Шпион, выйди вон, или Как Минск в очередной раз превратили в Москву

 
11 933
80
16 июня 2012 в 16:00
Источник: Darriuss

Российские киношники любят Минск. Кто-то — за дешевизну съемок: действительно, бюджеты фильмов и сериалов из-за наших цен существенно сокращаются, даже несмотря на необходимость выезда съемочной группы в другую страну. Кто-то — за ушедшую из большинства российских городов натуру. Здесь мало рекламы, людей, машин, нет уличного хаоса, время тут остановилось. Минск — город-мечта, Минск — Город Солнца, Минск — Москва, какой она была 70 лет назад. О том, как из нашего города в фильме «Шпион» сделали фантастическую столицу Советской Империи, рассказывает блогер Darriuss.

«Шпион» — экранизация одного из романов Бориса Акунина, достаточно незамысловатая история про охоту сотрудников НКВД на немецкого агента в довоенной Москве 1941 года. Оригинальность романа и картины в другом: фактически это альтернативная история в духе ретрофутуризма. Действие происходит в выдуманном мире, где столица СССР представляет собой идеальный город, каким его видел Сталин, с грандиозной имперской застройкой, где-то реальной, где-то существовавшей в проектах, но оставшейся на бумаге, а кое-где и полностью выдуманной. В этом мире энкавэдэшники пользуются приборами ночного видения и устройствами видеонаблюдения, небо бороздят дирижабли, а Гитлер разговаривает с адмиралом Канарисом с помощью чего-то, сильно напоминающего Skype. Это мир дизельпанка, который в советской вариации «Шпиона» уместнее назвать «сталинпанком».

Москву 1941 года, конечно, можно было снимать и в реальной Москве. Там до сих сохранилось немало соответствующей застройки, но зачастую она настолько изуродована поздними наслоениями, всеми этими спутниковыми тарелками, застекленными лоджиями, кондиционерами, рекламными щитами, что даже широчайшее использование достижений компьютерной графики не помогло бы облегчить съемочный процесс. Тем не менее, авторы «Шпиона» создавали свою фэнтезийную Москву не только на основе благообразного Минска — московские натурные съемки в фильм также попали. Легче всего было снимать на ВДНХ, где остался довольно цельный ансамбль сталинских выставочных павильонов. Вся штука в том, что большинство из них послевоенные. Вот главный павильон ВДНХ в самом начале картины:

На самом деле он был построен только в 1951—1954 годах (арх. Г. Щуко, Е. Столяров), но Москва же в «Шпионе» фантастическая! Почему не допустить, что этот проект могли реализовать до войны? Кстати, центральный довоенный павильон выставки выглядел следующим образом (1939, арх. В. Щуко, В. Гельфрейх):

Московская ВДНХ несколько раз мелькает и в других эпизодах картины. Вот, например, после встречи с немецким связным герои оказываются у стен бывшего павильона механизации и электрификации сельского хозяйства (позже «Космос», затем «Машиностроение», а сейчас там торгуют семенами для дачников).

Ангар-эллинг для выставки всяческих тракторов, полукруглые арки которого видны на скриншоте вверху, был выстроен действительно до войны (1938, арх. А. Таранов, В. Андреев, Н. Быкова).

Но в 1954 году довоенное здание было грандиозно перестроено. Со стороны площади перед ним была возведена арка с двумя постаментами-башнями, увенчанными скульптурами Механизатора и Трактористки, а над павильоном соорудили гигантский купол из стекла и стали, под которым располагалась позолоченная скульптурная композиция Евгения Вучетича «Вперед к победе коммунизма!» с развевающимся знаменем.

Вот этот самый купол за главным героем «Шпиона» — юным боксером-энкавэдэшником Егором Дориным:

В сцене длинной погони за вражеским связным герои, покатавшись по Минску, в итоге вновь оказываются на ВДНХ. За каскадом фонтанов виден живописнейший павильон «Украина», тоже послевоенный. А вот слева, за елками, белеет здание с башенкой-ротондой, украшенной одинокой скульптурой, — это павильон Белорусской ССР.

«Украина» (1951—1954, арх. А. Таций, К. Иванченко) — одно из красивейших зданий ВДНХ и всей сталинской Москвы с несущим керамическим (!) фасадом.

«Белорусская ССР» (1954, арх. Г. Захаров, З. Чернышева) получилась куда скромнее.

Впрочем, при ближайшем рассмотрении, на крупных планах, возраст всех этих зданий предательски вылазит наружу. Обратите внимание на состояние скульптурной группы у украинского павильона справа.

Москва появляется и в других эпизодах. Создатели «Шпиона», обнаружив в один прекрасный момент массу не реализованных в 1930-е годы проектов фантастических зданий, щедро дорисовали их к силуэту столицы. Вот, например, Большой Москворецкий мост, ведущий к Васильевскому спуску, собору Василия Блаженного и Красной площади. А справа — Зарядье, где на месте нескольких кварталов старомосковской застройки в 1930-е сначала планировали построить Наркомат тяжелой промышленности, после войны — восьмую сталинскую высотку, в итоге в 1960-е возвели гостиницу «Россия», которую в конце концов снесли в 2000-е. Мастера спецэффектов и кинофотошопа добавили тут именно планировавшийся изначально Наркомат.

Судя по формам, речь идет об этом конкурсном проекте 1934 года архитекторов А. Мордвинова и В. Белянского.

Или вот, справа, Государственная библиотека СССР им. Ленина, комплекс которой в фильме оказался куда грандиознее, чем в жизни. Слева вдалеке виден Дворец советов.

Библиотека начала возводиться в 1930 году по конструктивистскому проекту 1927—1929 годов арх. В. Щуко и В. Гельфрейха. В ходе строительства, первая очередь которого завершилась в 1941-м, зданию придали неоклассические черты в соответствии с текущей архитектурной модой.

Площадь Дзержинского (сейчас Лубянская) с известным зданием НКВД (позже КГБ) в центре. Тут вообще полная фантастика. Здание госбезопасности имеет внешний вид 1983 года. До этого его центральный фасад был асимметричным — только правая половина была реконструирована по проекту 1939 года архитектора Алексея Щусева (причем даже эта реконструкция была послевоенной). На площади установлен памятник Дзержинскому, торжественно сломанный в 1991-м, но открытый только в 1958 году. Окружение же — и вовсе плод фантазий архитекторов, консультировавших съемочную группу. Только слева в перспективе улицы заметно здание-мост, чем-то напоминающее проект Дворца техники 1933 года А. Самойлова и Б. Ефимовича.

Над классической колоннадой сталинских портиков тем временем барражируют дирижабли.

Вечерний Кремль и Наркомат тяжелой промышленности.

Не обошлось и без сталинских высоток. Не беда, что все они послевоенные, зато крайне хорошо ложатся в канву картины.

Прогулки у Центрального театра Советской Армии:

Вот как раз это здание в форме пятиконечной звезды видело Москву 1941 года. Построено в 1934—1940 годах (арх. К. Алабян, В. Симбирцев).

Впрочем, если из сталинской Москвы авторы «Шпиона» взяли харизматичные, всем известные достопримечательности, то за рядовой средой того времени они все-таки поехали в Минск. Где еще ее найдешь в таких масштабах и неиспорченном качестве?

И Минск узнается сразу. Характерная балюстрада с вазами и спуск с проспекта у площади Победы.

Главные герои в сквере перед домом-музеем I съезда РСДРП. Балюстраду, конечно, неплохо было бы покрасить, но будем считать, что это непарадные закоулки имперской Москвы.

На фоне — наша скромная Свислочь в районе парка им. Янки Купалы, убедительно играющая роль Москвы-реки.

В роли «оперативного штаба НКВД» — жилые дома между проспектом Независимости и парком Горького (1951—1956, арх. М. Барщ, Г. и Л. Аранаускасы). На месте центрального входа в парк — какая-то неопознанная высотка.

Продолжительные эпизоды снимались на улице Богдановича, у Оперного театра и здания Суворовского училища. Запоминающийся руст первого этажа училища — в левой части кадра, в правой — первый минский троллейбус, «засветившийся» уже во многих фильмах. Вдалеке в перспективе дорисована уже высотка московского Дома радио на Миусской площади.

Еще один нереализованный проект 1934 года (арх. А. Душкин, А. Мордвинов):

Минское суворовское училище (1950—1954, арх. Г. Заборский) по сценарию превратилось в московский гастроном, причем через парадный вход попадаешь почему-то в овощной. Над вывеской «Фрукты» не заретушировали типовую белорусскую охранную табличку, украшающую все памятники архитектуры.

Где снимались интерьеры гастронома, не очень ясно: возможно, и внутри училища, а может, это совершенно иное, даже не минское здание или вовсе павильонная съемка. Обратите внимание на аутентичные автоматы по продаже соков за главным героем слева.

В ассортименте «вкусные и недорогие вина», шампанское и соки в трехлитровых банках. Сомнительно, что советская консервная промышленность производила их в начале 1940-х, но на полках современных белорусских магазинов их можно легко найти до сих пор.

Вообще, говоря об интерьерах, надо отдать должное съемочной группе: создатели «Шпиона» подошли к ним тщательно и уделили внимание, казалось бы, ни к чему не обязывающим мелочам. Вот, например, боксерский зал в начале фильма. На стенах — плакаты, у толстых колонн — типовые гипсовые «Девушка с веслом» и «Парень с горном». Правда, такие скульптуры все же куда чаще ставили на свежем воздухе.

Раздевалка. На стенах — круглые медальоны с барельефами на спортивную тематику. Антураж соблюден.

Рабочий кабинет героя Федора Бондарчука. Эффектная красная звезда в окне, дизельпанковский монитор слева и бюстик Ленина на столике в правом верхнем углу.

Сегодня в клубе: лекция «Любовь и дружба в социалистическую эпоху», танцы, работает буфет.

Пафосный ресторан также выглядит очень убедительно.

А интерьеры дома с квартирой героя Бондарчука, похоже, снимали в одной из настоящих сталинских высоток. Холл:

Вентиляционные решетки из бронзы, старорежимная лампа, имперский шик.

Расписной плафон над холлом:

Возвращаясь к натурным съемкам Минска. Основной интерес представляет сцена погони бравых сотрудников НКВД за немецким связным. Начинается она, напомню, от стен павильона «Космос» на московской ВДНХ, а продолжается неподалеку от ВДНХ минской. Театральный сквер на Троицкой горе, за деревьями белеет громада нашего Оперного театра.

Герои заскакивают в древний автобус и мимо гастронома в Суворовском училище мчатся куда-то в сторону Комаровки. Над застройкой улицы Богдановича вдалеке основательно поработали художники.

Проспект Машерова. Погоня продолжается от улицы Красной к проспекту Независимости. Если здание справа было оставлено практически без изменений (с фасадов лишь удалили артефакты XXI века), то жилой дом на противоположной стороне проспекта Независимости изрядно дорисовали.

Сравните с реалиями с Яндекс-панорам.

Передвижения погони хаотичны. С перекрестка Машерова — Независимости мы попадаем сразу к московскому Дворцу советов...

...у стен которого стоит нечто, очень напоминающее автозак конца 1930-х годов. Это автобус ЗиС-16.

И вновь внезапно Минск. Автобус проносится мимо здания КГБ.

Если КГБ художники фильма решили оставить практически нетронутым (на фасаде только зачем-то дорисовали серпы с молотками, а на крышу установили некую скульптурную группу), то жилые дома в сторону Октябрьской площади подверглись существенным доработкам — их надстроили в соответствующем имперской столице духе. По правой стороне, у края кадра, заметны фрагменты сталинской высотки, еще одна башня достраивается где-то в районе улицы Интернациональной. Отдельно радуют кремлевские башни за Октябрьской площадью.

Вновь прыжок к площади Победы.

Автобус 4-го маршрута (Марьина Роща — пос. Вешняки) поворачивает к Коммунистической у продуктового магазина на перекрестке проспекта и улицы Киселева. Долго же им придется в эти Вешняки ехать. На остановке стоит и уже знакомый троллейбус.

Погоня заканчивается вновь у здания КГБ, только на месте бюста Дзержинского стоит известный московский памятник Пушкину. Во что превратили культовый в определенных кругах «Феликс»?

После этого действие вновь перемещается к «оперативному штабу НКВД» у парка Горького.

Русифицированный кинотеатр «Центральный». В программе 3D-сеансы «Подкидыша» и «Валерия Чкалова».

Лестница у Дворца профсоюзов. Главный герой собрался не иначе как в «Госці».

Плиточка производства РУП «Минскжелезобетон» с головой выдает эпоху. «При Сталине такого не было» (с).

Не все опознают эту монументальную лестницу. Между тем она находится у дворового фасада Дома офицеров.

Суровая тоталитарная архитектура Дома (1939, арх. И. Лангбард) создает приличествующий напряженной предвоенной обстановке антураж.

Наконец, апофеозом архитектурной части фильма является демонстрация Дворца советов и Сталина в нем. Про несостоявшееся главное здание советской страны уже подробно рассказывалось в обзоре, посвященном московским сталинским высоткам, и вот авторы «Шпиона» «оживили» его.

Вся Москва в этом эпизоде предстает в своем перестроенном в соответствии с Генеральным планом реконструкции города 1935 года виде.

Излучину Москвы-реки рассекают проспекты, от Дворца советов широкая эспланада ведет к стадиону «Лужники», а далее в перспективе видна высотка МГУ на Ленинских горах.

Эспланада и проспекты действительно проектировались. Вот одно из предложений 1936 года (автор — архитектор Лев Руднев):

Декор Дворца советов крупным планом:

Интерьеры. Холл чересчур скромный.

А вот кабинет Сталина масштабам Дворца вполне соответствует. Впечатляющая фантазия художников.

Собственно, эта фантазия после просмотра фильма остается в памяти куда дольше нехитрой сюжетной интриги. Благодаря «Шпиону» наконец-то осуществилось желание многих любителей архитектуры 1930—1950-х годов увидеть, какой могла быть столица Советского Союза, если бы все задуманное в ее отношении осуществилось.

Увы, война и чересчур масштабная амбициозность этих планов в конечном итоге привели к тому, что московские виды того периода кинорежиссеры вынуждены искать в Минске. Пока, к счастью, находят.

Источник: Darriuss
ОБСУЖДЕНИЕ