Атомная реальность. Как строят первую белорусскую АЭС (фоторепортаж из Островца)

 
25 802
238
13 апреля 2012 в 18:12
Автор: Артур Боровой. Фото: Максим Малиновский

Что общего между минским «алмазом»-библиотекой, спутником по кличке «Белка» и белорусской АЭС в Островце? В разное время критики называли эти масштабные прожекты государства имиджевыми, но никак не «прикладными». Отправляясь в Островецкий район, где уже началась главная «стройка 21 века», мы не собирались принимать участие в бесполезных спорах. Решение принято, станции быть. Мы хотели увидеть своими глазами — кто, где и как будет строить первую в истории страны АЭС, а также европейский город-сад рядом с ней. О новой атомной реальности Беларуси — наш фоторепортаж.

Рядом со станцией будут сеять и пахать

Островец — крохотный райцентр, который лишь несколько дней назад поменял статус городского поселка на более почетное «звание» города. Во всеобъемлющей Большой советской энциклопедии о нем нет ни строчки. В энциклопедии истории Беларуси несколько абзацев: впервые упоминается в 1468 году, есть памятник архитектуры былых времен — костел Космы и Дамиана. Скромный город попал в историю неожиданно.

Атомное счастье свалилось на Островец несколько лет назад. Сначала выбрали площадку для строительства АЭС, потом провели общественные слушания. А в прошлом сентябре президент подписал указ «О размещении и проектировании АЭС в Республике Беларусь», в котором пришествие атомной реальности было зафиксировано документально. Местом размещения станции был определен земельный участок в Островецком районе Гродненской области. С этого времени создателям будущих энциклопедий и предстоит вести новую историю Островца.

В город мы приехали утром и сразу же взяли курс на АЭС. Эдуард Свирид, руководитель группы информационной работы Дирекции строительства атомной электростанции, показывал путь. Будущая станция будет располагаться в 22 километрах от райцентра. Строительство дороги от города к АЭС уже завершено.

Но полностью магистраль еще не готова. Предстоит соединить ее с трассой Вильнюс — Полоцк и вывести на Ошмяны.

На перекрестке построена новая заправка. Пока движение здесь вялое, дороги почти пустые.

Подъезжая к площадке АЭС, мы рассчитывали увидеть пограничную заставу, блок-пост, замаскированных спецназовцев, выпрыгивающих из кустов. В крайнем случае — таблички, предостерегающие о том, что это запретная зона. Увы, наш приезд остался незамеченным. Вокруг — распаханные поля, леса, островки хуторов. Даже когда станция начнет работать, колхоз продолжит выполнять рядом с ней свои обычные полевые работы. Как говорит Эдуард Свирид, обычная практика.

В Балаково возле АЭС пасутся коровы. Здесь нет ничего странного. Санитарно-защитная зона нашей АЭС — периметр станции. То есть территория размером один на два километра.

Стартовая база механизации: отсюда начинается АЭС

Как будет осуществляться физическая охрана АЭС, пока неизвестно. Функции возложены на внутренние войска, для этого организуют специальное подразделение. Появятся ли здесь вышки, натянут ли колючую проволоку с датчиками движения и видеокамерами, еще не решено.

На поле развернули строительный городок, где базируется техника, стоят бытовки. Это так называемая стартовая база механизации. Узловой пункт, откуда начинается возведение АЭС.

Базу охраняет сторож с собакой, здесь многолюдно. На часах около 12:00, рабочие готовятся к обеду. На территории из объектов инфраструктуры — медицинский пункт, столовая.

Возле одного из вагончиков отдыхают на лавке отделочницы — им предстоит работать на возведении административного здания. Спрашиваем, как здесь платят.

Только приехали, еще не знаем. Вроде бы, обещают неплохо, — уходят от ответа дамы.

Настроение у них приподнятое. Весна…

В столовой изучаем меню. Пищу для атомных строителей готовят в островецком ресторане, потом привозят на базу. Ценник достаточно высок на фоне стандартных столовых. Суп, салат, шницель и чай — около 17 000 рублей.

Обед завершен, пора за работу. Осматриваем будущую площадку в поисках объектов притяжения. Построено здесь пока немного. Вот, например, «коробка» административно-бытового корпуса, куда со временем переедет офис российского «Атомстройэкспорта» и белорусская Дирекция.

На первом этаже разместится столовая для персонала. Готовить будут здесь же.

Рядом начинают строить бетонно-растворный узел. Сюда подходит и уже проложенная железнодорожная ветка.

С верхних этажей административного корпуса территория будущей АЭС как на ладони. Правее разместится производственная база, левее — два энергоблока. Основные работы стартуют в конце следующего месяца.

Видите небольшие холмики на поле? По их высоте можно понять, сколько почвы пришлось срезать, чтобы выровнять площадку, — показывает Эдуард Свирид. — Перелопатили и вывезли миллионы кубов земли.

Белорусская АЭС будет состоять из двух энергоблоков суммарной мощностью до 2,4 тыс. МВт. Нас, конечно, интересует, где конкретно расположатся реакторы. Как никак потенциально самая опасная точка в стране…

Ничего захватывающего: энергоблоки с защитными «колпаками» появятся в центре вот этого поля.

— Железобетонная конструкция энергоблока выдерживает падение самолета весом 20 тонн со скоростью 100 метров в секунду, — рассказал недавно в интервью одному из белорусских телеканалов инженер по строительству АЭС Сергей Горин. — Защита от землетрясения: все это оборудование герметично — парогенератор, реактор, стоят на амортизаторах. То есть если будут толчки, амортизаторы будут срабатывать. Как на машине едете — сидите ровно, потому что все неровности отрабатывают амортизаторы.

Специалисты заверяют, что реакторы белорусской станции получат больше сотни систем безопасности. Они даже подсчитали возможность поломки — 1 раз на 10 миллионов лет. Впрочем, тех, кто знаком с качеством работ некоторых отечественных организаций, это вряд ли успокоит.

На одной из встреч представители партии «Зеленых» заявили: а что могут построить вечно пьяные белорусы? — емко сформулировали эти опасения в островецком информационном центре АЭС. — Нас это сильно задело. Качество работы белорусских строителей достаточно высокое. На объекте будут выстроена многоступенчатая система контроля и надзора. «Атомстройэкспорт» сразу дал понять, что АЭС не станет площадкой для тренировки и обучения белорусских специалистов. Нам сказали: если увидят, что не справляемся, сразу примут меры, найдут других на субподряд. К тому же далеко не все работы будут выполняться белорусами. Например, в РБ нет сварщиков, которые могут варить по первой категории безопасности. Будем приглашать рабочих с соответствующей квалификацией.

Стройку АЭС, говорят собеседники, сделают узорно-показательной. Не исключено, что на объекте смонтируют видеокамеры — для дополнительного контроля.

Хочется верить, что хотя бы здесь, на островецкой площадке, не будет звучать столь частое в белорусской строительной жизни слово «халтура».

Шульники: жизнь с видом на реактор

Представьте, просыпаетесь вы утром, смотрите в окно — а там солнце играет лучами на «колпаке» ядерного реактора… Соседство, надо сказать, необычное.

В окрестностях будущей белорусской АЭС расположено несколько населенных пунктов. Крупные — Михалишки, Ворняны, Гервяты. Есть хутора, деревеньки поменьше. Ближе всего — Шульники, куда мы не могли не завернуть.

Эта деревенька расположена в стороне от магистралей, по которым ездит начальство. И поэтому бедствует. Хаты через одну заколочены, заборы повалены. Шульники атаковал борщевик.

Возле сарая видим людей, знакомимся. Мария Мечеславовна в Шульниках живет почти полвека. Муж умер, в доме не работает печь. Бабушке холодно даже сейчас, когда греет солнце. Атомные страсти ее особо не волнуют.

Сельсовет не может помочь с печкой почти 10 лет: нет денег, — жалуется пенсионерка. — Сарай надо починить, тоже не помогли. Вы, может, их попросите?

Стройку АЭС пенсионерка видит перед глазами каждый день, а еще слушает иностранное радио, которое тут отлично принимает.

А что тут обсуждать — Лукашенко решил строить, значит, построит. Говорят, что все деревни в 30-километровой зоне отселят, а потом затопят, — откровенничает бабушка. — А мы не хотим уезжать. Работы нет, только если на полевые. Молодежь разбежалась. Но куда уезжать, если на кладбище пора собираться?

Соседка Марии Мечеславовны, Ядвига Бычковская, рассказывает о другой беде.

Борщевик. Управы на него нет! Как зацветет, тут такой «смурод» стоит, что дышать невозможно. Нет порядка, нет толкового председателя в сельсовете. К кладбищу дорога заросла, как помру, не довезут. Станция эта? Пока ее построят, нас уже не будет. Вы, может, передайте, чтобы борщевик этот покосили…

Опасения местных жителей, говорят в Островецком райисполкоме, безосновательны. Сносить деревни, а уж тем более затапливать, не будут. Это слишком дорогое удовольствие.

Уезжая из обветшавших Шульников, мы четко представляли: «миллиардная» АЭС, которую построят в двух шагах отсюда, расположится в другом измерении. Реальность настоящая, белорусская, и реальность «атомная» не пересекаются.

«Я — твой светлый друг атом»

Информационный центр АЭС (единственное пока в Островце учреждение с символикой станции) временно располагается в здании кино-концертного зала. Как сказали бы представители «зеленых» организаций, выступающих против строительства в Беларуси АЭС, в центре показывают красивое «кино» про безопасность.

Одна часть международных экспертов утверждает, что строить АЭС в Островце можно, другая — что нет. Экологи распространяют по городу наклейки с надписью «Фукусима», ведут активную контрпропаганду в интернете. Информационный центр, по задумке Дирекции, должен предоставлять всем критикам и сомневающимся полные и объективные сведения об атомном проекте.

В центре этой карты — пока белая точка...

Рассказывать о перспективах атомной энергии начинают с юных лет. «Я — твой светлый друг атом» называется одно из пособий. О том, что в Беларуси построят АЭС, должен знать каждый первоклассник.

Сотрудники информационного центра утверждают, что отношение местных жителей к атомной станции постепенно меняется: от настороженности к интересу. Все банально: люди рассчитывают найти работу, верят, что жизнь улучшится.

У тех, кто категорически против, основной вопрос — по утилизации отходов. Дескать, хоронить их будут тут же, на белорусской земле, навсегда убив все живое.

Наши собеседники  приводят официальную позицию:

Если вести речь об отработавшем ядерном топливе, то его по железной дороге будут отправлять на переработку в Россию. Нас упрекают, мол, согласно закону, РФ не берет на хранение такие отходы. Но отработавшее топливо ими и не является. По сути, это сырье, в котором есть плутоний, невыгоревший уран, которые после перерабатываются. Что касается отходов, то они существуют. Но есть и стратегия обращения с ними. Что можно сжечь, сжигается в специальных печах. Прессуется, заливается цементом, хранится в контейнерах до момента закрытия станции. Тогда эти отходы захораниваются в специальных хранилищах. Вы можете не поверить, но высокоактивных радиоактивных отходов от АЭС в год не больше 1 кубического метра. Есть мнение, что существующие отходы от всех атомных станций можно захоронить на территории одного футбольного поля. Да, проблема утилизации существует, но она преувеличена.

Противников строительства АЭС, впрочем, такие слова не убеждают.

Прогулявшись по Островцу, мы провели небольшой соцопрос. Кто-то из жителей вспомнил Чернобыль, кто-то действительно верит в возможность хорошего заработка. А многим, как оказалось, эта станция и вовсе «до фонаря». Других забот хватает, а пока наступит 2017 год, когда запустят первый энергоблок, много воды в Вилии утечет...

Новый Островец: город-сказка, город-мечта

 Нам нужно создать в Островце инфраструктуру, чтобы жены и дети будущих работников АЭС чувствовали себя комфортно, — заявил недавно первый вице-премьер Семашко.

По сути, впервые в независимой истории Беларуси с нуля проектируется новый город, что уже само по себе — любопытно. Смогут ли архитекторы не повторить стандартных ошибок, проектировать по европейским, а не советским лекалам? Заявлено, что к этому будут стремиться.

В данный момент население города составляет около 9 тысяч человек. Планируемая численность — 30 000. Основная часть — работающие на станции, их семьи, работники сферы обслуживания. «Закрывать» Островец на манер некоторых российских городов-«ящиков» не планировали.

Застройка города, говорят специалисты, запланирована низкоэтажной. За исключением общественного центра, который сформируют несколько «высоток» с административной функцией. Среди объектов, которые планируют построить — многочисленные школы, детские сады, центры творчества детей и молодежи, среднеспециальные и профессионально-технические учебные заведения. Возможно, здесь появятся даже филиалы университетов. На территории района также будут построены гипермаркет и крупный логистический центр. Начнут работу и новые предприятия машиностроения, строительной индустрии, пищевой и легкой промышленности.

Первые два дома возведены в микрорайоне по ул. Володарского. Сегодня здесь живут работники Дирекции (на первых этажах расположены их офисы), а также строители.

Островец — молодой город, поэтому планируем развивать здесь инфраструктуру досуга и развлечений, — проинформировали в информационном центре АЭС. — Уровень жизни будет достаточно высоким. Чтобы удержать персонал, предложим работникам достойную зарплату, соцпакет. Что касается недвижимости, то принято решение предоставлять сотрудникам служебное жилье. Сделано для того, чтобы жилой фонд не «расползался» среди тех, кто вообще не имеет никакого отношения к АЭС. Также в городе строится кооперативное жилье, сюда придут и коммерческие застройщики.

Еще один новый дом, построенный под «титулом» АЭС. Пока он используется как общежитие для строителей. Строить для них классические «общаги» барачного типа не стали, чтобы потом не ломать голову, как с ними поступить.

У рабочих, которые заняты на возведении инфраструктуры, средняя зарплата около 2,5 млн рублей, — рассказывает комендант общежития, показывая нам типовой блок. — Все квартиры укомплектованы плитами, мебелью, холодильниками, есть интернет. Общая стоимость дома с «начинкой» (а строил его «Гродножилстрой») — 7,5 млрд рублей.

Рядом возводят точно такую же «панельку».

За 7 месяцев в среднем можем дом «поднять», — говорят рабочие. — Как платят? На отделке с первым разрядом можно и 4 миллиона получить.

Усадебная часть будущего атомного городка: деревня деревней.

Через дорогу — дома для обычных граждан, не связанных со станцией. Хотя есть ли здесь такие?

Только заселились, строились с льготным кредитом, по 3,1 млн за метр, — рассказывает Ольга, которую мы встретили у подъезда. — Что думаю об атомной станции? У меня туда муж устроился, водителем…

Старый Островец: Ленин на ходулях

И без новодела и обещанных новостроек Островец выглядит симпатично: его западно-белорусское прошлое дает о себе знать. Большая часть жителей — католики. Вообще же «порода» города чувствуется в мелочах. На фоне человека с ходулями и традиционный Ленин выглядит совсем по-другому!

В городе на первый взгляд достаточно объектов инфраструктуры. Частный бизнес, впрочем, здесь пока представлен слабо.

Местные власти робко рассчитывают на инвестиции. Но где взять этих загадочных инвесторов, как их сюда заманить?

Говорят, недавно приезжал турок, проявил большой интерес. Вроде бы построит новую гостиницу и логистический центр. Если не передумает...

Несколько предложений для бизнеса от райисполкома:

Цены на продукты, рассказали жители Островца, в городе высокие. Почему, сказать сложно. Одно из объяснений — как раз плохо развитая логистика.

Водоем в центре города. На берегу скульптура — «Арфа». Это еще одно отличие этого города от других небольших райцентров Беларуси. Оригинальные скульптурные композиции — местная изюминка.

А вот если заглянуть за «парадную», картина получится типично белорусская.

С работой в городке туго. Есть загибающийся завод «Радиодеталь», есть филиал хлебозавода. Неудивительно, что молодежь рассчитывает на возведение АЭС. Пока же значительная часть населения — люди в погонах. Милиционеры, таможенники, пограничники...

Рынок недвижимости ни жив ни мертв: квартиры продаются, есть объявления в местной районке. Но пока без ажиотажа. «Двушку» в старом доме, судя по рекламе, можно купить за 25—26 тысяч у. е.

Есть ли желающие уже сейчас приехать в Островец, обосноваться тут, чтобы устроиться после на станцию? На этот счет пишут по-разному. Интерес есть, рассуждают в райисполкоме, но говорить о массовом «паломничестве» не приходится.

Да и захочет ли минчанин, специалист в своей сфере, поменять столицу на расчудесный и невероятно перспективный, но все-таки провинциальный городок?

Гуляя по Островцу, глядя на его спокойное существование, мы видели обычную белорусскую реальность. Тихую, чистую, небогатую. «Атомным» этот город еще не стал, но будущая белорусская АЭС изменит его жизнь непременно. В лучшую, в худшую ли сторону? Увидим в 2017 году.

Автор: Артур Боровой. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ