Крако: средневековый итальянский город-призрак

 
04 мая 2015 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, panoramio.com, wikipedia.org

Патриархальная южная Италия. Медзоджорно, «земля полудня» — страна жары, пшеничных полей, оливковых рощ, мафии и совершенно особенного менталитета. Здесь, в регионе Базиликата, на «подъеме» Апеннинского «сапога», между его «подошвой» и «каблуком», в 40 километрах от побережья залива Таранто, на высокой, кажущейся неприступной скале высотой 400 метров расположен городок Крако. Он ничем не отличался бы от сотен других окрестных населенных пунктов, если бы не одно обстоятельство: к началу 1980-х он был практически полностью покинут людьми. Почему это произошло? Как образовался средневековый город-призрак, возможно, самый живописный на планете — в обзоре Onliner.by.

Италия только кажется страной, прочно объединенной мощными духовными скрепами: религией, языком, культурой. На самом деле зажиточный индустриальный Север во многом принципиально отличается от куда более бедного и при этом сельскохозяйственного Юга. Конечно, в последние десятилетия многие различия в той или иной степени сгладились, стали менее вызывающими, но Медзоджорно, как назвал южную половину страны Гарибальди, по-прежнему остается патриархальной житницей, за солнечным фасадом которой скрываются бедность, депрессия и высокий уровень криминала.

Юг Италии не смог как следует подготовиться к промышленной революции XIX века, вступить в эру научно-технического прогресса во всеоружии. Традиционно специализировавшийся на сельском хозяйстве, он стал заложником полуфеодальной аграрной системы, в которой господствовали крупные земельные латифундии. Консервативный уклад жизни, низкая грамотность населения, традиционная крестьянская бедность и ставшая ее прямым следствием массовая эмиграция жителей Медзоджорно в страны по другую сторону Атлантики во многом определили те проблемы, с которыми итальянский Юг сталкивается и поныне.

При этом регион Базиликата, где находится ставший призраком городок Крако, к типичной Медзоджорно не отнесешь. Он гористый, с преобладанием высоких скалистых холмов и выжженных, порой полупустынного вида пейзажей. Сельским хозяйством, основой местной экономики, здесь успешно заниматься сложнее, чем, например, в соседних Кампании или Калабрии. Отсюда еще более низкая плотность населения из-за активной эмиграции местных жителей в США в конце XIX — начале XX веков. Что получается, когда подобные процессы сопровождаются природными катаклизмами, как раз ярко показывает судьба Крако.

Сердце Базиликаты. До ближайшего действительно крупного города — Таранто — почти 90 километров, до одноименного залива, отделяющего «подошву» условного итальянского «сапога» от его «каблука», — в два раза меньше. Общественным транспортом сюда добраться сложно, да и нет здесь ничего особенно привлекательного для среднестатистического туриста. Небольшие городки, у нас претендовавшие бы разве что на статус деревни, склоны гор, которыми в Италии никого не удивишь, изъедены десятками оврагов. Такой пейзаж назвали итальянским словом «каланчи», и это прямой результат интенсивного обезлесения в результате беспощадной и часто бессмысленной человеческой эксплуатации природы.

Массивная скала высотой 400 метров нависает над долиной реки Кавоне. Скала как скала, долина как долина, река как река — таких тысячи по всей стране. Но именно эту скалу, эту долину и эту реку выбрали в VI веке нашей эры византийские греки, бежавшие с побережья в глубь Апеннин, где они пытались спрятаться от бесконечных набегов средиземноморских пиратов. Безымянную гору над Кавоне сочли достаточно удобной для обороны от агрессивных ополченцев с моря.

Куда менее удобной она была для строительства города. Впрочем, грекам, а потом и народам, пришедшим им на смену, рельеф никак не мешал. С течением веков крутые скалистые склоны обросли жилыми домами, церквями и даже палаццо богатых жителей Крако.

Самый же центр города и заодно высшую точку горы занял замок, построенный норманнскими завоевателями в XII—XIII веках. Впрочем, замок этот напоминает, скорее, одиночную, пусть и массивную башню.

Слово «крако» — это простонародное искажение латинского слова «гракулум» — «маленькое вспаханное поле». Именно такое имя городку над долиной Кавоне дал в середине XI века местный архиепископ, вероятно, вдохновившись окружающими пейзажами. В то время Гракулум-Крако, скорее всего, представлял собой идиллическую картину. Массивная скала с укрепленным населенным пунктом нависала над пологими холмами, где трудолюбивые крестьяне в поте лица добывали у земли насущный хлеб.

К середине XVI века здесь жило 2600 человек, затем в дело вмешались эпидемии, неурожаи, естественный отток населения в более крупные города. В XIX веке после начала системного кризиса сельского хозяйства в Италии эти тенденции еще более усилились — люди стали массово бежать на индустриальный Север, а то и вовсе и из страны. Население стабилизировалось на уровне 1500—1800 человек. Крако, скорее всего, и по сей день продолжал бы существовать как любой другой заурядный южноитальянский городок, если бы не события, случившиеся с ним уже в середине XX века.

Выяснилось, что отвесная скала, выбранная для размещения города, оказалась не такой скалистой, как хотели бы ее современные жители. В Средние века она вполне успешно выполняла возложенные на нее функции, защищая горожан от постороннего вмешательства, но век прогресса в сочетании с традиционными для региона регулярными природными катаклизмами нанес горе непоправимый ущерб.

В конце 1950-х годов Базиликату стали регулярно беспокоить хотя и не сильные, но регулярные землетрясения, а жители Крако начали обращать внимание на трещины, появившиеся на их домах. Проведенные геологические исследования скалы показали, что она представляет собой не цельный массив горной породы, а своеобразный «слоеный пирог».

Одним из верхних слоев этого «пирога» была обычная глина. Как показал опыт Крако и еще одного итальянского объекта — плотины Вайонт, глина представляет собой не лучшее основание для фундаментов домов. На протяжении столетий и даже тысячелетий ее устойчивости, впрочем, хватало для нормальной полноценной жизни. Только в XX веке совокупность факторов привела к фатальному разрушению этой системы.

Именно в этом столетии «слоеный пирог» скалы Крако стал подвергаться дополнительному вмешательству человека. Технический прогресс вызвал естественное желание местных жителей пользоваться его плодами. В горе стали прокладываться инженерные коммуникации, например водопровод и канализация, нарушившие ее стабильность.

Кроме того, в попытке укрепить склон горы после первого серьезного землетрясения 1959 года была построена специальная подпорная стена, однако вместо того, чтобы выполнить свою благую миссию, стена стала дополнительным препятствием для грунтовых вод. Их уровень повысился, и вода стала проникать сквозь ту самую глиняную прослойку в верхней части скалы. Скользкая глина, бывшая основанием для большинства городских построек, естественным образом только усилила их деформацию. И фоном для этого выступали продолжавшиеся все 1960-е годы землетрясения.

Катастрофа представлялась делом обозримого будущего, и в конце концов провинциальные власти приняли непростое решение об отселении города. Специально для тогдашних жителей Крако уже внизу, в безопасной речной долине был построен новый поселок Крако Пескьера, куда к 1963 году и переехало большинство горожан. Остальные присоединились к ним в течение следующих полутора десятилетий после того, как стало очевидным, что разрушительные процессы в старом Крако продолжаются. К началу 1980-х город практически полностью опустел.

Естественно, вниз жители унесли с собой все, что только можно, оставив на скале, по сути, лишь голые стены своих старых домов. Забытых или специально оставленных реликтов прошлого, как в украинской Припяти или киприотской Вароше, тут не найдешь, зато в достатке другого — атмосферы цельного исторического итальянского городка, существовавшего тысячу с лишним лет.

При этом по иронии судьбы прогнозы геологов, по крайней мере пока, не сбываются. Системных разрушений в Крако так и не произошло, лишь естественная деградация оставленных без человеческого внимания и ухода зданий. Благодаря этому главный итальянский город-призрак стал популярным местом для съемок фильмов, нуждающихся в соответствующей натуре, к тому же совершенно бесплатной и не требующей неудобств для жителей. Например, здесь снимались сцены для «Страстей Христовых» Мэла Гибсона или «Кванта милосердия», очередной серии «бондианы».

Пользуется успехом Крако и у любителей заброшенной архитектуры. Формально доступ в город запрещен, но традиционная итальянская расслабленность в исполнении законов и контроле за ним удачно сочетается с естественным желанием большинства приезжающих сюда немножко нарушить установленные правила.

Вновь появились здесь и постоянные жители, пусть их и единицы. Естественно, нелегально «самоселы» заняли пустующие дома, отрезанные от инженерных коммуникаций, ведя здесь жизнь, привычную, скорее, в XV веке.

Дважды в год на традиционные городские фестивали сюда из своего нового поселка в долине возвращаются и старые жители Крако. В церкви Санта-Мария-делла-Стелла вновь идет служба, люди заходят в свои покинутые дома, замковую башню, вспоминают прежние, но безвозвратно ушедшие времена.

Ведь, несмотря на то, что пока предсказания геологов не оправдались, разрушение Крако — вопрос лишь времени и следующего сильного землетрясения.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, panoramio.com, wikipedia.org
Без комментариев