Районы, кварталы: история минской Золотой горки

 
103
13 января 2013 в 8:00
Источник: Darriuss. Фото: Фото автора, bacian.livejournal.com, minsk-old-new.com.

Когда-то здесь располагалось одно из католических кладбищ, где хоронили жителей губернского Минска, умерших от холеры. Потом неподалеку возник второй некрополь, уже православный. Вокруг кладбищ постепенно сформировалось предместье, застроенное деревянными жилыми домами. Только перед Великой Отечественной войной, и в особенности после ее окончания, их место постепенно начали занимать капитальные кирпичные здания, достойные фактически уже центра столичного города. Сегодня это несколько тихих кварталов вблизи шумных магистралей, но неумолимое их уплотнение высотной застройкой уже началось. Об истории, настоящем и будущем минского района с одним из самых красивых названий, о Золотой горке, рассказывает блогер Darriuss.

В самом конце XVIII века, в 1790 году, у перекрестка Борисовского тракта и дороги в сторону фольварка Долгий Брод, недалеко от деревни Комаровка и тамошнего знаменитого болота было образовано новое католическое кладбище. В 1796 году на нем появилась первая, деревянная еще каплица, освященная в честь Всех Святых. Уже в 1842-м эта часовня становится парафиальным костелом после пожара, уничтожившего минский Фарный костел на Троицкой горе. Тем временем расширяется и кладбище — здесь на высоком холме, прозванном горожанами Золотой горкой, активно хоронили жертв двух эпидемий холеры, потрясших Минск в 1848 и 1853 гг., — всего несколько тысяч человек. В этой связи встал вопрос строительства вместо маленькой каплички полноценного кирпичного костела, который и был освящен в 1864-м под титулом св. Роха, французского святого, считавшегося защитником от чумы (а заодно, конечно, и от холеры).

Это достаточно небольшое здание в неоготическом стиле, спроектировал которое целый академик Петербургской академии художеств М. Сивицкий, сохранилось до сих пор. На старой дореволюционной открытке слева заметен фрагмент утерянной костельной брамы, а само здание утопает в деревьях. Забор окружает прикостельное кладбище. Несмотря на такое окружение, Золотая горка в XIX веке оставалась одним из любимых мест пригородного отдыха минчан. По словам этнографа и путешественника того времени Павла Шпилевского, в середине века Золотая горка была известна своими ягодными полями и гуляниями по ним в определенную пору года.

На старой литографии Эдварда Гораздовского 1868 года мы можем увидеть замечательные неоготические интерьеры костела св. Роха (кстати, подписанного по-прежнему «каплицей») вскоре после окончания его строительства.

Тем не менее уже спустя 40 лет после освящения этого здания стало очевидно, что потребности огромной Троицкой парафии, насчитывавшей почти 7000 человек, оно не удовлетворяет. Получить в начале XX века у российских властей разрешение на возведение нового католического храма стало гораздо проще, и в этой связи известный польский архитектор Юзеф Дзеконьский разработал проект нового золотогорского костела, куда более масштабного.

Это монументальное здание, напоминавшее другие костелы Дзеконьского в Белостоке или Жирардуве, впечатляло своими размерами и строительным бюджетом. Можно только представить, как бы оно смотрелось сейчас, окруженное со всех сторон застройкой проспекта Независимости и ул. Козлова. Хотя, конечно, скорее всего, такая внушительная доминанта не пережила бы или войны, или Советов.

Вот так во время Великой Отечественной выглядел костел св. Роха. Два немецких солдата позируют на его фоне.

Костел закрыли в 1930 году. В начале 1980-х с общим ростом интереса к историко-культурному наследию здание одного из 4 сохранившихся исторических минских кладбищенских храмов отреставрировали и приспособили под концертный зал расположенной неподалеку, на площади Якуба Коласа, Белгосфилармонии.

Троицкая парафия возобновила свою деятельность (и периодические богослужения в своем костеле) в 1991 году, однако полностью здание католической общине было передано только в 2006-м.

Золотогорское кладбище вокруг храма было практически полностью уничтожено при застройке окрестных улиц, и сейчас о нем главным образом напоминает мемориальная таблица, установленная у лестницы, ведущей к костелу, да отдельные могильные камни на его территории.

Капитальная застройка территории Золотой горки началась еще перед войной. До революции это было одно из предместий, имевших преимущественно деревянную застройку усадебного типа, один из осколков которой, впрочем, сохранился до наших дней. В 1930-е власти БССР озаботились развитием давних северо-восточных минских окраин, и новые многоэтажные здания стали постепенно появляться преимущественно вдоль ул. Советской (современного проспекта Независимости) и ее ближайших окрестностей. Так, в 1934 году на углу улиц Советской и Долгобродской, тех самых Борисовского тракта и дороги на фольварок Долгий Брод, где когда-то давным-давно и возникла Золотая горка, началось строительство огромного по тем временам 100-квартирного жилого дома, так называемого «Дома специалистов».

Благоустроенные квартиры в этом здании переменной этажности получили квалифицированные советские инженерно-технические работники, однако уже в первые дни войны «Дом специалистов», автором проекта которого была молодая архитектор Наталья Маклецова, стал жертвой немецкого авианалета.

На этом снимке времен оккупации видно, что уцелело лишь левое крыло дома. Центральная часть и правое крыло уничтожены, раскрыт вид на Золотогорский костел справа на заднем плане.

А вот это редкий снимок с самого кладбища на Золотой горке, когда оно еще существовало. На заднем плане виден дом работников киностудии «Советская Белоруссия», также стоявший на перекрестке Советской и Долгобродской улиц. «Дом специалистов» — за правой границей кадра. Интересен центральный персонаж на фотографии, почтивший своим присутствием старый католический некрополь. Это не кто иной как генеральный комиссар Генерального округа «Белорутения» Вильгельм Кубе, далеко-далеко над фуражкой которого заметны башенки Дома офицеров. Снимок мая 1943 года, 4 месяцами позже Кубе взорвут в собственной постели в несохранившемся доме на перекрестке улиц Энгельса и Кирова.

Многоэтажки появлялись до войны и вдоль улицы Долгобродской (сейчас Козлова). Например, недалеко от перекрестка с ул. Берестянской стоит вот эта неприметная четырехэтажка с высоким треугольным фронтоном на боковом торце здания (Козлова, 15).

А между тем в этом доме, построенном в 1940 году, во время войны располагался минский офис Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg, ERR, организации, подчинявшейся лично рейхсляйтеру Альфреду Розенбергу и занимавшейся конфискацией и вывозом с оккупированных территорий культурных ценностей.

Но если минский штаб рейхсляйтера уцелел, хотя наверняка нынешние жители дома и не подозревают, что в нем творилось 70 лет назад, то руины «Дома специалистов» были после войны снесены и уступили место монументальной линейке зданий архитектора Михаила Барща (похоже, навсегда закрывшей вид на золотогорский костел с главной магистрали города).

Особенно выделяется угловой фрагмент комплекса, выделенный мощной колоннадой и знакомый всем минчанам как место размещения редакции когда-то главной городской газеты.

В районе перекрестка с улицей Краснозвездной жилые дома образуют своеобразный курдонёр, парадный двор, в котором сконцентрированы общественные учреждения квартала.

Улица Краснозвездная вливается в проспект Независимости, проходя роскошной тройной аркой.

Интересна «изнанка» жилого дома Барща (пр. Независимости, 44). Со стороны двора он, конечно, не оштукатурен, а лестничные блоки закрыты сплошным непрозрачным остеклением.

Со стороны же ул. Козлова Золотогорский костел был закрыт двумя десятками лет позже, в 1973 году, когда по проекту архитекторов С. Мусинского и Н. Кравковой завершилось строительство Дворца искусства, главного павильона различных художественных выставок в городе.

Центральный вход во Дворец искусства на замечательной цветной фотографии конца 1980-х. Судя по афишам, в этот, скорее всего, майский день в здании проходили 2 выставки: цветов и фотовыставка «Монументальное искусство Белоруссии».

Далее, вплоть до площади Змитрока Бядули, Золотая горка получила вполне парадную застройку первого послевоенного десятилетия.

Пышным соцдекором особенно выделяется здание по ул. Козлова, 7.

Еще одним интересным объектом в непосредственной близости от костела св. Роха является так называемая «глушилка» — вышка, ранее использовавшаяся для глушения зарубежных радиостанций, которые смущали советский народ своей информацией о жизни в СССР, сфабрикованной в западных обкомах.

Причем, как видно на старых снимках, ранее 100-метровых «глушилок» было две. Одну из них демонтировали в начале 1990-х, а вторую приспособили для оборудования операторов мобильной связи. В 1962 году одну вышку, по некоторым данным, даже пытался взорвать минский студент-диссидент, но вместо этого отправился в оплаченную щедрым государством десятилетнюю поездку в мордовские лагеря.

Примерно так Золотая горка выглядит на панорамной карте города (сюда, впрочем, не вошел ее западный участок с Золотогорским костелом). На карте хорошо видно, что ее южная половина застраивалась преимущественно в первую послевоенную декаду, причем разнохарактерными зданиями: от вполне парадных на красной линии главных магистралей до нескольких кварталов типовых двухэтажек стиля «строили пленные немцы» в глубине застройки. Северную половину образует жилой район второй половины 1960-х — начала 1970-х.

Так выглядит ул. Краснозвездная, одна из основных «внутренних» магистралей Золотой горки. Здесь пышно декорированные жилые дома проспекта Независимости и ул. Козлова уже уступают место куда более скромным и даже неоштукатуренным четырехэтажкам из силикатного кирпича.

Похожая перспектива и по улице Золотая Горка, бывшей ул. Радистов, в 1987 году переименованной в честь оригинального названия района, вернувшей его на карты города и ставшей таким образом одним из пионеров возвращения исторических топонимов Минску.

Комплекс Республиканского госпиталя МВД.

В районе перекрестка Краснозвездной с ул. Смолячкова и отходящих от них Краснозвездного и Горного переулков сохранились (пока еще) несколько кварталов достаточно хаотично разбросанной двухэтажной застройки конца 1940-х — начала 1950-х.

О каком-либо ансамбле зданий, вроде созданного в Осмоловке или поселках МТЗ и автозавода, тут речи не идет. Жилые дома стоят достаточно случайным образом на хаотической сетке улиц и переулков и представлены сразу несколькими типовыми проектами.

Перспектива Горного переулка, оправдывающего свое название. В этом лабиринте сложно представить, что в двух шагах находятся оживленные городские магистрали, что ты в самом центре 2-миллионного города.

Самый удивительный фрагмент этой старой части Золотой горки сохранился во дворах одноименной с районом улицы. Справа — желтая двухэтажка начала 1950-х с интересными угловыми деревянными балконами-верандами. А вот слева...

Слева (по адресу ул. Золотая горка, 8А) сохранился самый обычный деревянный дом, вполне возможно последний реликт той довоенной (а может, и дореволюционной) Золотой горки. Вот так кто-то и живет, ведет хозяйство, выращивает картошку, огурцы в парнике и кабанчика в сарае, топит печь, а в двух минутах — проспект Независимости, в пяти — площадь Якуба Коласа, а в десяти (страшно представить) — клуб Dozari.

Двухэтажки и фрагмент оригинальной ограды между ними в районе ДК стройтреста №1. Вполне возможно, здания принадлежали этому самому стройтресту.

Сам Дворец культуры, выходящий фасадом на ул. Козлова и возведенный в 1956 году по типовому проекту, долгое время был одной из самых одиозных минских «заброшек» и только в последнее время начал активно реконструироваться под новое здание Молодежного театра. С внутриквартальной стороны к зданию ДК пристроен бассейн «Лазурный».

Улица Смолячкова. Вполне вероятно, что эти кварталы в ближайшем будущем станут объектами уплотнительных инициатив городских властей и примкнувших к ним коммерческих застройщиков. Некоторые из подобных проектов уже анонсированы (в частности, по Горному переулку). Место ведь престижное.

Улицы Смолячкова и Краснозвездная ранее назывались Кладбищенскими, но не только из-за близости Золотогорского католического кладбища. Большой участок между Краснозвездной и Козлова занимает Военное кладбище. Современный некрополь под таким названием на самом деле — это так называемое Новое Военное кладбище, основанное в конце XIX века из-за переполненности Старого Военного, располагавшегося на ул. Госпитальной (район современной ул. Фрунзе).

Как понятно из названия, первоначально хоронили тут преимущественно воинов и офицеров двух пехотных полков, расквартированных в Минске (Коломенского и Серпуховского, именно в честь них соответствующим образом назывались 2 центральные городские улицы, современные Свердлова и Володарского). Кладбище было православным, и особым украшением его стал храм-памятник, посвященный жертвам русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Церковь св. Александра Невского, построенная на кладбище к 20-летию окончания войны в 1898 году в ретроспективно-русском стиле по проекту епархиального архитектора В. Струева, стала и полковым храмом Коломенского пехотного полка.

Сейчас молодые деревья, заметные на архивной фотографии, несколько разрослись.

После революции Военное кладбище теряет свой почти исключительно военный и православный характер. Здесь начинают хоронить обычных людей и советскую элиту. Фактически оно становится самым престижным минским некрополем. Здесь лежит и писатель Кузьма Чорный, и академик Всеволод Игнатовский, и автор музыки гимна БССР (а заодно и РБ) композитор Нестор Соколовский, и председатель ЦИК БССР Александр Червяков, и прочие выдающиеся политические, культурные, общественные, научные и военные деятели. А главное, Военное кладбище — это место упокоения двух крупнейших представителей белорусской литературы XX века, Янки Купалы и Якуба Коласа.

Вторую, северную половину Золотой горки образует советский жилой район, застраивавшийся по единому проекту с середины 1960-х.

Планировка нового жилого района в сравнении с исторически сложившейся. На схеме слева хорошо видно, что к середине 1960-х кварталы, ограниченные улицами Краснозвездной (бывш. Кладбищенской), Высокой (сейчас Платонова), Радистов (сейчас Золотая горка) и Бондаревской (сейчас Гикало) за редким исключением представляли собой массив частной усадебной застройки, разбавленной отдельными капитальными послевоенными зданиями. Улицы Радистов, Бондаревская и в значительной степени Высокая фактически прорубались заново в уже сформированной сетке. Также понятным становится происхождение хаотично искривленных ул. Смолячкова (на верхнем участке) и переулков Краснозвездного и Горного — это реликты, доставшиеся современной Золотой горке в наследство от ее предшественника.

Цифрами на плане обозначены: 1 — школы, 2 — дошкольные учреждения, 3 — пристроенные объекты обслуживания населения. Общественный центр с последними предполагалось сформировать на склоне холма на продолжении Деревообделочной улицы (ныне бульвар Мулявина).

Эскиз общественного центра нового жилого района был разработан в институте «Минскпроект» (арх. Л. Соколова, Г. Сысоев, А. Шелякин). Пятиэтажные жилые дома располагались ступеньками друг за другом. К четырем из них были сделаны пристройки с учреждениями торговли и соцкультбыта; в пятой, выходящей на ул. Радистов, гастроном (ныне «Золотогорский») занимал весь 1-й этаж дома. На кромке холма располагалось высотное 11-этажное здание, изначально предполагавшееся в единственном экземпляре. Проект был реализован почти в полном соответствии с предложениями архитекторов.

Похожий современный ракурс.

Завершали общественный центр средняя школа, к которой в 1973 году по проекту арх. Д. Кудрявцева была сделана современная интересная пристройка музыкальной школы №1 им. Александровской.

Современная фотография здания.

Напротив расположилась детская поликлиника.

На перекрестке же современных ул. Золотая горка и Гикало были построены новое здание областной библиотеки имени Пушкина...

... и еще одна девятиэтажка 1968 года.

Когда-то ее украшала табличка «Дом образцового порядка и высокой культуры быта», увы, утерянная в ходе идущей сейчас тепловой модернизации здания.

Этот же жилой дом до реновации. Обратите внимание, что фактически это девятиэтажная упрощенная модификация тех самых 11-этажек с волнистыми козырьками на крышах по ул. Берестянской.

Наибольший интерес, впрочем, представляет как раз пешеходный бульвар на склоне холме, поднимающийся от сквера за филармонией к улице Берестянской.

Одновременно со строительством района осуществлялось переименование его улиц. Неблагозвучная Деревообделочная в 1965 году стала бульваром Луначарского (с 2004 г. — бульвар Мулявина), Высокую в 1968-м переименовали в Платонова, а годом ранее Бондаревскую — в Гикало. Кстати, топоним «Золотая горка» никак не фигурировал в специальной литературе. Новостроившийся район именовался жилым районом по ул. Бондаревская.

На кромке холма в 1966—1971 гг. по проекту архитекторов Г. Сысоева, Э. Левиной и Д. Кудрявцева был построен комплекс из двух высотных жилых домов, крыши которых были украшены характерными волнообразными козырьками-зонтиками — парасолями.

Благодаря чрезвычайно эффектному для рубежа 1960-х — 1970-х внешнему виду и стратегическому расположению на вершине возвышенности они регулярно фигурировали на парадных цветных снимках Минска. Общественный центр Золотой горки в конце 1980-х.

Пешеходный бульвар района. Помещение под зонтиком на крыше первой из двух 11-этажек ныне переоборудовано под офисы и утратило панорамное остекление, а вместе с ним и задуманную архитекторами элегантную легкость конструкции.

Еще один цветной снимок бульвара.

Вид с холма в сторону площади Якуба Коласа.

Отсюда прекрасно видны и все 5 «кукуруз» вдоль ул. Веры Хоружей.

На первом этаже дома по Берестянской, 17, занятом сейчас магазинами, в советское время располагалось известное кафе «Планета».

Фрагмент его интерьера.

Второе здание, изначально не планировавшееся, было построено пятью годами позже первого (в 1971-м), но зато сохранило свой оригинальный внешний вид. Оба здания были, конечно, не для простых смертных. Например, 11-этажка по Берестянской, 17, принадлежала управлению делами Совмина БССР.

У подъезда до сих пор встречаются припаркованные номенклатурные черные «Волги».

Редкая в этом районе нереновированная пятиэтажка с салоном мебели на первом этаже.

Территория в 31,8 га как раз и застроена преимущественно 5-этажными жилыми домами. В основной своей массе сейчас они уже после капитального ремонта.

Строчная застройка, типичная для 1960-х, благодаря рельефу не выглядит скучно.

Всего в этом небольшом районе было построено около 80 000 кв. м жилья. С современной точки зрения район считается малоплотным, а потому продолжаются попытки это исправить. На улице Платонова никак не могут достроить 19-этажную башню, которая считается всего лишь «пристройкой к дому по Платонова, 21». Хороша пристройка.

Тут же неподалеку, во дворах старых советских пятиэтажек, уже огорожена площадка под строительство еще одного «многоквартирного жилого дома со встроенными помещениями общественного назначения».

Это сразу после распада Союза проблему реконструкции Золотой горки пытались решить комплексно, предлагая взамен устаревшего жилья возвести целый ансамбль зданий, хоть каким-то образом вернувший бы старый костел св. Роха в живую ткань городской жизни.

Сейчас подобные высокобюджетные материи городские власти заботят мало, поэтому строительные вагончики так и будут продолжать стихийно появляться на Золотой горке.

Пока и здесь не достигнут нормативов плотности, характерных для других районов города. Наклейка на здании по Козлова, 1.

Источник: Darriuss. Фото: Фото автора, bacian.livejournal.com, minsk-old-new.com.
ОБСУЖДЕНИЕ