Не то что сейчас: Минск до войны и в наши дни

 
282
05 февраля 2014 в 8:46
Автор: darriuss. Фото: Алексей Матюшков

Принято считать, что в ходе Великой Отечественной войны Минск подвергся катастрофическим разрушениям, и в результате его восстановления облик города порой изменился до неузнаваемости. Чтобы убедиться, так ли это, Onliner.by отобрал несколько десятков довоенных фотографий белорусской столицы и сравнил их с современными аналогами, снятыми с тех же точки и ракурса. В новом выпуске цикла «Было — стало» мы прогуляемся от Привокзальной площади до Академии наук по Минску начала XXI века и Менску 80-летней давности.

В 1928 году Минск еще украшало прекрасное здание Виленского вокзала в неорусском стиле, построенное в конце XIX века на Либаво-Роменской железной дороге. Еще через 12 лет его реконструируют, но и новый вокзал станции «Минск-Пассажирский» просуществует лишь до начала 1990-х, после чего его снесут и начнется мучительный процесс строительства нового, привычного современным минчанам здания, который растянется на десятилетие.

Коллаж позволяет нам пофантазировать, как выглядела бы площадь, если бы исторический Виленский вокзал был бы сохранен. Судя по получившейся фотографии, зубру Валере такое развитие событий пришлось бы по нраву.

Перемещаемся на территорию университетского городка БГУ. Его строительство началось еще в конце 1920-х, здание географического факультета было возведено в 1931-м по проекту Георгия Лаврова и, естественно, попало на этот снимок 1939 года.

В отличие от геофака, практически сохранившего свой оригинальный облик начала 1930-х, фонтан с детьми, держащими в руках шар, с университетской территории бесследно пропал. Зато после войны городок оброс новыми корпусами БГУ: на заднем плане видны высотные химфак и факультет международных отношений.

По соседству с университетским городком в 1932 году вовсю строился Дом правительства. На зимнюю фотографию угодили и целая вереница саней, запряженных лошадьми, и несколько одноэтажных домиков, формировавших красную линию улицы Советской и вскоре снесенных.

Сейчас о том патриархальном и в чем-то даже деревенском Минске ничего не напоминает.

На смену саням уже лет через пять пришли черные «эмки». На снимке — стоянка ГАЗ М-1, по всей видимости, использовавшихся работниками белорусского правительства.

В конце 1920-х годов модной идеей в Советском Союзе стало так называемое «обобществление быта». Считалось, что гражданин Страны Советов может приносить максимальную пользу государству в условиях коммуны, в рамках которой решение многих бытовых вопросов должно было быть поставлено на массовые, практически индустриальные рельсы. Одним из элементов такой концепции стало строительство «фабрик-кухонь», крупных предприятий общественного питания, способных удовлетворить тысячи рабочих и служащих в плане вкусной и здоровой пищи. Такая фабрика появилась в 1935 году и в Минске по соседству с Домом правительства. Три обеденных зала и ресторан обслуживали одновременно более тысячи человек, изготавливая до 30 тысяч обедов и ужинов в день.

Идея «индустриализации» общественного питания, как и многие другие авангардные концепты тех лет, проверку практикой не выдержала. С 1970 года на этом месте начал работу ресторан «Папараць-кветка», но здание бывшей фабрики так и осталось одним из лучших образцов архитектуры конструктивизма в Минске.

В 1906 году в Минске на улице Серпуховской открылась роскошная Хоральная синагога, построенная в мавританском стиле. Советским евреям, хотя в Минске их по-прежнему проживало несколько десятков тысяч, подобный рассадник опиума был не нужен. В 1921 году синагогу у них отобрали, до войны в разное время здесь работали кинотеатр «Культура» и еврейский театр. На снимке ниже здание украшено приветственным плакатом в честь 15-й годовщины Октябрьской революции. Обращает на себя внимание и «растяжка» на идише — с 1921 года этот язык являлся одним из четырех государственных в БССР.

После войны оригинальный облик полуразрушенной Хоральной синагоги решили не восстанавливать. Вместо этого здание, которое занял Русский драматический театр имени Горького, украсили декором в духе единственно верного тогда «освоения классического наследия». Нынешняя колоннада и портик никак не напоминают о мавританской экзотике начала XX века, лишь на боковых фасадах сохранилась оригинальная «полосатая» кладка из разноцветного кирпича.

Перекресток улиц Свердлова (бывшей Коломенской) и Маркса (Подгорной, впереди) в 1927 году. Полное отсутствие автомобилей или хотя бы гужевого транспорта позволяло делать ее пешеходной с куда меньшими сложностями, чем сегодня. От эклектичной малоэтажной дореволюционной застройки до наших дней уцелели лишь единичные здания.

В ходе послевоенного восстановления улица Маркса получила представительную застройку в духе сталинского классицизма, машин заметно прибавилось, а вот деревья стали только ниже.

Пышный классический декор получили даже уцелевшие довоенные капитальные здания. Обратите внимание на четырехэтажный жилой дом №21 (слева) напротив Национального исторического музея (справа).

Оригинальным было оставлено лишь ограждение балконов верхнего этажа.

Зато похожий жилой дом на перекрестке улиц Кирова и Комсомольской сохранили в оригинальном виде. Фотография 1929 года.

Кирова, 21. Бывшее еврейское мужское училище, построенное в 1912 году.

В 1990-е тут размещался Коласовский лицей, сейчас здание занимает суд Центрального района Минска.

До войны активного массового строительства в Минске не велось, возводились лишь отдельные здания, хотя порой и достаточно крупные. В 1938 году на улице Кирова в эксплуатацию сдали новейшую, самую крупную и роскошную городскую гостиницу, получившую название «Беларусь» (арх. А. Воинов).

В 1980-е название «Беларусь» по наследству досталось новой минской гостинице-гиганту в районе улицы Коммунистической, учреждение на Кирова получило название «Свислочь». В 2008 году на его базе открылся первый в городе пятизвездочный отель Crowne Plaza.

В том же году закончилось строительство и другого крупного здания Александра Воинова — Высшей партийной школы на улице Маркса. Снимок 1940 года, суровый минский постконструктивизм во всей красе.

В 1990-е повышение квалификации партийных работников временно потеряло свою актуальность, огромный комплекс отдали под размещение нескольких факультетов Белорусскому государственному университету.

Снимок, сделанный годом раньше, в 1939-м. Перекресток улиц Маркса и Ленина. Высшая партийная школа видна вдалеке в еще неоштукатуренном виде. Прямо по Маркса движется некая праздничная демонстрация с духовым оркестром.

Возможно, подобные массовые народные гуляния опять вернутся на бывшую Подгорную, если планы городских властей превратить эту улицу в полностью пешеходную реализуются. Лозунги и флаги здесь, впрочем, еще некоторое время представить будет сложно.

Народ радуется выступлению музыкантов-хипстеров 1930-х на Маркса 2010-х.

А так в начале 1930-х от перекрестка с Маркса выглядела улица Ленина (тогда Ленинская). На месте застройки ее правой стороны (один из домов которой украшен табличкой «Трымайся тратуара») сейчас пешеходный бульвар к проспекту Независимости. На углу с Маркса на левой стороне находилось построенное в 1928-м здание Белкоммунбанка. Его первый этаж занимали магазины молочных продуктов и бакалеи. Вдалеке видны башни иезуитского костела на площади Свободы.

Дом Белкоммунбанка сохранился в перестроенном виде, остались на его первом этаже и торговые учреждения, поменявшие, впрочем, специализацию. Между ними по-прежнему вход в банк. Остальную дореволюционную застройку сменили парадные «сталинки» послевоенного времени.

А так выглядел будущий проспект Независимости, в 1930-е — улица Советская, гораздо более узкая, с трамвайным движением, но и тогда главная магистраль белорусской столицы. Она еще сохраняла почти всю дореволюционную застройку губернского города, хотя первые здания новой эпохи уже появлялись. Вверху в центре заметна новая штаб-квартира Госбанка СССР с полукруглыми объемами лестничных клеток, ленточным горизонтальным и вертикальным остеклением — отличный образец конструктивизма, не переживший, увы, войну.

Современный проспект Независимости за довольно редкими исключениями — целиком и полностью продукт послевоенной реконструкции города.

Еще один снимок с Советской — перекресток с улицей Энгельса. В центре — вход в Центральный (Александровский) сквер. В кадр угодил и трамвай третьего маршрута, ходивший в то время от вокзала до района современного парка Челюскинцев, где находилась Всебелорусская выставка.

Не считая трамвая и брусчатки, здесь за 80 лет ничего принципиально не поменялось.

Еще одна фотография с того же перекрестка, как нельзя лучше иллюстрирующая масштаб изменений, произошедших с главной улицей столицы. На месте роскошной дореволюционной доходной застройки левой стороны будущего проспекта сейчас раскинулась Октябрьская площадь.

Масштабное строительство велось до войны в ближайших окрестностях Александровского сквера. Средняя школа №4 1936 года постройки (арх. Г. Якушко) на улице Красноармейской.

Главный корпус этого учебного заведения, выходящий на Красноармейскую, сохранился без изменений. Исчезла лишь лестница к улице Кирова, украшенная парой гипсовых пионеров.

Только что построенная Государственная библиотека имени Ленина (арх. Г. Лавров).

Лишь недавно закончилась реконструкция этого здания для Совета Республики Национального собрания, причем бывшей конструктивистской библиотеке во многом вернули ее оригинальный внешний вид, включая даже темно-серую колористику антрацитовой штукатурки.

Улица Красноармейская от Дома офицеров в 1937 году. Справа вдалеке на перекрестке с улицей Маркса виден бывший дворец графа Кароля фон Гуттен-Чапского, ставшего в конце XIX века минским городским головой.

В конце 1930-х дворец Чапского, в котором чуть позже размещалось Минское дворянское собрание, снесли для строительства нового здания ЦК КПБ.

Если бы новую штаб-квартиру белорусских коммунистов решили построить в ином месте, вполне возможно, и сейчас Красноармейская выглядела бы как-то так.

Переносимся в исторический центр Минска, на площадь Свободы. Местный сквер в 1936 году украшал экспрессивный фонтан с античным лучником.

Сейчас эту точку занимает стеклянный конус-купол над подземными помещениями минской ратуши.

Восстановлению исторического фонтана ничего не мешает.

Самая роскошная гостиница губернского Минска — гранд-отель «Европа».

Сравните масштабы оригинального здания с относительно недавно восстановленной увеличенной репликой.

Новая «Европа» к тому же восстановлена не на своем первоначальном месте. После войны улица Ленина была значительно расширена, реконструируемое здание пришлось сместить левее, к Белорусской академии музыки, чтобы сохранить новую красную линию магистрали.

Бывший корпус мужского базилианского монастыря, который до революции занимали присутственные места, а после нее — новые советские профсоюзы.

Здание практически не изменилось.

Застройка площади с Большим гостиным двором.

Большому гостиному двору в 2000-е вернули исторический облик.

Небольшая компания (включая красноармейца в буденовке) приехала из 1924 года в известный ныне пивной ресторан прямо на автобусе.

А так в конце 1920-х выглядела Свислочь. Трамвай идет на Сторожевку по не существующему ныне деревянному мосту, служащему продолжением улицы Кирилла и Мефодия. Слева на горе — корпуса бывшей земской больницы (в советское время — ГКБ №2), на месте малоэтажной деревянной застройки вдалеке сейчас построен стеклянный павильон ВДНХ.

Больничные корпуса вдоль улицы Купалы. До наших дней дошли здания в глубине территории больницы и забор вдоль современной улицы Богдановича.

Место двухэтажного домика вдоль улицы Купалы в 1960-е занял современный корпус, ныне уже тоже брошенный.

На этом же перекрестке в 1936 году был построен и раннесоветский элитный дом. Квартиры в пятиэтажке «Третьего дома Совета» получили в основном семьи «красных командиров», офицеров Белорусского военного округа.

Здание практически не изменилось, разве что красных командиров среди его обитателей не осталось.

Если дворец Чапского бесследно исчез с карты города, то пивоварня Чапского — бывший пивзавод «Богемия» — сохранилась. Ее исторический корпус вдоль улицы Киселева по-прежнему входит в комплекс пивзавода, только уже «Оливарии».

Сейчас это здание выглядит куда лучше, чем в 1930-е. Насколько изменилось при этом качество производимого пива, сказать уже сложно.

Церковь Марии Магдалины и Сторожевское кладбище.

Теперь на месте старых могил паркуют автомобили и с той или иной степенью культурности отдыхают в сквере за Молодежным театром горожане.

Институт физкультуры на современной площади Якуба Коласа, третье большое довоенное здание архитектора Александра Воинова в Минске, смотрелось роскошным дворцом среди депрессивных деревянных хат Комаровки.

Сейчас о деревне тут ничего не напоминает.

Хотя сложно отказать себе в удовольствии вообразить, как бы выглядела площадь Якуба Коласа, если бы частный сектор тут сохранили.

Учебные заведения вообще много и охотно строили до войны. Середина 1930-х годов, на тогдашней городской окраине заканчивается возведение главного корпуса Белорусского государственного политехнического института.

Это здание пережило войну, но по тогдашней моде было щедро обвешано классическим декором. Кто сейчас узнает в пышном сталинском дворце оригинальное минималистичное здание архитектора Натальи Маклецовой?

75—80 лет — долгий срок. Нет ничего удивительного, что город изменился, но если бы не война, у Минска сейчас совершенно точно было бы совсем другое лицо. Старые снимки играют роль машины времени, благодаря чему мы можем вспомнить, какой город мы потеряли, и помечтать, каким сегодня бы был он и мы в нем.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ