Олимпийский парк Мюнхена: образцовый жилой район 1970-х и место одного из самых громких терактов ХХ века

 
31 октября 2014 в 8:30
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский

Рано утром 5 сентября 1972 года восьмерка арабских боевиков проникла в дом на улице Коннолиштрассе, 31, в Мюнхене и захватила в заложники несколько израильских спортсменов. Одиннадцать из них, включая только что эмигрировавшего в Израиль коренного минчанина Марка Славина, в ходе неудачной операции по ликвидации террористов погибли. Для мюнхенской Олимпиады этот сентябрь стал действительно черным. Корреспонденты Onliner.by побывали на месте одного из самых нашумевших терактов XX века и обнаружили вокруг, в тени знаменитого автомобильного завода BMW, идеальный жилой район рубежа 1960—1970-х годов, прекрасно переживший трагедию и последовавшие за ней десятилетия.

Весной 1966 года в роскошном римском отеле Excelsior Международный олимпийский комитет на очередной своей сессии принял решение, которого с большим нетерпением ожидали в Федеративной Республике Германия. Право проведения юбилейных, XX летних Олимпийских игр было торжественно отдано Мюнхену, третьему по количеству населения немецкому городу и столице Баварии.

Важность этого события для жителей и руководства государства было сложно переоценить. В 1936-м Германия уже принимала летнюю Олимпиаду, и те, берлинские, Игры прошли в малоприятной атмосфере нацистского произвола. Новая Олимпиада должна была продемонстрировать планете и совершенно новую страну — Германию, избавившуюся от человеконенавистнической идеологии, имперских амбиций, демократическую, просвещенную, с оптимизмом смотрящую в светлое будущее. В Мюнхене, этой родине нацизма, «городу и миру» должно было быть с триумфом представлено немецкое «экономическое чудо» во всем его ошеломительном масштабе.

Официальным слоганом этих соревнований стало выражение Die heiteren Spiele («Счастливые Игры»), а основной концептуальной темой — «Зеленая Олимпиада». Мюнхенский оргкомитет соблазнил МОК экологической тематикой задолго до того, как она (в архитектурном контексте) вошла в моду.

Еще одним немаловажным фактором, повлиявшим на выбор Мюнхена в качестве столицы главного спортивного турнира планеты, был собственно архитектурный проект, предполагавший строительство не только комплекса футуристических спортивных объектов, но и Олимпийской деревни по соседству друг с другом, буквально в шаговой доступности. Опыт реализации этой идеи ко всему прочему стал и ярким примером успешного превращения ранее не используемых городских территорий в крупный многофункциональный центр общегородского значения.

Для возведения олимпийского комплекса был выбран район Oberwiesenfeld на северной окраине Мюнхена. В первой половине XX века здесь размещались военный полигон и аэродром, а также располагалось предприятие под названием Bayerische Motoren Werke, выпускавшее авиационные двигатели.

После окончания Второй мировой войны завод очень успешно переориентировался на выпуск автомобилей. Производственный комплекс с харизматичной штаб-квартирой автогиганта, представляющей собой сгруппированные в единое целое четыре цилиндра, уже является одним из символов Мюнхена, а расположенные по соседству музеи марки пользуются бешеной популярностью среди приезжающих в столицу Баварии туристов. Продукция предприятия, известного под аббревиатурой BMW, полюбилась и многим белорусам, став частым гостем на страницах Onliner.by.

Еще одним объектом на Обервизенфельде была Trümmerberg, гора, сформированная из вывезенных сюда остатков разрушенных при бомбардировках города зданий. Именно тут, между Трюммербергом и заводом BMW, на пустыре площадью 300 гектаров и было запланировано соорудить основные спортивные сооружения к Олимпиаде 1972 года и жилую деревню для участников соревнований.

На снимке видно первое, построенное в 1968 году, сооружение комплекса — Olympiaturm, Олимпийская башня

Генеральный план олимпийского комплекса разработало бюро штутгартского архитектора Гюнтера Бениша. Его главной (и новаторской для конца 1960-х) идеей было стремление максимально сблизить архитектуру и природу. Сущности, ранее вступавшие друг с другом в активное противоречие, в Мюнхене должны были выступить единым целым. По сути, Обервизенфельд превращался в один гигантский парк с водоемами, в котором размещались спортивные объекты. При этом олимпийские здания не выглядели в этом парке инородными телами благодаря использованной при строительстве концептуальной идее архитектора и инженера Фрая Отто.

Их центральный кластер, состоящий из «Олимпиаштадиона» (главного олимпийского стадиона), универсального зала для игровых видов спорта и плавательного бассейна, накрывался единой кровлей из ажурных легких конструкций, выполненных из плексигласа. Его полупрозрачные листы подвешивались к опорам с помощью стальных тросов.

Получившийся результат напоминал паутину, опутавшую спортивные сооружения. При этом данные объекты, самые массивные среди всей номенклатуры олимпийских стадионов, еще и специально размещались в котловинах. Лучший контраст с подавляющей монументальной неоклассикой, которую нацисты строили к берлинской Олимпиаде 1936 года, было сложно придумать. Футуристические идеи Бенеша и Отто стали архитектурным символом той новой Германии, которую ее правительство и стремилось представить миру.

Больше трех десятков лет мюнхенский «Олимпиаштадион» был домашним стадионом для самых известных футбольных клубов города — «Баварии» и «Мюнхена-1860». В 2005 году команды переехали на новую Allianz Arena. Олимпийский стадион стал использоваться куда реже, в основном для проведения легкоатлетических соревнований и концертов.

Бассейн продолжает использоваться по прямому назначению, при этом сохраняя для посетителей довольно демократичные цены.

К Олимпиаде привели в порядок и гору Трюммерберг. Искусственный холм, в котором покоятся останки значительной части исторического Мюнхена, засыпали землей и озеленили, а на вершине устроили обзорную площадку.

Впрочем, куда более впечатляющие панорамы здесь открываются с Олимпийской башни. Сооружение высотой 291 метр построили еще в 1968 году для ретрансляции передач телеканалов и радиостанций. Заодно ее решили приспособить и для отдыха трудящихся. На отметке 182 метра устроен вращающийся ресторан (достаточно дорогой), а еще восемью метрами выше работает прекрасная куда менее дорогая и, что самое главное, открытая смотровая площадка с замечательными видами на город. В ясную, без дымки погоду достопримечательности Мюнхена можно даже сфотографировать на фоне Альпийских гор.

Сооружение спортивных объектов было лишь частью масштабной задачи, стоявшей перед архитекторами и строителями. Всех спортсменов и судей, участвовавших в соревнованиях, требовалось обеспечить и комфортным жильем. При этом данный вопрос необходимо было решить столь элегантно, чтобы Олимпийская деревня и после окончания Игр осталась востребованной уже среди обычных жителей Мюнхена.

Место теракта на мюнхенской Олимпиаде 1972 года обведено красным кружком

Олимпийская деревня здесь представляет собой очередной опыт все еще популярного в конце 1960-х даже в Западной Европе массового высокоплотного жилищного строительства индустриальными методами. В общем и целом, ее формат полностью соответствует привычному нам микрорайону. Группа жилых домов формирует относительно автономное градостроительное образование, обеспеченное всей необходимой вспомогательной инфраструктурой: торговой, рекреационной, сферы услуг. С высоты обзорной площадки Олимпийской башни обычным микрорайоном деревня и выглядит. Отличия от наших «спальников» того же периода становятся видны, когда к домам подходишь ближе. Как обычно, дьявол кроется в деталях.

Олимпийскую деревню и столь же Олимпийский парк со спортивными объектами разделяет Georg Brauchle Ring, эта своеобразная местная МКАД, Мюнхенская кольцевая автомобильная дорога. Оживленная улица здесь утоплена в землю, что позволило избежать лишних подъемов и спусков по лестницам: две половины олимпийского комплекса объединены пешеходным мостом.

У «деревенского» выхода с него установлен мемориальный знак, посвященный памяти жертв того самого теракта 1972 года.

Комплекс жилых домов рассчитан без малого на пять тысяч квартир и 10 тыс. жильцов. Впрочем, во время Олимпиады здесь умудрились разместить около 12 тыс. спортсменов и судей.

Проектирование Олимпийской деревни было поручено компании Eckert & Wirsing. Вся жилая зона разделена на три сектора, границами которой служат длинные изогнутые дома переменной этажности (7—14 этажей) с балконами, расположенными на фасадах в виде террас. У их подножия находятся малоэтажки, зеленые зоны и общественные здания. Еще одна пара высоток в 19—20 этажей закрывает район со стороны завода BMW.

Цифрами на плане обозначены: 3 — торговый центр, 4 — церковный центр, 5 — развлекательный центр и почта, 6 — столовая, 10 — мужская деревня, 11 — женская деревня, 12 — гостиница

Любопытно, что спортсмены и спортсменки были в деревне принудительно разделены. Предполагалось, что ничто, никакие человеческие слабости и удовольствия не должны отвлекать участников от установки олимпийских рекордов. Для девушек была выделена одна из 19-этажных высоток, с балконов которой они могли наблюдать за жизнью Баварских моторных заводов, и целый сектор бунгало на 800 человек.

Сблокированные двухэтажные домики, занимающее южную часть Олимпийской деревни, после окончания Игр были превращены в жилье для студентов. Каждый из них — площадью 21 квадратный метр: 16 метров на первом этаже (кухня, санузел, гостиная) и 5 «квадратов» на втором (спальня). Кроме того, в каждом из бунгало имеется собственная терраса на крыше здания.

Наверное, это идеальное жилье для студентов. Всего за €300 в месяц те счастливчики, которым удается поселиться здесь на время учебы, получают в свое распоряжение не комнату с соседями в общежитии, а фактически собственный (пусть и микроскопический) домик, где в одиночку жить достаточно комфортно.

Когда в начале 2000-х муниципальные власти Мюнхена задумали снос этого комплекса из-за его физического износа (здания строились из таких привычных нам панелей), студенческие протесты достигли такого накала, что бывшую женскую деревню фактически выстроили заново в том виде, в котором она была задумана еще в конце 1960-х годов.

Узкие проходы, микроскопическая жилая площадь, но при этом собственная отдельная квартира с террасой и всеми удобствами, украшать которое по собственному вкусу администрация почему-то не считает нужным запрещать. Студенческая деревня по-мюнхенски.

Второй тип местных жилых домов — малоэтажки в 2—5 уровней. Здесь уже жили спортсмены-мужчины и судейский корпус. Все подобные здания стоят на стилобатах, в которых размещены парковки. Пешеходное и автомобильное движение на территории Олимпийской деревни никак не пересекается: машинам отдан первый уровень, все пешеходные дорожки и прочие объекты инфраструктуры находятся на уровне номер два.

Именно в таком доме (под номером 31 по Коннолиштрассе) жила во время Олимпиады-72 и группа израильских спортсменов, когда ее захватили в заложники террористы из арабской группировки «Черный сентябрь».

Сейчас квартиры на втором и третьем этажах здания, где развернулись те трагические события, нежилые, хотя за стеной в соседнем подъезде по-прежнему живут обычные мюнхенцы.

Многоэтажки с балконами-террасами, где, собственно, и проживала основная масса спортсменов. Количество зелени и отсутствие остекления балконов выглядят, по нашим меркам, вызывающе.

Много- и малоэтажные секторы разделяются пешеходными бульварами, где доминирование бетона разбавлено все той же зеленью и оригинальными фонтанами.

Обратите внимание на разноцветные трубы, повсеместно встречающиеся на пешеходной эспланаде. Это не вынесенные на поверхность инженерные коммуникации, не пневмопочта или пневмомусоропровод. Это оригинальная система навигации, разработанная к Олимпиаде австрийским архитектором Хансом Холяйном. Справедливо рассудив, что тысячи иностранцев со всего мира с непривычки могут заблудиться в объектах Олимпийской деревни, важнейшим из них он присвоил свой цвет. Следуя за соответствующей трубой, даже самый экзотический гость баварской столицы мог попасть к месту назначения.

Как и всякий правильно спланированный жилой район, Олимпийская деревня Мюнхена оборудована всей необходимой для жизни инфраструктурой, позволяющей полноценно существовать в его рамках без необходимости выезда в центральную часть города.

Олимпийская столовая
Почта и развлекательный центр, сейчас районная школа и детсад
Экуменический центр, где были оборудованы молельные залы для всех самых распространенных мировых религий
Торговый центр

Для общения спортсменов между собой был устроен амфитеатр, где сейчас общение продолжают уже жители окрестных домов.

Зелеными языками в структуру Олимпийской деревни вторгаются парковые зоны, разделяющие изогнутые многоэтажки. Площадки для детей и собак, фонтаны, прогулочные зоны, никаких автомобилей — сделано все для гуманизации высокоплотной городской среды.

В 1998 году комплекс Олимпийского парка со спортивными объектами и Олимпийской деревни с жилыми домами был поставлен под охрану как памятник архитектуры. Это действительно прекрасный образец относительно крупного многофункционального образования, сумевшего благодаря удачно найденным архитектурно-планировочным решениям не деградировать за прошедшие десятилетия.

Многие аналогичные по масштабам и годам постройки жилые районы в странах Западной Европы были снесены или превратились в полукриминальные иммигрантские гетто, в которых не место чужакам. Олимпийская деревня Мюнхена, несмотря на выход подобного формата жилищного строительства из моды и трагические события 42-летней давности, свою привлекательность для нынешних и потенциальных жителей смогла сохранить.

Благодарим «Атлант-М на Независимости», официального дилера KIA, за предоставленный для поездки автомобиль KIA cee’d.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев