Участь Слепянской водной системы — как Минск теряет крупнейшее достижение советской архитектуры

 
241
27 июля 2015 в 8:00
Автор: Лора Нагапетян. Фото: Максим Тарналицкий

23 километра рукотворной водной глади с 13 замысловатыми каскадами и парками — таково краткое описание Слепянской водной системы, пронизывающей северную часть Минска. По ее берегам прогуливаются, на ее пляжах загорают, возле водопадов фотографируются без малого тридцать лет подряд, но об обновлении полезного объекта напрочь забыли. Onliner.by проехался вдоль Слепянской водной системы вместе с лидером кампании «Генплан — для минчан!» Денисом Кобрусевым и главным архитектором проекта Борисом Юртиным. Не для того, чтобы полюбоваться, а чтобы показать, в каком плачевном состоянии находится некогда главная гордость столицы.

Протяженность всей системы — 23 километра. Проектировать ее начали в 1977 году, строить — в 1981-м, закончили — в 1988-м.

Энтузиазм архитекторов с исконно советской закалкой принес им награду высочайшего уровня. В 1989 году, когда ограниченный в средствах, но не ограниченный фантазией проект был завершен, шесть архитекторов и один инженер-конструктор института «Минскпроект» стали лауреатами Государственной премии СССР в области архитектуры за «Архитектурно-ландшафтные комплексы восточных районов г. Минска».

После этого ни один минский архитектурный объект подобного признания не удостаивался. Но о героях со временем забыли. Борис Юртин уже не надеется, что государство возьмется за реконструкцию водно-паркового творения.

— О состоянии Слепянской водной системы говорено и написано много. Обращались в разные инстанции — результат нулевой. Решил пойти навстречу ребятам, которые борются за чистоту архитектурных решений. Последний раз принимаю в этом участие.

В те времена несмотря на ограниченность средств, специалисты продумали все до мельчайших деталей и осуществили задуманное. Прорезающая весь город водная гладь, в некоторых местах уходящая под землю, обошлась в 3 млн советских рублей.

— Тогда доллар стоил 90 копеек. Как летит время… С каким энтузиазмом мы все это делали! — говорит Борис Олегович. — По сути, Слепянская система — это технический водопровод, но людям она дает эффект гораздо более важный.

Исток водно-зеленого диаметра находится в Цнянке. Он представляет собой каскад с мини-водопадом. Таких каскадов по всей системе 13. Каскады с водопадами — вынужденное решение, потому как река течет по разным уровням. И этим решением архитекторы украсили город.

Вода поступает из насосной станции на берегу Дроздовского водохранилища. Отсюда начинается акватория Цнянского водохранилища. Конечная точка воды, которая течет по уклону через весь Минск, — Чижовское водохранилище.

— По пути следования воды в городе расположены крупные промышленные предприятия. Раньше они все сидели на артезианской воде. Город вырос, воды для жителей стало не хватать. Появилась идея провести на эти предприятия техническую воду под землей, условно говоря, качнуть воду из Минского моря.

Но примитивный водопровод не дал бы городу красоты. Архитекторы внесли предложение: пустить воду открытым потоком. Теперь система выполняет две функции: промышленную и рекреационную.

Когда начинали строить, деньги были только на гидротехническую часть и береговые территории. Город должен был подхватить идею, начать озеленять территорию, наполнять интересными объектами.

Берега были благоустроены тридцать лет назад, но с тех пор ни разу не обновлялись. Дорожки рассыпаются, берега рушатся.

Архитектор смотрит на водоросли:

— Мы видим, что водорослями уже засоряется вся вода. Никому до этого дела нет.

Согласно генплану, вся территория вокруг истока должна была быть одним из самых крупных и интересных парков Минска. Но благоустраивается она медленно, сейчас предпринимаются попытки сделать пляж.

— Вся парковая зона остается в девственном виде. Пользуясь этим, самые богатые люди отвоевали себе земли под коттеджную застройку.

Цнянку захватили лет за 20. До этого сюда приезжали иностранные гости, восхищались достижением советской ландшафтной архитектуры.

— Складывается впечатление, что чем больше ее запускают, тем больше находится желающих разместиться прямо рядом с водой. Захватывают территорию, ставят ограды с церберами и никого не пускают. Как такое вообще происходит? Для кого все это делалось? Для людей, для двух миллионов жителей Минска.

Допустить это было нельзя. Ведь в северо-западных, северо-восточных районах Минска вообще парков нет — сплошная застройка. Вот где жители должны были получить себе зеленую зону.

Цнянское водохранилище действительно плотной стеной обступают коттеджи. Борис Олегович смотрит из окна машины на новостройки и удивляется:

— Почему общая земля досталась избранным? Если хотят жить ближе к природе, пусть едут за город.

Направляемся к следующему каскаду — на улице Мирошниченко. Здесь водопад совсем небольшой.

— Посмотрите на лестницы, бордюры разрушаются, а ведь здесь могла быть лодочная станция, откуда на лодке можно было бы проплыть по водохранилищу. В жаркие дни тут народу тьма.

Вода, взявшая начало в Цнянке, направляется в Зеленый Луг и, сталкиваясь с улицей Мирошниченко, уходит под землю. Это так называемый водораздел: вода течет по трубам под улицами, а на поверхности — парк, часть которого заняли новые здания.

— В водной системе важна непрерывность. Зеленая масса и коридор воздуха должны были беспрепятственно продолжать движение через весь город. Но их отре́зали огромным бизнес-центром.

Далее водораздел опять прерывается новостройкой — торговым центром «Норд Сити».

Вода вновь поднимается на поверхность возле Логойского тракта.

Пройдя по трубам под землей, она выливается из каскада. Его высота — 4 с половиной метра, он образует водопады. Струи с грохотом падают на камни и сливаются с гладью. Рядом прогуливается утиное семейство.

— И здесь вода зарастает. Ступеньки рассыпаются. Раньше на качественное благоустройство не хватало денег. Думали, что за него возьмутся позже. Не взялись.

Вот упало дерево. Оно, наверное, сгниет здесь, и никто ничего не предпримет.

Неужели у города нет возможностей привести все в порядок? Какое головотяпство проявляется кругом! Разруха воспринимается как норма. А ведь по телевизору говорят, что мы центр Европы. Мы окраина…

Мы как-то предлагали сделать туристический маршрут по Слепянской водной системе. Купил билет, полетал на вертолете, посмотрел, как она устроена. Зарабатывать можно бесконечно много.

Едем к Национальной библиотеке. Здесь опять воздушные и зеленые потоки вдоль системы прерываются строящимся зданием на улице Скорины.

— Вся территория вокруг библиотеки по генплану — это городской парк. Композиция парка гармонична. С водной зоны должна была быть видна библиотека.

Внезапно появляется объект, который навсегда перекрывает ось. Идея непрерывности зеленого и воздушного потоков теряется навсегда. Поставили бы этот многофункциональный комплекс сбоку, почему именно здесь? Он пробкой стал в пространстве. К тому же кому он тут нужен? Будет прогорать. Думаю, все инстанции понимают, что это плохо, но все равно согласовывают.

Депутатские коттеджи на противоположном берегу тоже навсегда заняли общую территорию.

Застройщики, не стесняясь, отхватывают куски земли на протяжении всей Слепянской водной системы. Едем дальше по каналу вдоль улицы Филимонова. Здесь, к слову, еще полно места для строительства. Городские активисты стараются спасти то, что еще можно спасти, но силы неравны. На пересечении Филимонова и Парниковой вырос элитный комплекс «Аквамарин».

— Отхватили часть зеленой территории Слепянской системы, вырубили деревья, поломали откосы, построили элитные дома, которые «спустили ноги» прямо в воду. Этот жилой комплекс лишний в зеленом массиве. Какую проблему он решил? Территорию отгородили, виды из окон у жильцов хорошие, а для города что?

Откос оставили необработанным, до него дела застройщику уже нет. Цивилизованного спуска к воде нет.

Зато у жильцов есть калитка, закрывающаяся на ключ, которая выходит прямо к воде.

— Это градостроительное преступление, — говорит архитектор.

Один из самых разрушенных каскадов находится в районе улицы Академической. Им завершается очередной участок системы, отсюда вода также уходит под землю.

Сегодня купание здесь запрещено, но местным детям все равно: купаться-то больше негде.

Территория вокруг каскада высажена деревьями, которым нипочем время. А благоустройство от времени изрядно потрепалось: бетонные дорожки просели, края берегов сползают в воду, от скамеек остались одни намеки на них.

Слепянская водная система продолжает свой путь через Западный поселок. Несмотря на то, что это далеко не центр города, сюда тоже добрались строительные краны. Историю двух внедрившихся в зеленое пространство домов Onliner.by уже освещал. Один из них с карты уже не вычеркнешь, строительство второго заморозили.

— Есть понятие воздушных потоков, — объясняет Денис. — Территория с низкой застройкой обеспечивает прохождение через город крупных воздушных масс. В таких местах этажность зданий ограничена. Дом компании «Атлант-М» по ПДП должен был быть 9-этажным, но в итоге выросла 19-этажка.

Близнец дома должен был появиться напротив, но его строительство заморозила прокуратура, так как Министерство природы не утвердило ПДП на эту территорию. Сейчас застройщик лоббирует свои интересы через другие органы.

Видя, как город медленно и методично теряет градостроительное достижение, активисты обратились в «Минскградо» с рядом предложений. Как ни странно, несколько из них одобрили и приняли во внимание.

— Есть надежда, что объект в генплане выделят зелеными линиями, за которые нельзя заходить, — делится Денис Кобрусев.

Ответ УП «Минскградо»:

— Проблема Слепянской водной системы в том, что к ней не подходят комплексно, — уверен Денис Кобрусев. — Вторжение происходит точечно и на уровне ПДП. Необходимо создать один орган, который опекал бы ее. Невозможно очистить территорию здесь, но не очистить выше по течению. Без целостного подхода к системе не удастся сохранить ее уникальность.

Нужна проектная документация. Сделать ее несложно, потому что крепкая основа есть — остается лишь благоустроить, сорвать, положить, починить.

Борис Юртин, как уже упоминалось, предпринимает последнюю попытку спасти плод своей оставшейся в прошлом деятельности. Но он уже готов махнуть рукой, потому как ни один призыв начать реконструкцию Слепянской водной системы не получил отклика. Да и в современных архитекторах обладатель Государственной премии СССР разочарован:

— Многие ушли из профессии архитектора. Сейчас на этом поприще провал: нет хороших специалистов ни в проектных институтах, ни в университетах. В архитектуре важна эстафета — передача опыта из поколения в поколение. А с ломкой государственного строя эту эстафету потеряли.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Лора Нагапетян. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ