Надо ехать! Старинная усадьба, хозяйка которой была вынуждена уехать в Бразилию

18 498
08 мая 2022 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский

Надо ехать! Старинная усадьба, хозяйка которой была вынуждена уехать в Бразилию

Рождество 1939 года небольшая, но дружная семья Еленских встречала дома. Были отложены все заграничные поездки и визиты в гости: будто предчувствуя, что впереди ждут нелегкие времена, домочадцы собрались в стенах любимого имения, стараясь не думать о надвигающейся буре. Буквально через год семья, всю жизнь занимавшаяся благотворительностью и искренне радевшая за своих работников, была разбита: женщин и детей сослали в Казахстан, единственного мужчину — в Карелию (не успевших эмигрировать «польских панов» тогда не щадили). В суровых ссыльных условиях выжить удалось только троим членам знатного рода. Сегодня о Еленских вряд ли бы кто-то вспоминал, если бы не усадьба Туча, которая была заложена еще в конце XVIII века. Преодолев невзгоды, выпавшие на последние столетия, она держится из последних сил, привлекая в Клецкий район редких туристов-романтиков. Всего два часа в пути на машине (от МКАД) — и вы тоже можете оказаться в печальных декорациях прошлого.

Читайте также:

Имение на 1778 гектаров

Все началось, как водится, с Радзивиллов. Но за точку отсчета мы возьмем 1760-е — время, когда еще «не тучная» Туча перешла во владение Еленских. На тот момент обширная, но пустая территория не представляла из себя ничего примечательного. Но если земли достаются настоящему хозяину, жди результатов (да еще каких!) уже через десяток-другой лет.

Осваивать территорию начал Антоний Еленский. Впрочем, его вклад сводился лишь к сдаче земель в аренду Обуховичам (о которых мы вам уже рассказывали). Собственными красками Туча заиграла, когда права и документы перешли в руки Владислава Еленского, решившего именно здесь строить семейное имение (и все, что будет это имение «питать»).

В конце XVIII века в живописном месте, на небольшой возвышенности наконец начал расти главный дом, останки которого мы и можем видеть сегодня. Он мало чем отличался от соседских построек того времени: эпоха классицизма диктовала свои условия. Формула «возвышенная центральная часть, два флигеля и парадный вход с колоннами» сработала и в этот раз. На возведение здания ушло несколько лет, зато полученный результат бесконечно радовал хозяина, который, вдохновившись, бросил все силы на создание огромного ландшафтного парка.

Наследники Владислава оказались не менее предприимчивыми и деятельными. В тучинскую историю XIX века навсегда вписано имя Казимира Еленского, увеличившего территорию имения до 1778 гектаров и заложившего множество хозпостроек.

Пивоварня, кузница, водяная мельница с системой парковых прудов, корчма, спиртзавод — все это росло буквально на глазах. Как, собственно, и доход семьи. В год имение, которого еще относительно недавно не существовало, приносило около 600 рублей.

Впрочем, Казимир был не из тех, кто складировал деньги. Хозяин совершенствовал свой дом, исхитряясь добывать редкие отделочные материалы и удивительные предметы искусства. Ясеневый паркет, персидские ковры, слуцкие пояса, сотни книг в кожаных переплетах, дорогие люстры и резные двери — все это наполняло имение Еленских. Занимался хозяин и фасадом, совершенствуя его на свой вкус: нанятые иностранные специалисты декорировали лепниной оконные проемы и углы дома. Появилась со стороны внутреннего двора и просторная терраса с балконом и видом на парк.

Если говорить о «структуре» дома, то встречал гостей и хозяев огромный камин, установленный прямо в прихожей. Он, как и остальные печи в доме, был облицован белой плиткой и расписан краской с позолотой. В центральной части располагался парадный зал — место для жарких бальных танцев по выходным. В левом крыле находился салон и две просторные спальни, в правом — комнаты различного назначения.

Но вряд ли бы все эти достоинства дома заставила поминать имя Казимира добрым словом.

Главное, чем запомнился этот человек, — широтой своей души. Он брал под опеку сирот из дворянских семей, легко одалживал огромные суммы денег, выступал душеприказчиком и справедливо разрешал конфликты, в которых стороны бились не на жизнь, а на смерть.

Трудные времена

Скончался Казимир в 1893 году, передав бразды правления своему сыну Иосифу. Увы, но каждое следующее десятилетие приносило семье Еленских все больше проблем. В Первую мировую войну они, вопреки всему, остались жить в своем имении. Правда, все ценности (от книг и картин до ювелирных украшений) российские войска под предлогом эвакуации вывезли в Санкт-Петербург (назад ничего так и не вернулось).

В 1919-м Иосиф с супругой Марией и шестью детьми все же покинул усадьбу, хотя это решение и далось ему нелегко. Дом, где когда-то устраивали балы и маскарады, разграбили солдаты — унесли все, что можно было поднять и сдвинуть с места. Затем усадьба превратилась в казарму для советского пограничного полка. Вернуться хозяева отважились только тогда, когда территория нынешнего Клецкого района оказалась в составе Польши. Еленские были шокированы состоянием дома: в комнатах, буквально заросших грязью, осталась только массивная тяжелая мебель.

После смерти супруга и младшего сына в 1922 году Мария, тяжело переживавшая утрату и несколько лет ходившая только в черном, управляла усадьбой сама. И, надо признать, справлялась не хуже мужчин. Правда, балы и приемы отошли на второй, если не на третий план. Помимо повседневных забот, она всячески поддерживала работников своего имения: выдавала им продукты питания, организовывала обеды, проводила уроки для детей. Позже ей в делах начала помогать дочь Ядвига (остальные дети к тому моменту уже были взрослыми и разъехались кто куда).

1939 год, перевернувший судьбы всех шляхтичей, ударил и по Еленским: в середине сентября усадьбу конфисковали сотрудники НКВД «в пользу пролетариата», Мария и Ядвига были вынуждены перебраться к родственникам в соседнюю деревню. Но на этом злоключения не закончились: весной 1940-го Марию, ее замужнюю 24-летнюю дочь Ядвигу и троих внуков отправили в Казахстан, хотя вся деревня была готова подтвердить, что панами-кровопийцами Еленские никогда не были. Зятя сослали в Карелию на восемь лет за «контрреволюционную деятельность».

В нечеловеческих условиях пожилая женщина продержаться не могла. В 1941-м Мария скончалась, в тот же год умер и ее младший внук. Год спустя похоронили и среднюю внучку Марии. Ядвига с дочкой смогли выжить (говорят, их спас супруг, который сам чудом выбрался из лагерей). Позже последние из Еленских перебрались в Бразилию — только там они могли чувствовать себя в безопасности.

Большая и некогда пышная усадьба еще долго «работала», пусть и не по прямому предназначению. Во время Великой Отечественной войны ее перепрофилировали в госпиталь. Умиравших солдат хоронили тут же, во дворе имения.

В мирное время усадьба досталась Тучанскому межшкольному учебно-производственному комбинату. Время и строители не щадили историческое здание: в 1970-е к одному из флигелей, выполнявших роль школы, из силикатных кирпичей пристроили блок учебных мастерских, их же можно видеть на фронтоне здания. Просуществовал учебный комбинат вплоть до 2000-х.

Заброшенное здание, долгие годы ждавшее реставрации, в декабре 2011-го вместе с усадебно-парковым комплексом было продано на аукционе частной компании. Ожидалось, что в Туче возникнет грандиозный туристический объект. Однако не срослось. Нового хозяина имение нашло в прошлом году: за 29 рублей (тогда это была одна базовая) оно досталось «предпринимателю из Молодечно», который планировал отреставрировать достопримечательность и открыть на этой территории оздоровительный комплекс.


Ядвига Еленская, последняя хозяйка Тучи, умерла в Сан-Паулу в мае 2008 года. Знавшие ее люди рассказывали, что перед смертью она часто вспоминала о родном доме, большом саде и аистах, круживших все лето над старым парком.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский