Районы, кварталы: первый минский микрорайон

 
37 078
115
20 апреля 2013 в 10:15
Автор: darriuss

Cо второй половины 1950-х перед строительным комплексом Беларуси партией и правительством была поставлена новая, революционная задача. Советский Союз, а вместе с ним и наша республика, начал переходить к массовому жилищному строительству индустриальными методами. Важнейшим приоритетом было выбрано односемейное заселение квартир и возведение жилья невиданными ранее градостроительными образованиями. Пионером этой практики в Минске стал район между улицами Толбухина и Волгоградской. Onliner.by рассказывает о самом первом экспериментальном минском микрорайоне, с которого и началось их триумфальное шествие по нашему городу, продолжающееся и до сих пор.

31 июля 1957 года вышло Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР «О развитии жилищного строительства в СССР», вслед за которым вскоре последовали аналогичные документы республиканских ЦК и Совминов. Согласно этим документам жилищное строительство в огромной стране должно было быть в короткие сроки коренным образом перестроено. Во-первых, ставилась задача резкого увеличения объема возведения жилья, во-вторых — партия провозгласила постепенный отказ от так называемых «коммуналок» с переходом к принципу «Каждой семье — отдельную квартиру». Наконец, в-третьих, все это должно было сопровождаться максимальным снижением стоимости строящегося жилья за счет его концентрации на больших площадях и широкого использования в строительстве индустриальных методов. На фото — первый в республике крупнопанельный жилой дом на 30 квартир на ул. Калинина, построенный в 1956 (!) году.

От прежней практики фронтальной застройки улиц с формированием замкнутых мелких или чуть позже так называемых «укрупненных» кварталов было решено отказаться. Считалось, что при такой застройке многие жилые дома получают неудовлетворительную ориентацию по сторонам света, зачастую непосредственно выходят на напряженные городские магистрали, система культурно-бытового обслуживания в них неоправданно измельчена и порой даже дублируется. «Оцепенелая симметрия», «парадно-декоративная коридорная застройка улиц» — так передовые архитекторы конца 1950-х гневались в адрес градостроительной практики предыдущих десятилетий. Примером столь разочаровавшей их застройки «укрупненными кварталами» может выступить жилой массив по ул. Розы Люксембург — Карла Либкнехта (на фото).

В связи с этим на общесоюзном уровне было положено начало концентрации жилищного строительства на больших территориях в несколько десятков гектаров. Это позволило в кратчайший срок по-новому организовать поточность производства работ на основе широкого применения механизации и индустриализации строительства. Так, если в 1957 году в Минске возводилось 256 зданий на 164 площадках, то годом позже строительство 259 домов было сосредоточено только на 6 площадках. Помимо этого, в стране и республике началось и возведение сразу нескольких крупных домостроительных комбинатов. Города СССР готовились измениться до неузнаваемости.

На основании собственного накопленного опыта и опыта других городов, прежде всего Москвы, Ленинграда и Киева, работы по проектированию и строительству новых крупных градостроительных комплексов, названных микрорайонами, развернулись и в БССР. Первая попытка сформировать жилое образование нового типа с учетом многообразных социально-бытовых функций, природно-климатических условий, экономических, технологических, транспортных и рекреационных требований была предпринята в Минске в районе ул. Волгоградской. На снимке — один из этапов застройки первого минского микрорайона.

Для его строительства был выбран свободный участок на северо-восточной окраине города площадью 38,2 га между важнейшими городскими магистралями — Ленинским проспектом (сейчас просп. Независимости) и ул. Якуба Коласа. Ранее эта территория в генеральном плане резервировалась под размещение Республиканского ипподрома. Ипподром в конечном итоге Минск так и не получил, а его место заняли несколько десятков крупнопанельных и крупноблочных жилых домов, рассчитанных на проживание 12 000 жителей. На фото — ул. Кавалерийская (в 1967 году переименована в Кнорина). На переднем плане слева — застройка из силикатного кирпича, вдали видны новые крупноблочные пятиэтажки.

Выработке окончательного архитектурно-планировочного решения предшествовал проведенный в 1957 году конкурс. Строительство началось в 1958-м по проекту, выполненному в институте «Белгоспроект» архитекторами Г. Парсадановым, Г. Булдовым, О. Ладыгиной и др. Жилую застройку образуют группы 4- и 5-этажных домов, возведенных по типовым проектам серий 1-434БЛ (силикатная крупноблочная) и 1-464 (крупнопанельная). Как видно на макете, авторы почти полностью отказались от господствовавшего ранее принципа формирования небольших замкнутых кварталов в пользу просторных «сквозных» дворов. Композицию микрорайонов теперь формировали «изнутри», исходя из организации внутренних пространств. Жилые дома возводились друг за другом, образуя так называемые «строчки» и «елочки». В центре микрорайона размещался районный сад со спортивным ядром, к которому примыкало большинство школьных и дошкольных учреждений.

Район носил экспериментальный характер. За короткий срок здесь получили проверку индустриальные методы возведения панельных и крупноблочных зданий, функциональные, конструктивные, технологические и другие решения жилых домов, принципы организации жилой территории, ее благоустройство и озеленение, система культурно-бытового обслуживания с созданием единого общественного центра, обслуживающего весь градостроительный комплекс и его ближайшие окрестности. Весь полученный на Волгоградской опыт (причем как положительный, так и негативный) в дальнейшем нашел применение в застройке крупнейших жилых районов Минска 1960-х: по Раковскому шоссе (сейчас ул. Притыцкого), ул. Харьковской, в Чижовке, первых Зеленых Лугах и т. д. На фото — панорама микрорайона-первенца в окружении бескрайних массивов частного сектора.

Современное состояние жилой застройки. Ул. Волгоградская в сторону проспекта Независимости. Крупноблочные жилые дома серии 1-434 на участке до ул. Кнорина поставлены под углом к Волгоградской, образуя Г-образные комплексы. Так архитекторы попытались уйти от фронтальной застройки улицы и разнообразить ее перспективы.

Вот как этот прием выглядит при подъезде со стороны проспекта.

На замечательной цветной открытке 1962 года видно, что первоначально балконы зданий на Волгоградской были украшены яркими цветными экранами.

Тот же участок на фотографии 1960-х. По улице в сторону перекрестка с ул. Кнорина двигается автобус ЛАЗ-695Б, составлявший основу городского автобусного парка в те годы.

Похожий современный ракурс. Большую экономию в строительстве этой типовой серии на начальном этапе давало сокращение суммарной площади подсобных помещений: площади кухни, санитарного узла, прихожей уменьшались. К тому же они объединялись в компактную группу у входа в квартиру, что позволяло сводить до минимума санитарно-технические коммуникации. Средняя стоимость квартир в таких и похожих домах уменьшалась с 7000 до 2400 рублей, что результатом имело резкое увеличение количества вводимой жилой площади и, соответственно, объемов программы улучшения жилищных условий горожан.

Одна из Г-образных групп со стороны двора.

Здесь к ним примыкают еще несколько домов той же серии, частью реновированных, но опять же поставленных под углом уже к внутридворовым проездам. Все это вносит некоторое разнообразие в довольно монотонный «строчный» ритм застройки.

И этот же квартал на снимке второй половины 1960-х, еще совсем новенький и не озелененный. Слева на переднем плане — фрагмент одного из детских садов, традиционно расположенных в глубине территории.

Магазины и учреждения соцкульбыта вынесены на Волгоградскую, занимая первые этажи жилых домов и несколько отдельно стоящих типовых двухэтажек.

Один из сквозных дворов, избавленных от автомобильного движения и предназначенных исключительно для отдыха местных жителей.

Ул. Волгоградская активно уплотняется. Место выходящего на нее частного сектора постепенно занимают современные жилые многоэтажки, в том числе такого специфического для Минска класса, как «элитная панель» (слева).

Впрочем, неизбежному уплотнению подвергаются и внутридворовые территории, причем порой оно носит крупномасштабный характер. Новое строительство неподалеку от бывшего центрального районного сада.

Параллельно существующие здания, большинству из которых уже исполнилось полвека, активно реновируются.

Территория между ул. Кнорина, Волгоградской, Кедышко и бульваром Толбухина получила уже преимущественно крупнопанельную застройку серией 1-464. Значительно постаревшие за 50 лет дома строчками окружают планировавшийся в центре районный сад.

Сейчас и особенно в пасмурную погоду выглядят эти пятиэтажки мрачновато, но в 1960-е люди о квартире в таком новеньком светлом доме могли зачастую только мечтать.

Нехитрое дворовое благоустройство.

Застройка «елочкой». Здания стоят строчками один за одним, но со смещением по отношению друг к другу.

Размеры дворов порой поражают воображение. Сейчас здесь наверняка бы построили, например, 19-этажку М111-90, а может, даже и две. Впрочем, вполне возможно, еще построят.

Кроме обычных типовых 80-квартирных пятиэтажек, архитекторы поэкспериментировали на Волгоградской и с домами необычного для Минска характера. Речь идет о двух жилых зданиях, имеющих сейчас адреса Волгоградская 25б и Волгоградская 21б. На снимке ниже на переднем плане справа — образец типового для района детского сада, но куда интереснее 4-этажный дом на заднем плане (Волгоградская, 25б).

Это экспериментальный жилой дом из самонесущих объемных блоков размером с комнату (арх. А. Воинов, инж. А. Зысман), построенный еще в 1958 году. В дальнейшем объемное домостроение получило в Минске довольно широкое распространение, и один из 3 городских домостроительных комбинатов даже на нем специализировался.

Второй экспериментальный дом по соседству (Волгоградская, 21б).

Это первый и, судя по всему, единственный в городе жилой дом с навесными асбестоцементными панелями, авторами которого также стали архитектор А. Воинов и инженер А. Зысман. Здание построено в 1962 году.

Обратите внимание на совершенно необычный для нашего города частый ритм окон. По сути, в здании создано практически непрерывное ленточное остекление. С инсоляцией квартир, по всей видимости, здесь все в порядке.

К сожалению, мало что осталось от бывшего районного сада, который, согласно новым градостроительным веяниям, должен был быть расположен в центре каждого микрорайона. Фактически сейчас его полностью занимает спортивный блок местной школы, фрагмент которой виден слева.

Школа и пешеходный бульвар, наискосок пересекающий почти весь район.

Какие-то эксперименты архитекторов здесь выглядят довольно странно, как, например, решение разместить крупный магазин «Ягодка» в пятиэтажке, расположенной в глубине застройки (ул. Кнорина, 6б). Неудивительно, что магазин в конечном счете здесь не выжил.

Жилая застройка района в основном закончилась к 1963 году, однако в последнюю очередь был реализован архитектурный ансамбль, ставший в определенной степени его лицом и заметным явлением в общегородском масштабе. Только в 1966 году со стороны бульвара Толбухина было завершено строительство комплекса 9-этажных жилых домов, объединенных спускающимися по террасам 1- и 2-этажными павильонами с предприятиями обслуживания населения.

Он стал дважды «первым» в Минске. С одной стороны, это был первый городской общественный центр района в том понимании, которое получило распространение во второй половине 1960—1980-х. С другой — жилые дома, в него входящие, стали первыми 9-этажными панельными домами города. Так высоко в Минске из панели еще не строили.

В комплекс (его авторами стали архитекторы Ю. Шпит и Е. Саманчук) вошли кинотеатр «Партизан» на 1000 мест, ресторан «Каменный цветок», продовольственный и промтоварный магазины, комбинат бытового обслуживания, столовая, библиотека. Весь этот беспрецедентный ранее в городе набор торгово-культурно-бытовых учреждений в одном месте предназначен был для обслуживания не только района ул. Волгоградской, но и его окрестностей, а также широко использовался жителями других районов города.

План комплекса.

Планировка кинотеатра, первого и типового этажей жилых домов. Последние были спроектированы на основе строительных изделий серии 1-464А для 5-этажных зданий. Каждый жилой блок имеет по два лестнично-лифтовых узла, соединенных между собой по первому этажу, где помимо общего вестибюля были предусмотрены и такие помещения общего пользования, как детская комната, красный уголок, колясочная.

Первенцы белорусского 9-этажного панельного домостроения. В экстерьере зданий широко использовались модные в 1960-е приемы: стеклоблоки в ограждении лестничных клеток, металлические экраны балконов, декоративные бетонные «птички»-парасоли, украшавшие крыши жилых домов со стороны бульвара. Лифтовые шахты вынесены в самостоятельный пристроенный объем, что не только улучшило звукоизоляцию в доме, но и позволило разнообразить объемно-пространственную композицию жилых корпусов.

Стеклоблоки в процессе эксплуатации пострадали особенно.

Балконы расположены в шахматном порядке, что придавало художественному образу жилых домов дополнительную эффектность. Все этажи, кроме девятого, состоят из самостоятельных отсеков с двумя 1-комнатными квартирами площадью по 24 кв. м и двумя 2-комнатными по 30,3 кв. м. За счет ширины корпуса (15,2 м) в 1-комнатных квартирах устроены спальные альковы, что, по сути, превращало их в полуторакомнатные.

Подъезд. Обратите внимание на запроектированное освещение входной группы четырьмя плафонами, вмонтированными в козырек. Увы, с тех пор в значительной степени здания вандализированы.

Особенно ярко это видно на примере ресторана «Каменный цветок». Его круглая стекляшка была ярким символом новой архитектуры 1960-х: прозрачной, легкой, ошеломляюще (по крайней мере для людей того времени) контрастирующей с массивностью и насыщенностью декором неоклассической архитектуры первого послевоенного десятилетия.

Фрагмент «Каменного цветка» на цветном снимке 1975 года. Тогда это был один из самых популярных ресторанов Минска. Стеклянные стены круглого в плане зала на 180 человек были задрапированы шторами бордового цвета. В центре зала стояла колонна, символизирующая стебель цветка. Среди фирменных блюд были салат «Малахитовый» из птицы с маринованными яблоками, маслинами и орехами, цыплята по-венски и другие блюда. В холле располагался бар на 36 мест, где, кроме коктейлей, подавали бульоны и шашлыки. Для посещения ресторана требовалось покупать входной билет стоимость 1,5 рубля. Впрочем, в эту цену входила вечерняя «концертная программа артистов Белгосфилармонии — выступления артистов эстрады и ритм-балета».

От сплошного остекления в конечном итоге избавились. По окружности здания возвели сплошную стену с маленькими иллюминаторами в верхней части.

В конце 1990-х ресторан и вовсе забросили, здание неоднократно меняло собственников, периодически в СМИ появлялись проекты его реконструкции, но пока особенных изменений на объекте не видно. Декоративная скульптура у бывшего входа в бывший ресторан.

Комплекс в пору своего расцвета. Он регулярно появлялся в периодической печати и профессиональной специализированной литературе, став одним из символом белорусской архитектуры 1960-х.

Его авторы мастерски использовали перепад рельефа территории, что позволило частично запроектировать общественный блок в 2 этажа, увеличив тем самым количество доступных населению учреждений. Здесь, например, внизу размещается магазин туристского снаряжения, на втором этаже — библиотека.

Завершался комплекс кинотеатром «Партизан», одним из крупнейших в городе.

Главное фойе украшает монументальная мозаика художника Мая Данцига.

В 2005 году здание было реконструировано с переименованием его в Дом кино.

Общий вид первого общественного центра первого микрорайона Минска с высоты птичьего полета.

Интересно, что он мог получить и другое решение. Например, в апреле 1962 года группа белорусских архитекторов (В. Аладов, Г. Бенедиктов, А. Духан, М. Лившиц) предложила свой вариант застройки этой части бульвара Толбухина. Номенклатура составных частей комплекса при этом оставалась примерно той же, разве что увеличивалось количество жилых домов.

Район ул. Волгоградской за прошедшие полвека в значительной мере деградировал. Традиционно невысокое качество строительства и не всегда удачные эксперименты, отрабатывавшиеся здесь, не могли не сказаться в столь протяженной исторической перспективе. На фоне градостроительных проектов 1970—1980-х, реализовывавшихся с совершенно иным размахом и финансированием, первый минский микрорайон выглядит сейчас наивно и просто. Тем не менее в то время он воспринимался как архитектурная новация и способен был вдохновлять даже таких разборчивых минчан, как молодой выпускник Театрально-художественного института З. Позняк. На одну из его фотографий середины 1960-х попал и ансамбль бульвара Толбухина.

И еще один момент. Сейчас можно со снисходительным презрением относиться к хрущевкам и их наследникам, называть их убогими, уродливыми, антигуманистичными, во многом это справедливо. Критикуют первые микрорайоны за то, что они зачастую были решены в отрыве от общей композиции улиц. При этом всегда надо помнить, что только с 1960 по 1970 годы в БССР было построено 20 млн кв. м жилья, в 3 раза больше, чем за предыдущее десятилетие. Именно благодаря этой программе многие жители нашего города получили свои первые квартиры, переехав, наконец, из коммуналок. Пусть тесное, с маленькой кухней и совмещенным санузлом, но главное —это было свое отдельное жилье, и для обычного советского человека того времени уже одно это было выдающимся событием в жизни. Сейчас социальное жилье по типовым проектам продолжает активно строиться, начиналось же все здесь, между Волгоградской и Толбухина.

ОБСУЖДЕНИЕ