У жителей частного сектора в районе аэропорта Минск-1 изымают землю и дома. Люди начинают борьбу за собственность

 
674
25 апреля 2015 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Алексей Матюшков

Михаил Малаш живет в коттедже на улице Вильямса возле аэропорта Минск-1 и содержит на своем участке крупнейший в столице частный ботанический сад. На 12 сотках — более 250 видов растений, включая редкие для Беларуси вечнозеленые деревья и зимующие в открытом грунте кактусы и пальмы. Богатейшая коллекция, ценность которой признана учеными, под угрозой уничтожения. Землю у Михаила хотят отобрать, а дом снести. Недавно хозяин получил уведомление из УКСа Мингорисполкома об изъятии участка в связи со строительством комплекса «Минск-Мир». Узнав о предстоящем сносе, он и жители других частных домов решили бороться за свою собственность. «На месте нашего поселка планируется новая малоэтажная застройка. Городские власти за счет народных денег хотят снести добротные дома для того, чтобы иностранный инвестор здесь же построил другие добротные дома, — говорят люди, обратившиеся в редакцию Onliner.by. — Мы убеждены, что это решение противоречит как действующему законодательству, так и здравому смыслу».

Частный сектор в районе улицы Вильямса — это более 50 дворов, зажатых со всех сторон промзоной, гаражами и автобусным парком. После войны здесь возводили жилье для рабочих авиационного завода, в 1950-х сюда переселяли с улицы Солнечной людей, землю которых забрал строящийся Минский камвольный комбинат. Деревянные домики разбирали по бревнам и перевозили в окрестности аэропорта, где восстанавливали на новом месте.

Власти давно рассудили, что старые дома не представляют архитектурной ценности и им нет места в новом районе. 22 сентября 2014 года президент подписал указ №456 «О реализации инвестиционного проекта „Экспериментальный многофункциональный комплекс «Минск-Мир»“». В документе прописано, что к 2027 году сербская компания «Дана-Астра», известная по комплексу «Маяк Минска», должна застроить жильем огромную территорию площадью около 3 квадратных километров: аэропорт и прилегающие к нему с востока земли. В зону перспективной застройки попал частный сектор: улицы Вильямса, Физкультурная, Докучаева и два переулка. Сносом домов на этом участке будет заниматься УКС Мингорисполкома за счет бюджета Минска. Как отмечено в указе, затраты, связанные с расселением жителей, заказчик комплекса компенсирует городу только после 1 января 2028 года.

— Сам я сибиряк. Родился в Томске, куда Столыпин переселил моих предков из Беларуси. 18 лет назад эмигрировал в Минск, на этническую родину, получил белорусское гражданство, — рассказывает нам Михаил. — Купил здесь дом. Через некоторое время бабушка-соседка решила продать свой дом, и его приобрели мои родители. Сейчас они готовятся переехать в Минск из России.

Восемь лет назад Михаил смог реконструировать жилье. Подготовку проекта и получение согласования он сравнивает с прохождением «трех кругов ада» и заверяет нас, что все документы были оформлены на законных основаниях.

Присланное из УКСа уведомление гласит, что земля изымается для государственных нужд. Владельцам предписывается определиться с типом компенсации. Аналогичные письма получили собственники как ветхих домов, так и добротных коттеджей.

— Мы, местные жители, категорически поддерживаем проект «Минск-Мир». Все мы хотим жить в красивых домах в престижном районе рядом с метрополитеном. Но мы против поголовного сноса. Предлагаем оптимизировать проект, чтобы избавить государство от необоснованных трат, — излагает коллективную позицию Михаил. — Мы настаиваем, чтобы наш маленький частный сектор, который составляет всего 1,8% территории будущего комплекса, был вписан в план застройки. За свой счет мы готовы модернизировать наши дома, надстроить вторые этажи, выкрасить крыши в один цвет. Сделать все в том виде, как предпишет Комитет архитектуры Мингорисполкома. Поверьте, люди давно построили бы здесь хорошие коттеджи. Но до настоящего момента городские власти не позволяли проводить сколь-нибудь серьезную реконструкцию, опасаясь повышения компенсационной стоимости имущества в случае изъятия участков.

Последние десять лет Михаил серьезно занимается экспериментальным садоводством. Изучает, как приживаются в нашем климате экзотические вечнозеленые растения. Высокая научная значимость его сада признана кафедрой ботаники биологического факультета БГУ. В экспертном заключении, которое дал доцент кафедры, кандидат биологических наук Максим Джус, отмечено, что «собрание растений является крупнейшей из известных частных коллекций подобного рода в Минске», а некоторые новые для нашего региона виды деревьев «могут быть использованы в качестве маточных для их более широкого размножения и использования в озеленении Минска».

— По традиции из года в год Минск озеленяется цветами, период жизни которых недолговечен. В советские времена сажали тополя. Тогда никого не волновало, что их пух переносит пыльцу, вызывающую аллергию. Я считаю, что Минск надо озеленять красивыми вечнозелеными растениями. Все, что вы видите вокруг моего дома, — вот таким может быть наш любимый город, — говорит Михаил и приглашает нас прогуляться по саду.

— Все мы видели плакучие ивы. А знаете ли вы плакучие формы среди хвойных пород? Взгляните — нутканский кипарисовик. Абсолютно неприхотливое растение, — говорит Михаил.

— А вот широко распространенный в Китае горохоплодный кипарисовик с желтоватым отливом хвои. Вполне устойчив в нашем климате. Просто непонятно, почему мы не видим его на улицах города.

Шесть зим провела в саду и прекрасно чувствует себя японская криптомерия:

— Здесь около 30—40 растений, которые не встречаются не только на улицах Минска, но даже в Центральном ботаническом саду. Например, секвойядендрон — крупнейшее в мире дерево, на пне которого помещается духовой оркестр. В нашем климате, конечно, оно не достигнет таких размеров, но приживается неплохо. Переносит морозы до минус 25 градусов.

— Вы удивитесь, но в Минске могут зимовать и некоторые лиственные растения. Обратите внимание — японская аукуба. При температуре ниже минус 18 градусов ее надо присыпать снегом. Но в этом году, например, была теплая зима, и я ее никак не прикрывал.

— Только посмотрите на эти зеленые листья! Лавровишня выдерживает морозы до минус 23 градусов. То есть укрывать ее надо всего раз в несколько лет на пару ночей.

Хорошо зимуют в саду и горные канадские кактусы.

Чилийская араукария — растение третичного периода, времен поздних динозавров. У себя на родине, в Чили и на западе Аргентине, это хвойное дерево достигает высоты 20-этажного дома. А в Европе оно используется в декоративных целях. Морозостойкость — до минус 18 градусов.

— В 1950-е годы возле Дома правительства росли настоящие пальмы. Эти времена запечатлены на архивных фотоснимках и кинолентах. Те пальмы находились в кадках и красовались на улицах только летом, — говорит садовод. — Третий год на участке я экспериментирую с морозостойкой пальмой и хочу доказать, что эти растения можно выращивать у нас и в открытом грунте. Только при температуре ниже минус 14 градусов их надо чем-то накрывать. Представляете, какое разнообразие внесли бы пальмы в озеленение наших городов!

Среди вечнозеленого оазиса каким-то чудом сохранился старый бревенчатый дом, перевезенный сюда прежними хозяевами (вероятно, с улицы Солнечной). Увитая плющом избушка превратилась в этнографический музей с крестьянской утварью.

— Дедушка, у которого я покупал участок, использовал эту хибарку как токарную мастерскую. Говорил, дом XIX века. У меня рука не поднялась снести. Решил, пусть будет музей. Почти все экспонаты найдены на чердаках в белорусских деревнях, подарены родственниками и друзьями. Только старинный патефон куплен на «Поле чудес», — рассказывает Михаил.

Музей рассчитан в том числе и на туристов. Второй этаж жилого дома Михаил использует в качестве гостиницы. В интерьерах комнат много «состаренной» мебели. Но некоторые предметы, такие как зеркало и платяной шкаф, имеют давнюю историю.

— Участок, сад, дом — это половина моей личности. Эти 12 соток для меня бесценны. По закону стоимость всех сносимых зеленых насаждений компенсируется. Можно оценить яблоню, грушу, малину, крыжовник. А как узнать, сколько стоит укорененная криптомерия или секвойядендрон? Сомневаюсь, что в Беларуси есть методика оценки таких деревьев, — говорит Михаил. — Закрытие гостиницы — тоже убытки и упущенная выгода. Как это оценить? Надеюсь, нам все-таки удастся доказать абсурдность решения о сносе и его пересмотрят.

Тревоги Михаила понятны. Однако нельзя не заметить: отчасти он сам загнал себя в тупик. С его же слов, о сносе частного сектора говорили давно, еще до проектов «Минск-сити» и «Минск-Мир». Правда, раньше власти города сообщали, что займутся расселением района улицы Вильямса не раньше 2020 года. Человек будто не принимал эти планы всерьез.

Пообщались мы и с другими жителями частного сектора, получившими письма о предстоящем изъятии участков из УКСа и «Белгипрозема». Среди них и Алла Артемова. Пять лет назад женщина продала квартиру и купила дом в переулке Вильямса.

— Хотела со временем обустроить для жизни второй этаж, но мне даже крышу в собственном доме отремонтировать не разрешили, — говорит Алла Леонидовна. — Сейчас нашу семью вынуждают переселиться в квартиру. В УКСе говорят, что предложат Каменную Горку, а если откажемся, то Сокол. Была на приеме у заместителя председателя Мингорисполкома Виктора Лаптева. Он не скрывал, что у города не так много квартир. На выбор дадут несколько вариантов. Не нравится — берите участок в радиусе 100 километров.

Помимо жилья, в частном секторе есть несколько объектов малого и среднего бизнеса. В 1998 году Иван Берестевич возвел рядом с домом двухэтажную постройку, где открыл автомастерскую.

— Мы согласовывали проект два года, прошли два десятка инстанций, закупали оборудование, долгое время нарабатывали клиентуру. Изъятие участка фактически рубит наш бизнес под корень, — сожалеет хозяин дома. — Новый участок в Минске не дадут, хотя по закону предложить обязаны. А если бы и дали, то все равно пришлось бы начинать все с нуля.

Не хотят переезжать в квартиры и некоторые местные старики. Свой дом, говорят, как второе сердце. Здесь выросли, состарились, здесь хотят спокойно дожить свой век.

Конечно, есть в частном секторе и захудалые дома, жильцы которых, должно быть, давно мечтают перебраться в квартиры и навсегда забыть о протекающей крыше и туалете на улице.

Что конкретно построят в районе улицы Вильямса — люди не знают. На эскизах комплекса «Минск-Мир», представленных в 2013 году на конкурсе архитектурных проектов, восточнее аэропорта была запроектирована коттеджная застройка, а сама территория обозначена как дипломатический городок. Но с тех пор планы заказчика и Мингорисполкома могли измениться.

— Непонятно, зачем сносить наши еще вполне крепкие дома. Чтобы застроить район новыми коттеджами? Неужели мало земли? — задаются вопросами жители улицы Вильямса. — Да ведь столько места пустует! Так почему бы не сохранить на окраине «Минск-Мира» несколько улочек старой застройки? Если нас не слышит Мингорисполком, быть может, задумается заказчик. Самое время продемонстрировать, чего стоит белорусско-сербская дружба. Конечно, есть люди, которые хотели бы поскорее получить взамен квартиру и уехать отсюда. Пусть уезжают. А мы готовы обновить фасады и заборы, надстроить вторые этажи. Лишь бы остаться здесь. Наши дома — это история. Землю возделывали наши отцы и деды, в нее вложена душа. Утрату чувства хозяина нам никто не возместит ни по каким рыночным ценам.

Жители частного сектора в районе аэропорта создали группы в социальных сетях, где разместили видеообращения к властям. Там же есть текст письма, направленного в Администрацию президента и Мингорисполком. Ответы из этих инстанций пока не поступили. Onliner.by будет следить за развитием ситуации.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ