Жители Светлогорска: «Наркоманов уже почти не осталось. Клеткой, как видите, нас никто не огородил»

 
29 мая 2014 в 8:45
Автор: Оксана Красовская. Фото: Алексей Матюшков

Недобрая молва о маленьком белорусском городке с жизнеутверждающим названием зародилась еще в середине девяностых годов уже прошлого столетия. Тогда, как вспоминают сами жители Светлогорска, творился настоящий наркотический кошмар. Шлейф от тех непростых и «беспробудных» лет тянется за населенным пунктом до сих пор: кого ни спроси, столицей наркоманов по-прежнему называют Светлогорск. Однако, согласно официальной статистике, город, наводящий ужас одним своим названием, уже достаточно давно утратил лидирующие позиции.

Подсчитано, что во всей Гомельской области на наркологическом учете состоит 2340 человек, в Светлогорске — 355. Правда, не ангажированные государством эксперты уточняют, что любые озвученные медиками цифры можно смело умножать на 10. И все же как сегодня обстоят дела в Светлогорске, чем живет город и что думают его обитатели о прошлом и настоящем?

Как и любой другой небольшой белорусский городок, Светлогорск живет своими проблемами. Здесь позволительно «проигнорировать» чемпионат мира по хоккею (ни одного бигборда, растяжки, символики и уж тем более «Валеры» на солнечных улицах увидеть было невозможно), вполне допустимо главными новостными поводами в местной прессе считать окончание учебного года и усиление внеклассной спортивной и физкультурно-оздоровительной работы, привычно закрывать магазины на обеденный перерыв и устраивать распродажу и без того недорогого вина.

Небольшой и уютный городок оставляет исключительно благоприятное впечатление: довольно широкие улицы, приветливые люди, в глаза бросаются чистота и ухоженность, которые при этом не граничат с больничной стерильностью. Но самое главное — море зелени.

Светлогорск, по крайней мере более-менее старые его районы, можно назвать городом-лесом: несколько десятилетий назад умелые строители умудрились расположить здания и дома таким образом, что вокруг них сохранился сосновый бор, лиственные деревья за это время тоже успели вымахать. В некоторых дворах между пяти-девятиэтажками расположен самый настоящий лес.

Кроме того, в городе много парков — настоящих, густых, по немощеным дорожкам которых с удовольствием гуляют люди и катаются велосипедисты. Увидь такие огромные «необработанные» пространства любой из столичных чиновников — несколько дней держался бы за сердце.

Патетических плакатов «Я люблю Беларусь» не много, зато по городу колесят автобусы с напоминанием «Городу солнца, дружбы и тепла — 50 лет!». Вопреки былой славе, явных наркоманов днем с огнем на улице не сыщешь, да и алкоголики обитают в основном в районе вокзала.

С алкоголем и его потребителями здесь отдельная история: Светлогорск — один из городов нашей страны, в границах которого расположилось очень специфическое учреждение — ЛТП. Более того, местный профилакторий числится под номером 1 и является одним из старейших в республике.

Найти учреждение в самом городке не так уж и просто: что ни говори, а такие заведения у нас «светить» не принято. Без каких-либо указателей обнаружить его удалось в глухом лесу, по соседству с промзоной. За сплошным кирпичным забором, увенчивающемся колючей проволокой, проводят выходные и будни «граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы». Заливистое пение птиц то и дело прерывает звук пилорамы: в разгар рабочего дня мужики, явно не привыкшие к труду, вкалывают на производстве.

Местные любители горячительных напитков уверяют, что сейчас порядки в ЛТП стали не в пример строже. «Как на зоне», — говорит вокзальный завсегдатай Владимир, ища в глазах собеседников сочувствия. Раньше, вспоминает мужчина, в заборе были дырки, и от них разбегались протоптанные в лесу тропинки — все больше в сторону города. Таким образом отправленные на перевоспитание могли проведать домочадцев или сходить в магазин. Спиртное, божатся, умудрялись проносить даже на территорию профилактория. А сейчас ЛТП уже не тот. Все, что остается мужикам, — искать утешения в труде. Работают по дереву и металлу.

А вот жители Светлогорска дискомфорта от соседства с профилакторием не испытывают: массовых побегов и бунтов не припомнят, а с его жильцами напрямую не контактируют. Да и в целом о своем городе они могут сказать по большей части только хорошее.

Ольга Анатольевна:

— Родители привезли меня сюда, когда я еще в первый класс ходила. Так что можно считать, что я старожил города, — рассказывает жизнерадостная пенсионерка. — Всю жизнь здесь прожила, с мужем детей порастили, теперь внуков растим. Самый главный плюс — что город зеленый, дышится хорошо. Здесь всегда спокойно и тихо.

Мы сами в третьем микрорайоне живем. Все расположено близко: почта, магазины (еще и новые строятся), поликлиника. Вот и сейчас «ковыляем» от врача. Медиков, может, и не хватает, но сегодня пришла к хирургу — смотрю, вроде людей много, а очередь быстро прошла. Врачиха внимательная молоденькая была, так я ей еще другую болячку показала — она и выслушала, и рецепт написала. Что сказать, все здесь нормально, жить приятно. И мы, хоть и пожилые, крепимся — гуляем каждый день, еще и дачу держим.

Юлия:

— Для молодых мам есть очевидная проблема — погулять с ребенком негде, нормальной оборудованной площадки попросту нет. Раньше была одна за парком, с качелями, горками, но сейчас там почему-то только пару лавочек осталось. Может, это со стройкой связано: в том районе сейчас церкви возводят. Этот парк, конечно, большой, но ведь он возле дороги.

Садиков в городе хватает, и расположены они удобно. Но вот чтобы попасть в хорошее учреждение, где с детками будут заниматься и развивать их, надо на очередь за два года становиться. А в обычный сад попасть несложно. Детская поликлиника, насколько я знаю, у нас всего одна, но так как я живу неподалеку, то проблем с тем, чтобы добраться до нее, нет. Хотя и от других мам никаких замечаний по этому поводу не слышала.

Продуктовых магазинов, на мой взгляд, хватает, есть рынок. А вот с тем, чтобы одеться, уже проблемы. Чтобы купить что-нибудь более или менее симпатичное, все ездят в другие города: в Гомель и даже Жлобин.

Проблема наркомании, думаю, еще актуальна, особенно среди молодежи, но только в определенных кругах.

Наталья:

— Город наш небольшой и, надо сказать, достаточно быстро развивающийся. Население на сегодня — около 85 тыс., но такого, чтобы все друг друга знали и сплетничали о событиях, нет. Город неплохой: чистый, спокойный, новые магазины регулярно появляются, даже алкоголиков не много, но репутация испорчена, и шлейф этот тянется.

Единственный минус, который вы, наверное, и сами знаете, — это проблемы со здоровьем. В частности, распространение ВИЧ. Это самая актуальная тема, так как наркомания по большей части уже отошла. Наркоманы, конечно, есть, но не столько, сколько раньше. Я сама из Светлогорска, поэтому знаю, о чем говорю. Но вот с болезнью — это серьезно, и количество заразившихся людей растет, причем основной возраст — 35—40 лет. Так сказать, отголоски молодости. Основной путь передачи — половой.

А в целом здесь очень спокойно, можно не боясь гулять и днем, и вечером. За детей тоже не страшно. Постоянно строят и открывают новые магазины, развивается инфраструктура, но, на мой взгляд, поликлиник и больниц все-таки недостаточно. Попасть к узкому специалисту — настоящая проблема. Парикмахерских и салонов красоты, как и каждой женщине, хочется больше и лучше, но для нашего города, наверное, и этого достаточно.

Правда, репутация у Светлогорска испорчена, и от этого клейма вряд ли удастся избавиться, по крайней мере в ближайшее время, — замечает девушка.

А вот любитель выпить Геннадий гнет совсем другую линию. Хранитель городских легенд и, по-видимому, неслабый сочинитель, он предупреждает, что расскажет о современном городе такое, что «люди будут плакать». По словам мужчины, он в Светлогорске живет с 1992 года и видел очень много наркоманов — даже целые семьи.

— Город наш небольшой, человеку «с ногами» от вокзала до автостанции пройти минут 10—15 займет. А еще производств у нас много: «Светлогорск-Химволокно», картонный комбинат, железобетонных изделий… Строится быстро — уже восьмой район почти достроили. Но как делают: коробку дают, а отделку уже сам.

Наркоманы были и будут. Наркотик есть наркотик. Я знаю даже молодых наркоманов. Они из дома тягают хрусталь или что еще — продают и покупают свой порошок. Даже школьники сейчас: сопля еще, в шестой-седьмой класс ходит (это у меня у подруги дочка), а утром говорит, мол, «я, мама, в школу не пойду, пока не „снимусь“». Или сколько раз за углом школы видел: стоят дети и курят сигареты больше, чем они сами. Наверное, все из семьи идет: может, батька там выпивает или наркоман — здесь много таких. И со СПИДом даже: больные, а живут вместе и колются. А что им — после родителей квартиры пооставались.

Торгаши всюду есть, на бывшем «Маяке» свободно стоят, а в «малосемейках» что творится — целые притоны: одна продает, и там же народ колется, потом спускаются с верхних этажей — еле-еле идут…

Воспоминания Геннадия прерывает работница вокзала:

— Вы слушайте, но лапшу с ушей снимайте. Он вам столько наплетет, лишь бы на жалость надавить и денег выпросить. Стоит и сказки рассказывает. Не верьте ничему, город наш уже давно другой. Даже в районе вокзала все спокойно, хоть это обычно и центр притяжения для самых разных людей, так сказать, злачное место.

А этот товарищ и его друзья тут каждый день стоят, им здесь просто весело: покормят, нальют — зачем работать? Проще палочку в руках держать и байки травить. Грех на душу берет. У меня много друзей из церкви «Благодать» — они кормят этих бездомных. А бомжи потом пожрут и смеются над ними. Обидно за людей: с чистыми намерениями сюда приходят, а к ним такое отношение.

На самом деле в городе тихо и спокойно, за детей не страшно. У меня своих двое взрослых, уже студентов — и все нормально. Понимаете, не хочется, чтобы Светлогорск воспринимали так, как он описывает. Здесь много церквей, парков и люди хорошие.

Кирилл:

— В городе есть клубы, но они для тех, кто любит хорошенько выпить, а потом чудить. Если вам нужно что-то узнать про местные заведения, то вы не к тому человеку обратились. Я спортом занимаюсь. Кстати, в городе много спортсменов и возможностей для реализации. У нас очень хороший бассейн, и люди, которые в нем тренировались, часто выходили на высший уровень, занимали призовые места в Минске и области. Я занимаюсь плаванием и тяжелой атлетикой, учусь.

В Светлогорске есть не только колледж, но и возможность получить высшее образование, правда, на вечернем отделении и всего по нескольким специальностям. Перспективы для молодежи хоть и имеются, но все равно люди стараются уехать.

Наркоманы — это уже, скорее, легенда. При свете дня таких не встретить. Возможно, это зависит от того, с кем ты общаешься. Такие люди, конечно, есть, даже слышал о конкретных компаниях, но на каждом шагу или в каждом подъезде их не встретишь. Клеткой, как видите, нас никто не огородил. Думаю, если родители смотрят за детьми, то найдут, чем их занять, — отдадут в музыкальную школу или спортивную секцию.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Алексей Матюшков
Без комментариев