного банка Российской империи уцелел в войнах и революциях XX века, хотя и получил свою долю надстроек и пристроек.

Ныне в этом здании размещается Национальный исторический музей. Машин на улице также несколько прибавилось.

Из других исторических зданий, сохранившихся на улице Маркса, лучше всех уцелело бывшее городское полицейское управление, занимавшее дом №5.

Его краснокирпичные фасады, конечно, покрасили акриловой краской, но свою специализацию оно, в принципе, сохранило. Сейчас здесь находится Департамент финансовых расследований Комитета государственного контроля.

До Великой Отечественной войны Минск был преимущественно еврейским городом. Внешний облик главной городской Хоральной синагоги, построенной в 1906 году, это лучшим образом подчеркивал. Выполненное в неомавританском стиле здание своим живописным видом украшало улицу Серпуховскую (сейчас Володарского).

Самое поразительное в его истории — это то, что оно пережило оккупацию. Лишь после войны в ходе его приспособления под нужды театра имени Горького городские власти сочли мавританский стиль слишком вызывающим. К главному фасаду был пристроен типичный для сталинской архитектуры классический портик с колоннадой, но боковые фасады с характерной красно-белой полосатой колористикой остались нетронутыми.

Но последним по времени строительства минским храмом стала все же не синагога. В начале XX века минские католики после полувекового перерыва наконец-то получили разрешение на строительство нового костела (в империи наступал недолгий период веротерпимости). Он также разместился на Захарьевской, возводился на средства минчанина Эдварда Войниловича и был закончен в 1910 году.

Новенький католический костел.

Это сейчас он стоит на краю одной из крупнейших площадей страны, а до 1950-х его окружала все та же рядовая плотная застройка, не представлявшая для властей послевоенного Минска никакой ценности, а потому безжалостно уничтоженная ими ради светлого архитектурного будущего.

Которое, по всей видимости, уже наступило.

Дореволюционный Минск — ушедшая Атлантида, изучать которую остается по старым открыткам.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ