Крик души: «Город Береза — белорусская Сицилия. Чиновники хотят за копейки забрать нашу землю в центре, чтобы улучшить свою жизнь»

 
314
06 марта 2014 в 18:38
Автор: Оксана Красовская

Приехать ранним утром в редакцию Onliner.by семью Якушик из города Береза вынудила безвыходная ситуация — со дня на день супруги, которые воспитывают двоих сыновей 5 и 17 лет, могут остаться без недвижимости. 15 соток их земли в центре города показались слишком лакомыми местному управлению, которое уже давно вынашивает план влепить на чужом участке многоквартирный дом. Но, как уверены Вадим и Оксана, будущая многоэтажка — лишь прикрытие, так как «площадей» для нее явно не хватает. Супруги убеждены: как только их землю отберут, она превратится не в очередную «панельку», а в прямую и ровную дорогу к двум домам местных чиновников, которые, на беду семьи, оказались их ближайшими соседями.

Вооруженные тремя внушительными папками с документами и еще большим количеством воспоминаний и эмоций от пережитых судов и незаконных действий в их адрес, Вадим и Оксана начинают свой рассказ:

Уже девятый год мы судимся за эту землю и дом. А началось все достаточно давно: замечательный, правда до ужаса запущенный участок в центре города мы обнаружили сами. 15 соток, старый дом 1923 года постройки, несколько сараев, бурьян по пояс и одичавший сад — вот и все, что видел каждый человек, проходивший по улице Пионерской. Но само место нам настолько понравилось, что решили во что бы то ни стало приобрести землю и построить на ней добротный коттедж, — рассказывает Оксана. — Понимаете, там действительно хорошо: тихая улица в самом центре, нет пятиэтажек, рядом только частные домики.

Обратились в местный исполком, но там нам сказали, что дело гиблое — наследников не найти, да и документов на постройку вообще не существует. Но мы задались целью и начали поиски людей и восстановление всех бумаг. Подняли архивы, переводили документы с польского языка, проделали неимоверную работу. Более того, нашли всех наследников, а их было 5 человек. При этом кто-то жил в Украине, России, Борисове, а один человек сидел в тюрьме. По доверенности выкупили у них их части и погасили огромные долги, накопленные за долгие годы. И, казалось бы, можно праздновать победу, как в 2006 году неизвестно откуда появился шестой наследник.

Дело в том, что дом был разделен на две части, — продолжает Вадим. — Владелица второй части, бабушка-пенсионерка, в свое время получила вместо ветхого жилья квартиру от государства. Но мало того что вселилась в новую квартиру, так еще и свою хату при помощи нотариуса оформила как наследство, чего делать категорически было нельзя. И вот эта наследница предъявила нам претензии — требовала $10 тысяч отступных.

Начались суды, на заседания приходил даже мэр города, который подтвердил, что выделили бабке квартиру и она не может иметь прав на полдома. Правда, тогда дело пустили на самотек: пенсионерка сказала, что документы утеряла и на руках их нет. Ей поверили на слово, и вот во что это вылилось. Ни один из аргументов на судью не подействовал, да и как что-то могло решиться в нашу пользу, если судьей, которая вела дело, стала та нотариус, которая и оформляла в свое время это наследство. В итоге заплатили мы наследнице $2 тысячи. Благо все закончилось, оформили землю в пожизненно наследуемое владение и решили зарегистрировать все постройки.

Пока Якушеки судились с внезапно возникнувшей наследницей, сразу за их участком, буквально метрах в десяти, выросли два коттеджа. Каждый человек в городе знает, кому они принадлежат — очень влиятельным и твердо стоящим на ногах людям: депутату и директору завода с супругой-экономистом. Несмотря на все преимущества тихого и зеленого места, есть, по утверждению супругов, одна важная проблема — дома соседей построены в тупике, из которого очень неудобный выезд (раньше там и вовсе висел «кирпич»).

В 2011 году мы, хоть и с большим скрипом, все оформили, расчистили участок от старых деревьев. С воодушевлением пришли в исполком писать заявление на строительство дома. И тут как обухом по голове — нам отказывают, так как на этом месте планируется возвести 60-квартирный дом. Самое главное, что за все это время никто из сотрудников исполкома, которые регулярно приходили на суды с наследницей и выступали на нашей стороне, ни разу не сказал, что там будет градостроительная застройка. Об этом даже не обмолвились.

Тут, конечно, их умысел понятен: что шести людям квартиры дать, а что с одной семьей управиться. Как мы позже выяснили, акт выбора земельного участка для строительства 60-квартирного дома был принят где-то сразу после того, как мы уладили все юридические сложности с домом и землей. Создали комиссию, без нас приняли все решения. Естественно, мы такой расклад не приняли и отказались добровольно отдать им свой участок, — рассказывает Вадим.

Сразу же написали в районный УКС запрос и там нам ответили, что ничего не знают о планах строить в этом месте многоквартирный дом. С документом из вышестоящей инстанции снова отправились в исполком. А они начали выкручивать закон и говорить, что так можно и так будет. Обещания недолго оставались просто обещаниями: 19 июля 2011 года на наш участок, когда нас там, естественно, не было, приехала техника и рабочие начали сносить все постройки, — вспоминает Оксана.

Мне звонит знакомый и говорит: Вадим, что у тебя на участке творится? Всюду техника, и, похоже, работяги собираются все сровнять с землей. Я сразу примчался и записал на видео весь процесс, что потом, кстати, и помогло выиграть судебный процесс. Самое любопытное, что мэр города, бывший милиционер, дал мне понять: не стоит «бодаться» и спорить, лучше отдать землю по-хорошему, а то он может решить вопрос в 2 секунды.

Когда шел снос, я поинтересовался у рабочих, по чьему указанию все это делается. Они ответили, что «сделать все чисто» приказал лично директор ЖКХ Климчук. Кто-то проговорился, что слышал, будто на этом месте должна быть построена дорога, а не дом. Самое интересное, что снос производился абсолютно незаконно. Я сразу же обратился в милицию, но мне и там разъяснили расклад сил и дали понять, что ничего я не добьюсь.

Когда мы наотрез отказались идти по пути, предложенному чиновниками, нам пригрозили: сделаем так, что земля будет стоить две копейки, и принудительно ее выкупим. В итоге так и вышло — дом оценили в $2 тысячи, при этом не учитывали стоимость земли, хозпостроек и так далее.

За незаконный снос зданий, частной собственности я подал иск против нашего ЖКХ в местный суд. Пришли свидетели, которые не побоялись (так как видело это полгорода, а дать показания в суде решились от силы 5 человек), было слушание и… мы проиграли. Обратились в областной суд, там уже, к счастью, дело пересмотрели и обязали РПО ЖКХ восстановить все снесенные постройки. Сейчас сараи восстановлены, но построили они чёрт-те что, не убрали за собой мусор, сломали забор, а теперь еще отказываются их зарегистрировать.

Такое положение дел нас очень разозлило, решили идти ва-банк: написали заявление в милицию на привлечение к уголовной ответственности директора Березовского ЖКХ. Областной суд ведь своим решением подтвердил, что это было абсолютно незаконное самоуправство, уничтожение частной собственности. Но, как можно догадаться, дело до сих пор так и не заведено, хотя прошло уже почти 2 месяца. Это если бы мы пришли к Климчуку и сломали его забор, мебель, разбили окна, уже давно бы сидели. А тут все тихо.  

В свое оправдание Климчук говорит, что это его заместитель по ЖКХ сносил постройки и его, нехорошего человека, давно уволили. Так сказать, нашли крайнего, как будто он от себя действовал, — не верит рассказам чиновников Вадим.

Но возмущает даже не это: все решения исполкома об изъятии земли уже давно утратили законную силу. Известно же, что подобное решение имеет «срок годности» всего два года. Однако судья закрывает на это глаза и продолжает наш процесс. В 58-м указе точно прописано, что «Местный исполнительный комитет обязан принять меры по реализации прав, предусмотренных в пунктах 4 и 5 Указа, утверждающего настоящее Положение, в срок, определенный в решении о предстоящем изъятии земельного участка, который не может превышать двух лет со дня его принятия» и «По истечении указанного срока решение об изъятии участка считается утратившим силу». Решение об изъятии нашего участка было принято в 2011 году, прошло уже столько времени! Мы все это объясняем в суде, но «ваша честь» не реагирует, никому это не интересно.

Понятно, что все боятся — наши чиновники очень влиятельные, стоят друг за друга горой и могут «перекрыть кислород» любому. А люди же хотят остаться на своих местах, получать зарплаты. Сочувствующие говорят: «Вы что — не понимаете, с кем связались, что ваши действия — это все равно что с дубиной против танка идти. Нам жить и работать надо». А нам разве жить не надо? — восклицает Оксана.

Про судью мы ничего плохого не скажем: видно, что на него оказывается давление, — продолжает мама двоих детей. — На последнем заседании он был весь красный: наш адвокат почти целый час зачитывал, сколько нарушений исполком и ЖКХ допустили в процессе отнятия нашей земли. Столько всего в нашу пользу, но результата — ноль.

К примеру, адвокат задает вопрос представителям исполкома: вот вы дом снесете, людей выпишите, а куда их потом? Не могут же они в воздухе висеть, куда их денете, тем более двое несовершеннолетних детей? На что «слуги народа» отвечают: «Ну они же сейчас живут где-то».

А процедуру принудительного изъятия участка никто из чиновников объяснить не может. При это стоимость недвижимости явно занижена — что такое $2 тысячи (по оценке 2011 года, которую хотят повторить и сейчас) за место, где мы вчетвером прописаны, куда было вложено столько сил и средств? Сейчас чиновники походатайствовали перед БРТИ о проведении новой оценки нашего имущества. Так запрос написали с формулировкой «произвести оценку для управленческих целей». Хотя должны бы «для принудительного изъятия». А разница в том, что во втором случае учитывается кадастровая стоимость земли, утраченная прибыль, не учитывается процент износа дома и все действия должны происходить при нас. В БРТИ знают, для чего именно эта справка делается, но проведут ее так, будто это для управленческих целей — они тоже подвластные люди и боятся высоких чиновников, — говорит Оксана.

Вообще, расстановка сил в городе такая: сначала Климчук (директор ЖКХ), потом — Наркевич (мэр). У нас все так в городе говорят, люди знают, кто на самом деле «у руля». Причем в Березе даже есть своя аббревиатура — КИС, что значит Климчук и сыновья, эта династия занимает ключевые позиции в ЖКХ.  

Любопытно, что генплан на строительство многоквартирного дома затрагивает только наш участок: дома «шишек» сносу не подлежат, дом слева (приближенной к власти мадам) — тоже, земля справа никому не нужна — только один клочок земли размером 23 метра на 100. Какой дом туда можно поставить? О чем речь? Да и как они собираются его возводить: мост построят или туннель выроют через соседский коттедж? — недоумевает Вадим.

Мы и на суде эти вопросы задаем. Но ни исполкомовские чиновники, ни из ЖКХ не могут на них ответить. Причем недалеко от нас сразу три участка отселили, и они сейчас пустуют, но там ничего не строится, а места хватает и на дома, и на парковки с аллеями. Хотя на каждом заседании суда они выдвигают новые версии: то на нашем месте 60-квартирный дом будет, то уже на той земле сразу три многоэтажки, то парковка вместо дома. Столько было вариантов, что ж это за генплан такой?

А наша соседка (женщина не без связей в верхах) так и вовсе уже считает, что нас нет: со словами «мне архитектор разрешил» установила капитальный забор, отобрав 1,5 метра нашей земли и колодец. Из колодца сделала себе канализацию. Где это вообще видано, чтобы грунтовые воды в центре города превратили в канализацию? — говорит Оксана.

Мы готовы были отдать кусок земли «спереди», чтобы там поставили дом. Готовы были подвинуться и переехать на пустой участок справа. Но никто не хочет таких вариантов. Все говорят: нам нужна именно ваша земля, без существенных компенсаций. Конечно, она так хорошо и ровно лежит перед домами чиновников, у которых даже выезды из гаражей направлены четко в нашу сторону. Уверен, что здесь хотят сделать переулок Пионерский — отличный и очень удобный будет выезд для машин.

Дело в том, что дома «сильных» нашего города расположены в тупике, где особо не поездишь: в соседнем здании размещаются кружкú, центр для инвалидов, музей, сзади большой парк, а слева разрешение на проезд по своей земле не дает женщина, которая взяла на попечение детей. Для нее земля — это все, она с нее кормится и ничего не уступит и готова подтвердить эти слова в суде. Складывается такое ощущение, что они изначально строили свои дома, рассчитывая, что нас снесут.

Коттеджи влиятельных соседей не имеют адреса (мне его до сих пор так никто и не сказал). Не понятно, как эти люди получили землю — сколько раз запрашивали информацию, когда же проводился аукцион и за какую сумму были выкуплены эти сотки, но никто так и не ответил. Когда-то нашему знакомому, который хотел купить землю как раз на месте одного из домов, категорически в этом отказали, — вспоминают супруги.

Береза — город небольшой, всего 60 тысяч жителей. Но на его территории расположено сразу 10 заводов союзного значения. Поэтому, как говорят Якушеки, богатых людей у них хватает. И все они поддерживают друг друга, создали свой мир, и «рейдерский» захват земли для них просто ничто.

У меня такое ощущение, что живу на Сицилии или в Чикаго: людей запугивают, с нашими друзьями проводят «беседы», пытаются на меня «состряпать» какое-то дело. Правды добиться невозможно, а слово «частная собственность» вообще ничего не значит, — утверждает Вадим.

В этом городе нам как будто нет места, я вообще боюсь жить: жду, что нам могут что-то подкинуть или аварию устроить — здесь все возможно, у нас творится беспредел. Город коррумпирован до крайности, чиновники ничего не боятся и чувствуют себя богами, — вторит супругу Оксана. — Но мы готовы бороться до конца. Этот участок земли — все, что у нас есть. Чтобы построить собственный дом, мы продали кооперативную квартиру, которую строили на свои деньги. Мы просто отстаиваем свои права и будем это делать всеми силами.

Обращались в отдел опеки, чтобы защитить права детей, но нам сказали: нечего было продавать квартиру, сами ухудшили жилищные условия детей. Но ведь если бы нам не мешали, мы бы давно уже дом построили! Только на суды отдали полжизни.

Мы с Вадиком поженились сразу после школы, всего добивались сами и своими силами: он рано остался без родителей, поэтому чьей-то помощи просто не было. Раньше снимали квартиру, сейчас живем у моей мамы. Этот дом — цель нашей жизни, а вместо того, чтобы сыновьям уют обеспечить, мы живем от суда к суду.

Я не знаю, что нас ждет. Но березовские чиновники очень сильные, им ничего не страшно. Но хуже уже некуда — обобрали нас полностью, всего лишили и хотят по миру пустить: ни прописки, ни денег, ни будущего.

Давать какие-либо комментарии директор Березовского ЖКХ Валерий Васильевич Климчук отказался. Руководитель «всемогущей» структуры передал через секретаря, что будет беседовать лишь в том случае, если журналисты приедут к нему «с предписанием».

Onliner.by  будет следить за развитием событий.

Автор: Оксана Красовская
ОБСУЖДЕНИЕ