Минск, которого нет: какие проекты советских архитекторов так и остались на бумаге
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
12 199
22
11 февраля 2012 в 17:05
Автор: Николай Градюшко

Минск — преимущественно советский город, сказал бы один капитан. Большинство зданий и сооружений нынешней столицы Республики Беларусь, несмотря на как минимум 945-летнюю историю существования населенного пункта, были построены в промежуток между 1917 и 1991 годами. Но, оказывается, товарищи коммунисты и (временно) беспартийные реализовали в самом чистом городе планеты далеко не все, что задумывали. В сегодняшнем обзоре блогер Darriuss рассказывает об оставшихся на бумаге минских зданиях и сооружениях 1920-х—1950-х, эпохи архитектурного авангарда и освоения классического наследия.

Крупномасштабное строительство возобновилось в Минске в конце 1920-х после преодоления последствий Первой мировой и гражданской войн. Единственный оставшийся заказчик — государство — вскоре развернул программу возведения больших общественных зданий для удовлетворения собственных и народных нужд. Позитивным новшеством в этой связи стало то, что здания эти строились по итогам проведения всесоюзных архитектурных конкурсов. Правда, зачастую реализовывались вовсе не проекты-победители.

К примеру, в 1932 году в БССР состоялся конкурс на проектирование Государственного оперного театра, возведение которого планировалось на Троицкой горе Минска. Победило в конкурсе предложение уже немало построившего к тому времени в городе (библиотека им. Ленина, кампус БГУ, 1-я городская больница) архитектора Георгия Лаврова. Он предложил грандиозное здание с залом на 3000 (!) мест в конструктивистском стиле.

В случае реализации это была бы уникальная достопримечательность; вполне вероятно — крупнейший конструктивистский театр Советского Союза. Увы, как раз в это время в стране происходил очередной слом архитектурных стилей, и на смену авангарду пришла неоклассика. Под лавровский театр успели залить только фундамент. В 1934 году состоялся новый конкурс, первую премию в котором получил куда больше отвечавший новым эстетическим вкусам руководства СССР проект московского архитектора Григория Бархина. Это тоже была бы выдающаяся Опера для Минска.

Или вот предложения молодого армянского архитектора Гайка Галстяна, в которых хорошо прослеживается перелом в советской архитектуре. Если его проект для конкурсного тура 1933 года еще предлагал конструктивистское здание с водруженной на крышу башней Татлина...

...То вариант 1934 года, предусматривавший организацию перед театром крупной парадной площади, был выполнен уже в классических формах.

Несмотря на победу Бархина, в конечном итоге задачу проектирования Оперного театра поручили ленинградскому архитектору Иосифу Лангбарду, уже построившему к тому времени в Минске здание Дома правительства. Проект Лангбарда также претерпел ряд изменений. Первоначально его Оперный театр сохранял масштабы начавшего строиться лавровского и был предназначен для новых форм постановок, рассчитанных на массовые действа (например, для многолюдных демонстраций).

Сравните с аналогичным ракурсом выигравшего конкурс Бархина.

Но вскоре все авангардное, в том числе и концепция «механизированного зрелища», для которого было предназначено столь фантастически огромное здание, начало подвергаться жесточайшей критике. Лангбарду пришлось переработать проект, в результате чего размеры зрительного зала и объем здания сократились вдвое. Проект послевоенного благоустройства территории вокруг Оперного театра и восстановления самого здания.

У Лангбарда уже был опыт конкуренции с другими видными советскими зодчими в Минске. Его проект Дома правительства безоговорочно победил в интереснейшем архитектурном конкурсе, где участвовали крупнейшие советские архитекторы того времени. Если бы не Лангбард, вполне возможно, что минский Дом правительства выглядел бы вот так (предложение Ноя Троцкого).

Или так. Авторы — архитекторы И. Вакс, Я. Гевирц, В. Давыдова-Стелькер. В обоих предложениях Дом правительства представлял собой комплекс отдельных корпусов, вытянутый вдоль Советской улицы.

Вторую премию в конкурсе (после Лангбарда) получил проект выдающихся архитекторов Льва Руднева и Игоря Фомина. Жюри конкурса, оценивая его, отмечало: «В проекте, выполненном Л.В. Рудневым и И.И. Фоминым, убедительно решена композиция здания, выразителен его образ. Однако авторы, располагая здание вдоль красной линии, со стороны западного фасада организуют площадь. Таким образом, главный фасад обращен в противоположную от центра города сторону».

То есть парадный фасад Дома правительства в версии Руднева—Фомина был развернут в сторону современной площади Мясникова.

Григорий Бархин, получивший чуть позже первую премию в конкурсе на Государственный оперный театр БССР, делал предложение и для Дома правительства. Как видим, все варианты были выполнены в конструктивистском стиле.

Да и первоначальное предложение Лангбарда было куда более конструктивистское, чем реализованный в итоге в 1934 году вариант. Помимо сплошных вертикальных лент остекления, Лангбард предлагал соединить боковые крылья здания на уровне третьего этажа специальной пешеходной галереей, которая должна была одновременно выполнять роль трибуны. В центре курдонера был запроектирован обелиск-памятник в честь образования Белорусской Советской Социалистической Республики.

Кроме того, на боковых крыльях устраивались типичные для конструктивизма горизонтальные ленты балконов.

Конкурсный проект Лангбарда не ограничивался одним только Домом правительства. Уже в 1929 году этот ленинградский архитектор, родившийся в Гродненской губернии, предлагал создать в данном месте, в начале улицы Советской, главной магистрали Минска, — площадь для проведения демонстраций и военных парадов в дни общенародных праздников. Здесь предполагалось образовать общественный центр и положить начало новому архитектурному облику города. К этой мысли Лангбард многократно возвращался, конкретизировал ее. Такой вариант пространственной организации нынешней площади Независимости он предложил в 1930 году. Как видно, обелиск в честь образования БССР был вынесен Лангбардом из курдонера Дома правительства в центр площади. Между двумя скульптурными группами на переднем плане начиналась парадная улица к Привокзальной площади. Это важная и удачная, но, к сожалению, нереализованная находка архитектора — связать две главнейшие площади города одной магистралью с соответствующим ее значимости масштабом застройки.

Неудивительно поэтому, что идея Лангбарда о единой оси «Дом правительства — железнодорожный вокзал» использовалась и в дальнейших проектах застройки главной административной площади города.

Проект планировки и застройки площади перед Домом Правительства БССР, разработанный в 1932—1936 гг. в ленинградском филиале Гипрогора РСФСР (будущий институт «Белгоспроект») архитектором Ю.М. Киловатовым под руководством профессора В.А. Витмана.

Привокзальная площадь в представлении тех же ленинградских авторов должна была выглядеть следующим образом. Как видно, здание Виленского вокзала подвергалось кардинальной реконструкции, а над путями сооружался конкорс (так же, как это и было реализовано спустя 50 лет).

К той же идее парадной магистрали, связывавшей Дом правительства с Привокзальной площадью, возвращались разные архитекторы и после окончания войны. Так должна была выглядеть планировка площади Ленина по задумке 1948 года.

А это предложение архитекторов Г. Заборского и Л. Мацкевича 1951 года. Комплекс зданий в левой части рисунка предназначался для размещения Педагогического института и Института иностранных языков.

Во всех этих проектах площадь Ленина ориентировалась на Привокзальную и имела цельный ансамбль периметральной застройки. В конечном же итоге после строительства главного корпуса БГУ, здания Мингорисполкома и сноса дореволюционного квартала в районе ул. Свердлова площадь вообще была развернута осью на сформировавшийся Ленинский проспект.

Всевозможные архитектурные конкурсы, как всесоюзного, так и республиканского масштабов, — отличительная черта белорусской и вообще советской архитектуры, то, чего ей так не хватает сейчас. В 1920—1930-е также проводились творческие соревнования на проектирование университетского городка БГУ. Проект архитектора Георгия Вегмана 1926 года, апофеоз конструктивизма.

Конкурсный проект стадиона «Динамо» 1931 года (арх. Игорь Рожин, Юрий Мухаринский).

Конкурс на проектирование здания Академии наук БССР — авангардное предложение 1931 года М. Коржева из Ассоциации новых архитекторов (АСНОВА), выигранный в итоге Георгием Лавровым, но также завершаемый Иосифом Лангбардом.

К сожалению, материалы всех этих конкурсов пока нам практически неизвестны и еще ждут в пыльных архивах своих пытливых исследователей. Доступны лишь отдельные проекты.

Кроме этого, в довоенное время был запроектирован, но не был построен еще целый ряд интересных зданий, определенно украсивших бы город. Например, «Радиодом» 1935 года архитекторов Натальи Маклецовой и Александра Воинова.

Или здание штаба Белорусского военного округа на месте нынешнего бульвара Толбухина (арх. Валентин Гусев, 1940 год). Уже после войны архитектор Гусев построит штаб на месте и с использованием конструкций бывшего женского духовного училища на Троицкой горе. Сейчас в том здании размещается министерство обороны.

А такой проект реконструкции предлагал все тот же архитектор Лангбард для Белорусского драматического театра в 1938 году. По всей видимости, речь идет о нынешнем Купаловском театре, получившем после войны куда более скромное лицо.

Вообще скромность, минимализм, почти полное отсутствие богатого классицистского декора отличает всю довоенную белорусскую архитектуру. В то время как в стране строились пышные здания с большим количеством разного рода архитектурных излишеств, в БССР новостройки отличались суровостью и лаконичностью внешнего вида при формальном использовании неоклассической эстетики. Например, Александр Воинов предлагал для размещения ЦК КПБ возвести вот такое парадное здание со всей полагающейся атрибутикой: рустом, пилястрами, колоннами, башней и шпилем. В итоге же к реализации приняли куда более простой вариант, в котором сейчас размещается резиденция президента страны.

Зато после войны «классическое наследие» стало осваиваться уже в традиционных для страны формах. В центре Минска на руинах его старой, губернской еще в основном застройки, было решено создать парадный ансамбль, достойный столицы Советской Белоруссии. Ансамбль этот должен был состоять из проспекта и 3 площадей, которые он соединял: Ленина, Центральной и Круглой. В 1940-е были проведены несколько туров очередного Всесоюзного конкурса на право проектирования центральной части Минска. Участие в нем принял целый сонм известных московских, ленинградских и минских архитекторов. Так как площадь Ленина и Круглая уже были частично застроены, основное внимание проектировщиков было сосредоточено на Центральной (нынешней Октябрьской) площади. Ее решено было сделать главной в городе, сосредоточив тут основные правительственные здания.

Конкурсный проект Центральной площади Минска, арх. Н. Колли (Москва), 1946 год.

Вариант архитекторов В. Андреева и Д. Жигарева.

Потенциальный минский скайлайн в представлении архитектора М. Парусникова. Вид, похоже, от Свислочи в районе современного парка им. Янки Купалы.

Перспектива Центральной площади Минска (архитекторы Игорь Фомин и Евгений Левинсон). Авторов критиковали за предложение окружить главное общественное здание на площади плотной жилой застройкой (в верхней части иллюстрации).

Еще один вариант планировки площади от тех же архитекторов.

Конкурсный проект уже минских архитекторов В. Короля и М. Осмоловского. Справа на переднем плане здание ЦК КПБ.

Тот же проект с другого ракурса. На переднем плане Дом офицеров.

В центре большинства предложений — памятник Сталину. Его окружают административные здания Верховного совета БССР и различные министерства.

В конечном итоге проектирование площади было поручено совместному авторскому коллективу в составе М. Парусникова, М. Осмоловского, В. Короля, Л. Мацкевича и Г. Баданова. Они предложили формат площади, уже близкий к привычному. С южной стороны площадь замыкало здание ЦК КПБ; с западной — жилые дома; с восточной — существовавший Дом офицеров и вновь проектировавшийся на кромке холма Дворец культуры профсоюзов. С севера было запланировано строительство основного административного здания для размещения министерств и ведомств.

Центральная площадь Минска от здания ЦК КПБ. Справа виден уже запроектированный и позже реализованный ДК профсоюзов, слева — жилые дома, частично построенные по этому проекту. Главное здание площади (в центре) стало, вероятно, рекордсменом в городе по длительности проектирования. Около 50 лет архитекторы, городские и республиканские власти не могли решить, что здесь построить.

Существовал даже вариант с размещением на этом месте настоящей высотки по образцу аналогичных сооружений в Москве. Проект Михаила Парусникова 1954 года. В следующие десятилетия тут проектировали новое здание Купаловского театра, музея им. Ленина и в конце концов остановились в 1987 году на Дворце республики.

Кроме этой высотки, шпилями должны были быть увенчаны здание КГБ БССР (на иллюстрации) и жилой дом на перекрестке современных проспекта Независимости и улицы Козлова. Оба проекта осуществиться, впрочем, не успели.

Так же, как и не успели построить спроектированную в 1954 году архитекторами В. Гусевым и Э. Гольдштейном гостиницу «Интурист».

Или здание обкома и облисполкома КПБ на перекрестке проспекта и улицы Энгельса, которое должно было стать частью ансамбля Центральной площади (1946, арх. С. Сперанский, А. Жук, Ленинград).

Послевоенный неоклассический период развития белорусской архитектуры был очень коротким и продолжался около десяти лет. За это время лучшие советские архитекторы немало сделали для архитектурной монументализации Минска как столицы союзной республики. Но народное хозяйство зачастую не могло осилить реализацию всех архитектурных фантазий, и главной жертвой экономии пала прежде всего Центральная площадь, так и не получившая законченного ансамбля. Впрочем, средств не хватало даже на относительно скромные проекты. Например, на этот замечательный районный военкомат Сергея Сперанского.

Сражаться с обстоятельствами, сдерживающими полет их творческой мысли, белорусские архитекторы продолжили и в следующие десятилетия. О проектах 1960-х—1980-х, которые пали жертвой этой борьбы, — через неделю.

Иллюстрации с сайтов sovarch.ru, archigrafo.livejournal.com, vadim_i_z.livejournal.com.

Автор: Николай Градюшко
Чтобы оставить свое мнение, необходимо войти или зарегистрироваться
ОБСУЖДЕНИЕ
11.02.2012 в 17:41
Очень интересное чтиво
11.02.2012 в 17:49
самый чистый город плане?
11.02.2012 в 18:18
Дариус, как всегда - интересно и познавательно!
11.02.2012 в 18:22
а потом придумали панель
11.02.2012 в 18:29
и запотентовали панель)))
11.02.2012 в 18:32
класс!
11.02.2012 в 18:35
отлично, вот ждал этой темы именно многоуважаемого мною Дарюса.
сейчас вкурю ее на 146%
11.02.2012 в 18:42
Не состоялось - и слава богу! Мрачно как то или это я к реальному Минску привык...а за статью - спасибо!
11.02.2012 в 19:11
а потом пришел "мапид" и все испортил...
11.02.2012 в 19:25
очень понравилось. многое впервые вижу.
как продолжение темы хотелось бы когда-нибудь увидеть обзор о построенных в 20-30 гг. зданиях новой эпохи, но благополучно выпиленных немцем и сталинскими соколами........например новаторское здание белконторы госбанка ссср......простояло всего 10 лет на месте где сейчас сквер по ленина возле нынешнего нацбанка, и тоже парусников вроде архитектором выступил
11.02.2012 в 19:35
очень понравилось. многое впервые вижу.

как продолжение темы хотелось бы когда-нибудь увидеть обзор о построенных в 20-30 гг. зданиях новой эпохи, но благополучно выпиленных немцем и сталинскими соколами........например новаторское здание белконторы госбанка ссср......простояло всего 10 лет на месте где сейчас сквер по ленина возле нынешнего нацбанка, и тоже парусников вроде архитектором выступил
"cranz":

Тебе понравился этот склеп ?? Едь жить в Пхеньян.
11.02.2012 в 19:53
По сравнению с нереализованным Дворцом Советов http://pics.livejournal.com/greedyspeedy/pic/000yayrt
это детские игрушки...
11.02.2012 в 20:30
хорошийчеловек, а ты согласен убраться из минска обратно в осиповичы?
11.02.2012 в 20:57
Конструктивизм-этакий дух перемен,который летал тогда в воздухе. Люди в серьез верили переменам суливший технический прогресс,индустриализация,коммунистическая идея. Интересное было время,но не дай бог в него жить.
11.02.2012 в 23:01
Статья хорошая. А вот идеи архитекторов советского периода скучны и однообразны, как речи президента... Не построили - ну и ладно....
12.02.2012 в 10:27
очень интересно, спасибо за статью
12.02.2012 в 12:30
Спасибо, видно долго в архивах просидел.
12.02.2012 в 12:36
По сравнению с нереализованным Дворцом Советов http://pics.livejournal.com/greedyspeedy/pic/000yayrt

это детские игрушки...
"Tester":

Ага, а в вытянутой руке должен был быть ресторан. Я, кстати, что предлагаю. Переделать проект "Маяк-Минск". Надо рядом с библиотекой построить сомасштабный небоскреб. Где библиотека - это мяч. А небоскреб - это залихватски и с юношеским задором бьющий по мечу АГЛ. Торговля, паркинг - в ногах, офисы, может жилье - в теле, в руках - общепит и развлекуха, а в голове - резиденция самого. Любой комитетский совет пройдет, не посмеют отказать. Вот это будет маяк!!
12.02.2012 в 17:28
Удивили фамилии архитекторов...
12.02.2012 в 21:44
хорошийчеловек, а ты согласен убраться из минска обратно в осиповичы?
"cranz":

Сказал как пер.ул
13.02.2012 в 14:25
огромное спасибо за статью
11.03.2012 в 2:17
как по мне, так и хорошо что это осталось на бумаге.
особенно площадь Победы.