Минчане купили дом, и он сгорел. Незадолго до этого в нем поселился незнакомец

18 октября 2021 в 8:00
Автор: Анастасия Данилович. Фото: Максим Тарналицкий

Минчане купили дом, и он сгорел. Незадолго до этого в нем поселился незнакомец

Слуцк. Частный сектор на улице Копыльской. Обуглившиеся останки деревенского дома пытается скрыть от посторонних глаз зеленый забор. Руины семейной мечты уже облюбовали местные коты: судя по безмятежным мордочкам, они вряд ли понимают всю серьезность произошедшего. Рядом с обломками переминается с ноги на ногу Александр — блуждающая улыбка на лице совершенно не выдает в нем человека, у которого сгорела жилплощадь. Наверное, защитная реакция. Ведь случившаяся с ним история абсурдна по своей сути. Купил избу, чтобы сделать из нее дачу, но не успел. Сначала в ней почти на полгода поселился таинственный незнакомец, которого никак не удавалось выпроводить вплоть до того момента, пока здание не сгорело. Александр винит во всем незваного гостя, который якобы из мести угрожал все сжечь. Разобраться в этом конфликте попытались журналисты Onlíner.

«Он был тут царем»

Александр приобрел с виду аккуратную хату около года назад. Хотел перевезти сюда из Копыльского района свою 66-летнюю мать: ездить ближе, да и как дачу можно использовать. Покупку нельзя назвать дорогой, но и за бесценок недвижимость не досталась: за здание с участком пришлось заплатить 20 800 рублей. Оформить все решили на женщину. А вот ремонт, конечно, стал заботой сына.

— Времени и денег на это не было, так что дом стоял как будто никому не нужный, пока в один «прекрасный» апрельский день в нем не поселился один гражданин. Это родственник одной из соседок, вернувшийся из тюрьмы. Видимо, к себе они его не пустили, вот он и заприметил хату поблизости, думал, она никому не принадлежит. Сорвал замки и начал там жить. Мы об этом даже не сразу узнали, — негодует собеседник. — Когда нам все-таки рассказали, мы стали ездить в Слуцк хотя бы раз в месяц, выгоняли его. Но как только возвращались в Минск, он приходил обратно. А мотаться туда-сюда у нас не было ни сил, ни возможностей: то в отпуск летали, то ковидом болели с женой и дочкой и потом долго восстанавливались. Всерьез заняться проблемой смогли лишь в августе.

Так дом выглядел до пожара

Внезапно появившегося «квартиранта» зовут Валентин. Ему 64 года. Первый раз он оказался в колонии в 1973 году за попытку изнасилования. После отсидел сроки за хулиганство, грабеж, разбой, кражу… Поговаривают, у мужчины 10 судимостей и около 28 лет, проведенных за решеткой.

Штрихи к портрету Валентина добавляет его племянница Юлия, проживающая поблизости. Когда журналисты находились в Слуцке, она болела коронавирусом, поэтому пообщаться с ней удалось только по телефону. Восстановить четкую хронологию событий из эмоциональной беседы не совсем получилось, поэтому приводим хаотичные обрывки воспоминаний. Но даже из них становится понятно, что за персонаж этот самый Валентин.

— Когда-то он проживал с нами, так как ему принадлежала 1/6 часть. Пил, чинил скандалы, потом начал бить... Я написала на него заявление: его привлекли к ответственности за угрозу убийства и отправили в тюрьму на два года, — рассказывает женщина. — После очередной отсидки он женился и уехал [к супруге] в деревню Беличи. Там они сожгли дом. Дальше я хотела приобрести ему жилье в Новогрудке, внесла предоплату с правом последующего выкупа. Они туда перебрались. Не прошло и трех месяцев, как он, его жена и брат жены напились, и она нанесла брату ранение в шею... После такого хозяйка отказалась продавать дом. Сказала: «Если бы мы знали, что он за человек, то и собачьей будки бы ему не продали».

Помотавшись по Беларуси, Валентин снова вернулся терроризировать племянницу. Она предложила выкупить у него долю в праве собственности. Он согласился. Обещал обосноваться в Беличах: после пожара там сохранилась летняя кухня на 20 «квадратов». Нужно было только доделать печку, поставить окна. Но что-то пошло не так: Валентин заприметил «бесхозное» здание прямо по соседству с Юлией. В итоге «прописался» в нем на пять месяцев.

— Собирал компании, они ему торбочки с винишком приносили. Он был тут царем. Смотреть на все это было невозможно. Переломал мебель, посдавал на металл железные кровати, газовую плиту продал, баллон. Превратил все в бомжатник, хотя когда-то это был чистый аккуратный домик: заходи — живи, — уверяет женщина.

Ее слова подтверждает Тамара Григорьевна, изба которой справа от сгоревшей. Одетая в рабочую куртку и черную шапочку, бабуля упорно ковыляет к нам с палочкой, а доковыляв, начинает причитать:

— Где-то в апреле он посрывал замки и полез в хату. Мы с Юлей, соседкой, пошли посмотрели, он уже печь топил, потому что холодно. А я же воевать не буду, я инвалид — пихнет так, что я не встану, у меня протез. Что тут только ни делалось, мои вы детки. Все алкаши, которые из города, все были тут: и женщины, и молодые по лет 18. Какая-то учительница приходила... Такая петрушка у нас была, я за свои 72 года такого еще не видела. Крал, а как напивался, кричал: «Вы тут все гореть будете!» Мы уже как на вулкане жили, боялись каждый вечер. Спали спокойно, только когда его милиция забирала.

Кстати, о милиции. Ее роль в сложившейся ситуации каждый участник конфликта представляет по-разному. Александр сам на горе-квартиранта никуда не жаловался (хотел решить все мирным путем), но утверждает, что соседи вызывали наряд чуть ли не каждую неделю. Юлия признается, что Валентина больше запугивали людьми в форме, нежели на самом деле к ним обращались. Но раза два в РОВД его все же забирали. Тамара Григорьевна припоминает, что сидел он и по трое суток, и по пять, и по семь.

В общем, до конца понять, как именно местные боролись с хулиганистым дедом, у нас не получилось. Но сложилось ощущение, что они как будто недооценивали потенциальную опасность. А зря.

«Сегодня тут все будет пылать по-любому»

Дело близилось к сентябрю. Александр с женой решили: пора раз и навсегда разобраться с незваным гостем, а заодно начать уже этот многострадальный ремонт.

— 28 августа я приехал, в очередной раз прогнал его, повывозил оставшуюся мебель. На следующий день вернулся, чтобы продолжить уборку: его здесь не было. Вечером заколотил двери так, чтобы их нельзя было открыть, и умчался в Минск, — рассказывает мужчина. — 30 августа мы с женой снова прибыли в Слуцк и обнаружили полностью сгоревший дом. Оказалось, ночью произошел пожар. Моей матери, как собственнику, даже не позвонили ни из милиции, ни из МЧС. Мы узнали обо всем по факту.

Так дом выглядел сразу после пожара

Что случилось в ту ночь, точно никто не знает. Но слухи ходят разные...

— Дядя, как Саша его выгнал, забрел к нам на участок и сказал: «Сегодня тут все будет пылать по-любому». У меня после этих слов весь вечер неспокойно было на душе. Как будто какое-то предчувствие. Около 23:00 я обошла вокруг дома — пусто. Ну и легла спать. А через пару часов меня будит звонок: «Юля, у вас за гаражом горит!» Мы с сыном и мужем повскакивали, выбежали в этих ночнушках на дорогу, уже пожарные машины стояли, тушили, а он (Валентин. — Прим. Onlíner), пьяный, плясал. Я кинулась биться с ним, а он мне ногой в ответ. Я в таком шоке была. Мы же и за себя боялись. Тут еще у одного соседа рядышком баллон газовый, а если бы он вспыхнул? — почти что вскрикивает Юлия.

Расследование по этому делу ведется уже полтора месяца. За это время его один раз приостановили из-за «отсутствия результатов пожарно-технической экспертизы и ответа от Белнефтестраха по причиненному материальному ущербу» (дом был застрахован).

По словам Александра, независимый эксперт оценил потери в 15 500 рублей — это на 5000 меньше того, что пришлось заплатить за дом и участок. Кто будет их возмещать, если вдруг случай не признают страховым, пока непонятно.

Жители частного сектора тоже растеряли остатки спокойствия. Боятся, как бы загадочный инцидент не повторился снова.

Милиция: «Информации о неправомерном проживании не поступало»

Узнать мнение Валентина по поводу случившегося нам, к сожалению, не удалось: найти в Слуцке этого неуловимого человека не так просто. Поэтому мы обратились за комментарием в местный РОВД: там точно должны знать подробности такого запутанного дела. Сотрудники напрямую общаться не стали и перенаправили к пресс-секретарю областного УВД.

— Информации от владельца о неправомерном проживании в милицию не поступало. После возгорания сотрудники ОВД сами связались с владельцем для того, чтобы разобраться в ситуации, после чего материалы были переданы в РОЧС. Если у граждан есть информация о неправомерном поведении мужчины, они вправе обратиться в милицию, — уточнила официальный представитель УВД Минского облисполкома Александра Попова.

Но если сами собственники за помощью не обращались, то, может, это делали хотя бы соседи? Увы, получить информацию Onlíner пока не удалось, но как только у нас будет ответ, мы сразу же дополним статью.

В Слуцком РОЧС рассказали, что расследование продолжается: недавно как раз пришли документы из страховой. Правда, подробностей раскрывать пока не могут. На вопрос, почему уже полтора месяца нет никаких результатов, нам ответили, что расследование может занимать до полугода.

Как вообще могут развиваться события? Привлечь к ответственности пока что официально не установленное лицо могут по нескольким статьям. Если ущерб сочтут незначительным, то дадут штраф от 5 до 30 базовых (часть 8 статьи 24.36 КоАП РБ). Если все-таки крупным (200 базовых и выше), то заведут уголовное дело. Наказывать будут в зависимости от того, был ли это поджог (часть 2 статьи 218 УК РБ) или неосторожное обращение с огнем (статья 219 УК РБ). В первом случае предусмотрено ограничение свободы до 5 лет либо ее лишение на срок от 3 до 5 лет. Во втором возможны штраф, арест, исправительные работы до 2 лет или ограничение свободы на тот же срок.

Если у вас есть история, которой вы хотите поделиться, пишите на почту daa@onliner.by.


Покупайте кофе выгодно в Каталоге Onlíner

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Анастасия Данилович. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев