Пожар за $42 миллиарда: катастрофа на платформе Deepwater Horizon

 
274
20 мая 2015 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, panoramio.com, wikipedia.org

20 апреля 2010 года на глубоководной платформе Deepwater Horizon, бурившей очередную нефтяную скважину в Мексиканском заливе у побережья США, произошел взрыв. В результате вызванного им пожара платформа затонула, а за следующие полгода в воды залива из его недр вылилось около 5 млн баррелей нефти. На ликвидацию последствий трагедии корпорация British Petroleum была вынуждена потратить астрономическую сумму в $42 млрд. Onliner.by продолжает цикл статей о техногенных авариях и рассказывает о крупнейшей со времен Чернобыля экологической катастрофе.

Шельф Мексиканского залива — одна из главных нефтяных «житниц» планеты. Миллиарды тонн нефти и триллионы кубометров природного газа к вящему удовольствию США и Мексики образовались здесь в доисторические времена (в основном в прославленный Стивеном Спилбергом юрский период) из остатков погибшего планктона и водорослей.

Уже в XX веке человечество, обуреваемое ненасытной жаждой углеводородов, принялось разрабатывать эти месторождения. Специфика нефтедобычи на морском шельфе связана с необходимостью осуществлять ее с помощью нефтяных платформ, ко второй половине XX века превратившихся в сложнейшие инженерные комплексы стоимостью в сотни миллионов долларов.

Именно таким технологическим шедевром и была платформа Deepwater Horizon («Глубоководный горизонт»). Построенная в 2001 году за $560 млн в Южной Корее, она все девять лет своей жизни эксплуатировалась в Мексиканском заливе британской корпорацией BP (British Petroleum). Платформа относилась к полупогружному виду и не могла передвигаться самостоятельно. После транспортировки к месту бурения на специальном судне она «зависала» над ним на понтонах, однако при этом фиксировалась на месте не с помощью старых добрых аналоговых якорей, а благодаря системе мощных подводных двигателей, обеспечивающих ее точное позиционирование на определенном месте.

Платформа Deepwater Horizon была современным инженерным сооружением, на котором использовались самые последние технологии организации и проведения шельфового бурения. В частности, именно «Горизонт» в 2009-м на гигантском месторождении Тайбер пробурил самую глубокую на то время нефтяную скважину на планете. Аренда у собственника подобного комплекса обходилась BP почти в $500 тыс. в сутки.

К апрелю 2010 года Deepwater Horizon уже работала на месторождении Макондо, в 66 километрах от юго-восточного побережья американского штата Луизиана. Макондо — вымышленный город из романа «Сто лет одиночества» выдающегося колумбийского писателя Габриэля Гарсии Маркеса, гиблое, проклятое место, и это оказался как раз тот самый случай из пословицы про зависимость между названием лодки и ее способностью плавать.

День 20 апреля 2010 года был очередным рутинным днем для 126 специалистов, работавших на Deepwater Horizon над бурением очередной исследовательской скважины. Работа на Макондо для «Горизонта» уже заканчивалась, и вскоре платформу должны были перевезти на новые нефтеносные участки Мексиканского залива. В 21:45 по местному времени совершенно неожиданно для буровиков из водоотделяющей колонны (трубы, соединяющей подводное устье скважины с буровой установкой на платформе) вырвался фонтан морской воды. Спустя минуты воду сменил коктейль из ила, жидкой грязи и метана. Метан стремительно выделился из этой малоприятной смеси и, как это ему и свойственно, взорвался.

Одиннадцать человек, находившихся в непосредственной близости от взрыва, так никогда и не нашли, ни единого следа от них. Оставшиеся 115 работников были оперативно эвакуированы с Deepwater Horizon — это мероприятие (к чести BP и управляющей платформой компании-подрядчика Tranceocean) было организовано в соответствии с нормами техники безопасности. К сожалению, нельзя сказать того же о самом процессе бурения, который, как показало дальнейшее следствие, осуществлялся с грубыми нарушениями, что и привело к катастрофе.

Платформа была обречена. Пожар пытались потушить в течение полутора суток, но безуспешно. Спустя 36 часов после начала катастрофических событий Deepwater Horizon затонула, оказавшись в итоге на морском дне на глубине в 1500 метров.

Первоначально BP оптимистично оценивала возможные последствия аварии, заявив даже, что утечка нефти из скважины минимальна (1—5 тыс. баррелей в сутки) и все ограничится потерей «Горизонта» и гибелью 11 человек персонала. Реальные масштабы произошедшего, к сожалению, даже близко не соответствовали оригинальным прогнозам.

По разным оценкам, в течение первых трех месяцев из аварийной скважины вытекало в среднем 62 тыс. баррелей нефти в день. В общей сложности в водах Мексиканского залива оказалось 4,9 млн баррелей (около 670 тыс. тонн) нефти — события приняли характер экологической катастрофы, крупнейшей со времен аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Не по количеству жертв, разумеется, а по масштабам воздействия на окружающую человека среду.

Размах случившегося стал очевиден уже через три дня после событий 20 апреля, когда площадь нефтяного пятна достигла 250 квадратных километров. Еще через неделю его окружность составила почти тысячу километров и продолжала увеличиваться, двигаясь при этом к американскому побережью.

Экологи смогли обнаружить около 7 тыс. животных (в основном птиц), которых ждала мучительная углеводородная смерть. Фотографии несчастных когда-то белоснежных пеликанов, покрытых грязно-коричневой маслянистой пленкой, мертвых маленьких морских черепах и дельфинов, которым уже никогда не суждено было обсудить на своем дельфиньем языке безалаберное человечество, оккупировавшее маленькую голубую точку во Вселенной, обошли страницы всех мировых газет и журналов, появились на экранах основных телеканалов планеты.

Но это была лишь видимая верхушка айсберга. Можно только предполагать, сколько десятков тысяч крупных животных, бесконечное число более мелких и примитивных организмов погибло, как пострадали морские растения, к каким генетическим последствиям еще приведет насильственное вторжение 5 млн баррелей моноароматических углеводородов в сложившуюся биосферу региона.

Люди в сравнении с флорой и фауной отделались сравнительно легко. Жертвами катастрофы стали 13 человек: 11 буровиков на платформе и еще 2 человека, погибшие при разных обстоятельствах во время ликвидации последствий аварии. За все остальное пришлось расплатиться большим количеством свободно конвертируемой валюты.

На полгода в Мексиканском заливе были запрещены все буровые работы (совокупный косвенный убыток всех заинтересованных компаний оценить сложно). Без работы на долгое время остались рыбаки и множество американцев и мексиканцев, занятых в туристической отрасли, ведь количество желающих купаться в масляных пятнах и загорать на пляжах, украшенных нефтяными отходами и трупами птиц, значительно сократилось. Счет людей, потерявших (пусть и временно) основной источник дохода шел на сотни тысяч.

Наконец, львиную долю расходов понесла (и заслуженно) компания BP, объявленная главным виновником произошедшей трагедии. Все мероприятия по ликвидации ее последствий объединялись в две большие группы: во-первых, необходимо было что-то делать с аварийной скважиной, продолжавшей исправно поставлять нефть с глубины в полтора километра на поверхность; во-вторых, эту уже попавшую в воду нефть требовалось собрать, по возможности вернув Мексиканскому заливу прежний вид.

Отдельные отчаянные головы предлагали даже устроить ядерный взрыв для герметизации скважины, руководствуясь своеобразным, хотя и отчасти успешным опытом Советского Союза. К счастью, от подобных операций все же отказались, сконцентрировавшись на более консервативном лечении. Протекающую скважину было решено накрыть стальным куполом, который собирал бы практически всю нефть, а затем по трубопроводу отправлял бы ее на поверхность в специальные танкеры. Параллельно через две так называемые разгрузочные скважины в аварийную подавалась бы смесь из цемента и бурового раствора, которая собственно и должна была со временем полностью герметизировать утечку из подводного месторождения.

После первых неудач предложенная схема все же была осуществлена на практике. 75-тонный стальной колпак стал собирать до 85% всей попадающей в залив нефти. При этом ее приток постоянно сокращался в результате продолжающейся закачки в скважину цемента. 19 сентября 2010 года руководство BP объявило, что скважина «фактически мертва», подразумевая ее полную герметизацию.

В то же время по всем фронтам шла напряженная борьба с уже образовавшимся гигантским нефтяным пятном и его дальнейшим распространением. Острова в заливе и на его побережье ограничивались специальными боновыми заграждениями, нефть собиралась механическим способом (с помощью скимминга) и выжигалась, над пятном распылялись диспергенты, осаждающие нефтяную пленку на поверхности воды, использовались даже бактерии-деструкторы, для которых углеводороды служили источником питания.

Параллельно шло и расследование непосредственных причин катастрофы. В результате продолжавшегося почти два года расследования выяснилось, что BP и ее подрядчик Tranceocean, вкладывая в разработку месторождения сотни миллионов долларов, при этом использовали для бурения технологии, максимально его удешевляющие. Например, для цементирования скважины при начале ее формирования использовался цемент, качество которого оказалось не соответствующим существовавшему там давлению.

Протечки природного газа и нефтяного конденсата в буровую колонну не были вовремя обнаружены персоналом платформы. Данные о ситуации в скважине интерпретировались работниками Deep Horizon неверно. Более того, были отмечены конструктивные недостатки «Горизонта», ведь вырвавшийся из скважины метановый коктейль вместо того, чтобы оказаться сразу в окружающей среде, распространился по платформе через вентиляционную систему, что впоследствии привело к взрыву этой смеси. Каждый из этих факторов в отдельности не мог привести к столь масштабной аварии, но в совокупности им это, увы, удалось.

В общей сложности BP вынуждена была потратить на ликвидацию последствий пожара на собственной нефтяной платформе, урегулирование десятков тысяч поданных судебных исков от прямо или косвенно пострадавших жителей США и собственных сотрудников, компенсацию расходов государства, штрафы и прочие расходы астрономическую сумму в $42 млрд. Рыночная стоимость компании упала, она вынуждена была начать распродажу своих активов и уволить генерального директора. В глазах миллионов людей респектабельный прежде бренд BP стал ассоциироваться с халатностью, безответственностью, стремлением сэкономить на безопасности.

Впрочем, нельзя не признать, что предпринятый после катастрофы комплекс мер оказался достаточно эффективным для минимизации нанесенного человеком природе вреда. Судя по последним исследованиям, Мексиканский залив уже в достаточной степени оправился от 5 млн баррелей оказавшейся в нем нефти. Конечно, долгосрочное влияние аварии на биосферу еще предстоит оценить, но по крайней мере в данном случае можно считать, что урок пошел человечеству на пользу. Ведь жизнь продолжается, а без нефти она сейчас невозможна.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, panoramio.com, wikipedia.org
ОБСУЖДЕНИЕ