Укол из прошлого: в центре Минска вот-вот развалится бывшая детская больница (фоторепортаж)

 
16 861
05 января 2012 в 17:13
Автор: Артур Боровой
Автор: Артур Боровой
Успейте оформить рассрочку Minipay на 5 месяцев с 3 по 23 июня

Вопрос «Почему?» уже не актуален. Это примитивный вопрос. Здание на ул. П. Бровки, 5, где некогда располагалась минская областная детская больница, оказалось никому не нужным, потому что на его реконструкцию нет денег. Пока экономика больна, а собственники не желают шевелиться в поисках инвестора, медицинские корпуса будут дряхлеть и разлагаться на молекулы. О процессе деградации — наш фоторепортаж.

Это приметное здание возвели в первой половине прошлого века. Детская больница располагалась здесь с 1975 по 2004 годы, а потом переехала в поселок Лесной под Минском.

Покидая больницу, врачи, наверное, забыли закрыть двери. Долгое время корпус оставался одним из самых колоритных минских «забросов». На полках стояли книги и пробирки, в шкафах висели медицинские халаты, в лекториях сохранились доски и указки. Доступ сюда оставался открытым.

После в корпусах начался форменный грабеж. Потихоньку больницу растаскивали по кирпичу и в итоге все ценное отсюда унесли.

В 2009 году здесь случился сильный пожар. Устроили его забравшиеся в больницу бомжи. Часть корпуса сильно пострадала, обрушился потолок. Чиновники тогда говорили, что здание законсервируют, а потом поставят в план на реконструкцию...

Этого, разумеется, не произошло. Участь больницу ждала стандартная — полное запустение. Даже несмотря на два важных обстоятельства: корпус расположен практически в центре города и к тому же является историко-культурной ценностью — памятником архитектуры общественного назначения.

Некоторое время назад в госпрессе появилась информация: Миноблисполком выбрал подрядчика для реконструкции здания и вроде бы даже нашел инвестора. Заниматься преображением больницы обязали компанию «Эльвира-Строй». Но компания обанкротилась, а инвестор так и не объявился.

Стоя у входа в бывшую больницу (ее, кстати, никто не охраняет и сейчас), мы долго боялись зайти внутрь. Чувствовали, что здание живет какой-то тайной и небезопасной жизнью. В подвале что-то гудело и стучало, в коридорах гулял ветер...

Все эти шуршания, постукивания и завывания явно указывали на то, что больничные корпуса обитаемы. Вскоре мы встретили и здешних «пациентов» — бомжей. Они были пьяны и не настроены на диалог.

В одном из кабинетов мы наткнулись на группу школьников. Ребята закрывали глаза руками, потому что не хотели, чтобы о их похождениях в «гиблом месте» узнали родители. Детвора радостно сообщила нам, что обследовала все здание вдоль и поперек, и что на днях в одном из залов обрушился потолок.

Громкий шум очередного обвала услышали и мы. После чего поспешили бывшую больницу покинуть.

В Министерстве культуры, куда мы обратились, комментарий дали краткий: из списка ценностей здание на П. Бровки никто не вычеркивал. Формально это значит, что для государства оно по-прежнему имеет значение. Но как тогда можно объяснить наплевательское отношения властей к памятнику архитектуры, к армагеддону, который наступил здесь теперь?

Этот вопрос остался без внятного ответа. Специалисты развели руками: у чиновников от культуры нет реальных рычагов, чтобы воздействовать на собственников.

Председатель комитета архитектуры и строительства Миноблисполкома Сергей Молчан попытался обнадежить и заявил: разрабатывается проект реконструкции больницы под административный или бизнес-центр. Председателя нам захотелось прервать и объяснить: так в Минске же не хватает больниц! Совсем недавно об этом говорил глава города Ладутько…

Но делать это мы не стали в виду бесперспективности дискуссии. Бизнес-центры для нашей страны ныне — икона. То ли дело больницы и поликлиники...

Насчет отсутствия охраны, аварийного состояния объекта пояснений не поступило. За это, мол, надо спрашивать не с архитектуры... Почему здание не выставили в свое время на аукцион? Искали инвесторов, да и вообще, это компетенция областного руководства.

Выслушав чиновников, нам стало ясно: им все равно. Не надо быть врачом, чтобы поставить этот типичный по нынешним временам диагноз — должностной нигилизм.

Его острая стадия — пофигизм — обычно наступает сразу же и уже неизлечима.