Дом кино: Минск конца 1950-х в фильме «Любовью надо дорожить»

 
31 508
162
27 ноября 2013 в 9:03
Автор: darriuss

Продукция киностудии «Беларусьфильм» достаточно редко становилась популярной на всесоюзном уровне. Жители бывшего СССР до сих пор помнят разве что «Белые росы», «По секрету всему свету» или «Приключения Буратино», но все эти фильмы вышли в относительно недавние 1970—80-е годы. Белорусские же фильмы 1950—60-х ныне большей частью прочно позабыты. Между тем и тогда единственная белорусская «фабрика кино» выпускала громкие кинохиты. В январе 1960 года на советские экраны вышла мелодрама Сергея Сплошнова «Любовью надо дорожить». Сейчас эта лента почти никому не известна, а 50 с лишним лет назад ее посмотрело почти 34 миллиона человек. Одним из героев драматической любовной истории на фоне камвольного производства стал и наш город. Onliner.by с удовольствием вспоминает Минск конца 1950-х и его нравы.

Катя Дорошевич — ткачиха на камвольном комбинате, живет в общежитии на Солнечной, 5 с тремя подругами. Степан — демобилизовавшийся с Балтийского флота матрос, работает на стройке. Между молодыми людьми возникают романтические отношения, она дарит ему баян, вслед за чем влюбленные, погуляв вечерами по минским паркам, недолго думая идут в ЗАГС. Однако в день росписи между героями встают похищенные с камвольного комбината нитки, найденные у Кати под кроватью. Разворачивается бурная драма, ткачиху отстраняют от любимой работы, предатель Степан возвращает ей баян, и Катерина бросает все и уезжает в другой город. Такова, вкратце, незамысловатая фабула этой истории, разыгранная с присущей советскому кино 1950-х наивностью.

Открывается кинофильм прекрасной панорамой центральной части Минска, снятой оператором Олегом Авдеевым прямо с верхушки городской телевышки на улице Коммунистической. На переднем плане парк имени 30-летия БССР, позже переименованный в честь классика белорусской литературы Янки Купалы. Обратите внимание на правый верхний угол кадра. На Центральной (сейчас Октябрьской) площади еще стоит памятник Сталину, за ним присутствует сквер и пустует пока место, занятое в 1964 году музеем Великой Отечественной войны.

Камера на вышке не стационарна, а вращается вокруг своей оси, а мы тем временем наслаждаемся редкими панорамами любимого города, каким его знали наши родители и их родители, с высоты птичьего полета.

По проспекту движется длинная нестройная колонна, в обратную сторону едут сразу четыре троллейбуса. В дальнейшем зрителю становится понятно, что действие разворачивается на Первомай 1959 года, что объясняет наличие на проезжей части главной магистрали города изрядных толп народа.

Площадь Победы, конечно, еще в своей «круглой» конфигурации.

Бывший матрос Степан бежит к любимой по лестнице у Дворца культуры профсоюзов. Детская массовка несколько удивленно за ним наблюдает.

Бежит Степан к цирку, но в следующее мгновение оказывается на улице Кирова — типичный для кино географический казус.

А еще через десяток секунд он уже у парадной арки главного входа на стадион «Динамо» хвастается фотокарточкой Кати Дорошевич перед сослуживцами.

Та, тем временем, вместе с подругами вовсю готовится в общежитии к демонстрации.

Ой, Тамарка, ты же меня обожгла!

— Терпи, терпи, зато настоящий перманент.

Щипцы для настоящего перманента разогреваются на специальной плитке (слева внизу).

Три подруги всем хороши: спортсменки, комсомолки и просто красавицы. Четвертая же их подруга, Зинка — из разбитных, нежится в постели на фоне ковра в весьма откровенном даже для предоттепельного кино виде.

Комендант общежития по имени Фрося интересуется у Зинки:

— А ты чего лежишь?

— А мне торопиться некуда!

— А на демонстрацию?

— Без меня продемонстрируют!

— Ох и распущенная ты! Подожди, я за тебя возьмусь.

— Возьмись, теть Фрось, помоги закончить вуз.

— Какой вуз?

— Ну, выйти удачно замуж.

За полвека нравы иных жительниц столицы изменились мало.

Интерьер комнаты интерната камвольного. На стенах картины, гобелены и теннисная ракетка, запакованная в редкий еще целлофан.

Сознательные жители этой комнаты все же выходят на первомайскую демонстрацию. Колонны с множеством флагов движутся по проспекту мимо перекрестка с улицей Ленина. Вверху на заднем плане здание ГУМа. Организованную демонстрацию от энтропии остальных народных масс надежно охраняет цепь милиционеров.

Идет колонна Ворошиловского района Минска. Ворошиловский — один из старейших районов Минска, образованный еще в 1938 году. Только в 1961-м он получит свое современное название — Советский.

Наши героини в красивых национальных платьях и с цветочными венками на головах.

Тем временем в общежитие к Зинке, оказавшейся расхитительницей социалистической собственности в виде ниток, приходят ее дружки и подельники. Зинка чувствует свою вину, оттого страдает и потому вяло реагирует на попытки соблазнить ее заграничными аудиозаписями, сделанными подпольно на рентгеновских пленках. «Рок-н-ролл на туберкулезных скелетах» — метко называет разлагающие советского гражданина пластинки один из преступников.

Зинка отказывается воровать далее нитки. Обуреваемые жаждой наживы молодчики пытаются ей угрожать:

— Ну вот что, детка, не морочь мне слуховые клапаны! Если есть товар, выкладывай!

Товар, конечно, нашелся и был в дальнейшем спрятан под кровать соседки по комнате, что и стало непосредственной причиной жизненной драмы Кати Дорошевич.

Ничего не подозревающие о наглом преступлении подружки катаются на украшенном первомайской иллюминацией теплоходике «Мінск». К сожалению, из-за темноты не понятно, где это происходит — на Свислочи в районе улицы Коммунистической или, например, на Комсомольском озере.

Эпизоды на рабочих местах девушек действительно снимались на Минском камвольном комбинате. 1959 год — время его расцвета, тогда это было действительно передовое предприятие, и сегодняшний его упадок казался делом совершенно невозможным.

Как обычно, интереснее всего детали. Афиши предлагали записаться в кружок плавания, приобрести билеты в театр, информировали о рационе правильного питания, а «Молния» сообщала, что Катя Дорошевич (наша героиня) перевыполнила норму на 145 процентов.

Особой популярностью в женском коллективе пользуется как раз кружок плавания, ведь инструктором там работает бывший матрос Степан. Так, по всей видимости, выглядел открытый бассейн Водноспортивного комбината в районе современной улицы Сурганова у Ботанического сада.

Вышка для прыжков.

Образцы женских купальных костюмов конца 1950-х.

Работает же Степан на стройке еще одного бассейна, разместившегося в пристройке к главному корпусу Института физкультуры на площади Якуба Коласа. Вдалеке видна та самая минская телевышка, с которой снимались первые панорамные кадры фильма.

С техникой безопасности на стройплощадке дело обстоит очень печально. Обычные каменщики считают возможным спускаться с верхних этажей с помощью обычного башенного крана.

Прямо у Минского обкома партии Степан делает Кате предложение. Сейчас в этом здании на улице Кирова находится Исполнительный комитет СНГ. В кадр попало целых шесть «Побед».

Сказано — сделано, ребята тут же идут в ЗАГС. ЗАГС оказался Акцябрскага раёна.

Учреждение было устроено в доме по улице Захарова, 28, который ныне занимает организация под названием «Белорусское общество дружбы и культурной связи с зарубежными странами».

Сразу новую ячейку общества в ЗАГСе создавать категорически отказались, потребовав для начала пройти испытательный срок — целых три дня. В 1950-е вопросы брака решались очень оперативно: от знакомства до свадьбы порой проходило 2—3 месяца. Расстроенные Катя и Степа гуляют по парку имени 30-летия БССР, нынешнему имени Купалы.

Провожает Степан подругу к ее общаге на Солнечной прямо по ночному проспекту. Вдалеке видны антенны-«глушилки» на Золотой Горке, ограждавшие покой советских граждан от тлетворного влияния капиталистических радиостанций.

Начинается подготовка к свадьбе. Платье ткачихи шьют самостоятельно, в «Красном уголке» общежития, помещении, предназначенном для культурной и идеологической подготовки обитателей здания. Под портретом Маркса стоит новейшая (1958 года) продукция Минского радиозавода — «комбинированная установка», или телерадиола «Беларусь-4», удивительное многофункциональное устройство, сочетавшее в себе функции телевизора, радиоприемника и проигрывателя пластинок.

Веселый и находчивый комсорг камвольного комбината. На лацкане его пиджака еще одна давно забытая ныне сущность — ромбовидный значок об окончании высшего учебного заведения. Когда-то выпускников вузов было действительно мало, и они выделялись из подобной себе молодежи.

Комсорг и пианино «Беларусь» под недремлющим взором Ильича.

Наконец платье готово, и его утверждают у комсорга. На стене слева гигантская репродукция классики соцреализма — эпического полотна «Выступление В. И. Ленина на III съезде комсомола».

К одной из подружек Кати приезжает из другого города отец, и действие переносится на летное поле минского аэропорта. К самолету подается трап, вдалеке бегут встречать гостя города юные ткачихи — ситуация, непредставимая сейчас с точки зрения авиабезопасности.

Слева и справа от папаши стюардессы «Аэрофлота» в форменной одежде образца 1959 года.

Долгожданная встреча. Старинный топливозаправщик закрыл здание аэровокзала.

А здесь между аэровокзалом и камерой оказался классический минский троллейбус 1950-х — МТБ-82Д. По черно-белому фильму не скажешь, но расцветка у него была желто-синяя.

В конце 1950-х, судя по этому фильму, даже обычные ткачихи могли себе позволить проехаться с ветерком на такси от аэропорта, выбрав причем роскошный кабриолет ЗиС-110.

Вместо того чтобы прямо по Аэродромной отправиться в общагу на Солнечную к камвольному комбинату, таксист вывозит компанию на улицу Кирова. Слева вдалеке заметен фрагмент послевоенного минского железнодорожного вокзала.

Из окна общежития, кстати, действительно видны корпуса камвольного.

Неожиданно в комнату к девушкам является т. н. «санитарная комиссия», задача которой, по сути, заключалась в обыске тумбочек и шкафов и проверке наличия пыли на горизонтальных поверхностях.

Под кроватью Кати Дорошевич, естественно, находят спрятанные соседкой Зиной и ее подельниками ворованные нитки.

Грандиозный скандал приводит к отстранению передовика производства от работы, несмотря на ее заслуги перед советским государством и его промышленностью. Катя целый день сидит у проходной и плачет.

В довершение ее несчастий жених Степан проявляет слабохарактерность и возвращает подруге подаренный ею баян. Такого предательства Катерина простить не может, является к бывшему матросу прямо на стройплощадку, демонстративно возвращает ему кольцо, дает пощечину и убегает. Площадь Якуба Коласа на заднем плане.

Культура советского строительства.

Тем временем внизу случается наезд на пешехода. Справа карета «скорой помощи» на базе ГАЗ-М-12.

К счастью, жертвой оказывается не наша расстроенная ткачиха. Отличный кадр: улыбающаяся медсестра и сверкающее хромом советское авто.

Комсомольцы камвольного берут Катерину на поруки, одолевая инертность директора комбината. Директор, кстати, ходит в патриотической «вышиванке».

Приемная руководителя крупного советского предприятия в конце 1950-х.

И его же кабинет.

На комбинат приезжает и съемочная группа. Кинооператор в образе: черные очки и берет, очень модно по тем временам. В этой эпизодической роли снялся Георгий Юматов, суперзвезда советского кино и по совместительству муж одной из актрис, игравших подруг Кати.

Никакая ткачиха не устоит.

Параллельно Степан раскаивается в недостойном поступке с баяном и не находит ничего лучшего, как страдать и пить в ресторане горькую графинами.

О том, что коллектив взял ее на поруки, Катя даже не подозревает. Окончательно разочаровавшись в действительности, она бросает все (забрав, впрочем, возвращенный баян) и уезжает в другой город, решив начать жизнь с чистого листа.

Денег, к сожалению, не хватает, приходится идти в комиссионку.

Уникальный кадр. Из окна «Скупки вещей у населения» виден кинотеатр «Ударник» на минской улице Жуковского. Деревянное здание, построенное в 1950-е по проекту Георгия Сысоева, близнец кинотеатров «Радуга» в Парке Челюскинцев и «Вымпел» у современного универсама «Рига», сейчас в значительной степени утратило свой оригинальный внешний вид.

Так «Ударник» выглядит сейчас.

Новую работу себе Катя находит на стройке. В кадре появляется автобус ЛАЗ-695Б.

Этот район массовой застройки из силикатного кирпича опознать сложно. Возможно, что данные эпизоды снимались вовсе не в Минске.

Кульминация фильма разворачивается на минском железнодорожном вокзале. Фонарь на переднем плане напоминает колоссальных размеров Луну.

Здесь, прямо на рельсах, перед неумолимо надвигающейся паровозной угрозой, происходит стычка вставшего на путь исправления Степана и преступных подельников воровки Зины.

Добро в лице Степана и милиционеров в белых кителях торжествует.

Финал картины. К Кате «в другой город» приезжают друзья. Встреча происходит в райкоме комсомола. Обратите внимание на белорусскоязычные лозунги.

По вокзалу этот городок опознать сложно. Типовой проект, широко применявшийся на крупных железнодорожных станциях. В БССР такие, например, были построены в Негорелом и Кричеве.

Для сравнения современный вид вокзала в Негорелом.

Дорога домой.

Катя возвращается на любимую работу, Степан ее встречает у проходной.

— Катя, пойми!

— Я-то поняла, понял ли ты?

Степан понял — любовью (и баяном) надо дорожить.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

ОБСУЖДЕНИЕ