UPD
19 437
19 августа 2021 в 8:04
Автор: Артем Беговский. Фото: Мария Амелина
Спецпроект

Сон под шишками, покатушки на ватрушке и птица в рукаве. Как люди с инвалидностью путешествуют по Гомельщине

В обществе принято считать, что люди с инвалидностью проводят взаперти бóльшую часть своей жизни с момента «после». А ведь казалось бы, для путешествий им не нужны Мальдивы, звезды Мишлен и собственный лежак на Золотом побережье, достаточно костра на опушке леса с пережаренным шашлыком и чтобы рядом были верные товарищи. Lay’s продолжает тестировать туристические маршруты нашей страны. В этом материале самое масштабное и звездное путешествие за всю серию: мы отправились в Гомель, затем на турслет в Наровлю, где ночевали в палатках, а завершили путь Туровом — историческим местом, которое сейчас сложно отличить от любого агрогородка страны. Понеслась!

Кто они?

Традиционное знакомство с нашими героями:

Виктор Захарьев — родом из Борисова, в 90-х жил скорее «по понятиям», нежели по закону, из-за чего попал под пулю и был серьезно ранен. И, хотя свинец прошел навылет, был безвозвратно поврежден спинной мозг. В случившееся он, как и все в подобной ситуации, не поверил, всю силу и волю направил в спорт, первое время и вовсе жил без коляски. А там и прошлое настигло —  герой отправился в места лишения свободы. Вышел, не сломался, занялся собой и стал первым в стране тренером на коляске. Не ноет.

Симона Сусло — помимо редкого имени, у героини редкая судьба. Три года назад друг предложил подвезти Симону на мотоцикле, и в паре километров от Гомеля на закруглении дороги транспорт опрокинулся. Оба в больнице, но встать смог только знакомый, Симона же чуть было не оказалась на том свете: у нее был перелом позвоночника с ушибами спинного мозга, переломы ребер, бедра, ключицы и разрыв печени. И хотя все знают Симону как байкера — это вовсе не связано со случившимся, ведь, как утверждает героиня, «ее мотоцикл не сделал ей ничего плохого».

— Симона — настоящее имя, но верят почему-то не все, бывает, переспрашивают, мол: «Симона... Я такого имени никогда не слышал, не верю, это псевдоним или кличка», а меня же мама назвала так, послушав песню Кузьмина, — рассказывает героиня.

Им в помощь грубая сила Дмитрия Савина и яркое настроение Анны Бонд. Вчетвером ребята отправились в инклюзивное путешествие. Первой точкой стал Гомель, родной город Симоны, она и проведет экскурсию, расскажет и покажет, на что здесь можно поглазеть и сфотографировать для Instagram.

Что мы увидели в Гомеле?

Чуть рядом со входом в парк красуется статуя Ленина, через дорогу — флаг за миллион, внутри — прославившийся своей стоимостью туалет. Рядом с аркой стоит автомат с газировкой, где за рубль можно утолить жажду напитком из советского прошлого. Хотя сам лимонад, конечно, уже не тот. Выделяются в парке мосты, с высоты одного из которых можно наблюдать за черными и белыми лебедями, отгороженными друг от друга проволокой. Помимо крылатых жителей, в парке обитают белки, которые взамен на что-нибудь «твердоскорлупое» сфотографируются со всеми желающими. С другой стороны парка набережная, где можно наблюдать, как по Сожу то и дело гребут спортсмены, а на противоположном берегу, на пляже, местные красотки доводят свой загар до кондиции.

 

Возле набережной стоит памятник лодочнику, выполненный в виде фонтана. По одной из городских легенд, именно странники, приплывшие сюда, дали название городу, когда их лодки сели на мель и они стали кричать друг другу «Го! Мель!». Но это всего лишь легенда. Парк расположен на холме, перепады высот мало заметны людям, пару лестниц, спусков и подъемов осилит каждый, другое дело проехать здесь на коляске. Бывает, наклон настолько крут, что лучше попросить помощи в спуске, нежели лететь навстречу судьбе.

В этом же парке не раз поддававшийся критике «туалет за миллион», оборудованный специальным лифтом для колясочников, поднимает за минуту, опускает — бесконечно, так как в нашем случае подъемник заглох: то ли кнопка «устала», то ли не пользуется никто. Перепуганным сотрудникам остается лишь пожимать плечами и вызванивать мастера. Это была первая преграда, с которой справилась наша четверка: Виктор самостоятельно съехал по ступенькам (и у него это хорошо получается), а вот Симона оказалась в заточении технологий. Выручил Дима: поднял на руки сперва девушку, затем коляску. Сотрудники так и остались наедине с застрявшим подъемником.

Ребята поднимаются на пешеходный мост и, как многие туристы, делают совместное селфи, смотрят вдаль, обсуждают жизнь. В парке расположена куча музеев, собор, церковь и, пожалуй, главная достопримечательность — дворец Румянцевых и Паскевичей. Его вы можете увидеть на 20-рублевой купюре. Побольше бы таких, не правда ли?

Подъем достаточно плавный, удобный. Но наших путешественников встречает очередное интересное решение архитекторов. Дело в том, что перед входом в сам дворец находятся крутые ступеньки, и, чтобы вызвать помощника, нужно позвонить в звоночек. Вот только этот звоночек находится за ступеньками. Либо ждать, либо кричать, либо искать палку подлиннее и пробовать дотянуться. В компании же такие мелочи незаметны, сотрудники прибегают за секунды и выносят мобильный пандус.

— Передние проходят, а задние нет, лучше расширить, — осторожничает Виктор. Почему нет привычного нашему взгляду пандуса? Дело в том, что дворец относится к историко-культурным учреждениям, а оттого и пандусы тут запрещены. Под команду Бонд «На старт! Внимание! Марш!» Виктор берет рубеж Паскевичей, правда, с небольшим толчком. Внутри ребята рассматривают картины, но одним искусством сыт не будешь — на обед заезжают в местную пиццерию, оценивая пешеходные дороги на инклюзивность. Вроде неплохо. Тут кто-то предлагает скататься в Наровлю, начиная со слов: «Тут рядом турслет проходит...» Предложение поддерживается единогласно, несмотря на то, что ничего не рядом, от Гомеля 3—4 часа пути. От этого еще веселее.

Колясочник и природа несовместимы? Бред. Отдыхаем в Наровле

Некогда непримечательная опушка леса превратилась в целый комплекс для инклюзивного отдыха — «Полесские зори». Тут люди с инвалидностью ставят палатки, делятся на команды и участвуют в конкурсах, плавают на ватрушках или понтоне, рыбачат, поют песни и даже танцуют. Все это абсолютно бесплатно, единственная сложность — доехать. Именно поэтому организаторы рекомендуют брать с собой двух помощников. Эти самые помощники тут же жарят шашлык, рыбу, помогают с палатками и пляжем — все при деле.

 

— На одну такую палатку уходит час-два, это будет катастрофа, — паникует Виктор, пока Анна и Дмитрий соображают на двоих (без инструкций собирают палатку). 

— Кладешь матрас и палаткой накрываешься, все, больше ничего не надо, — продолжает подкалывать друзей Виктор, взяв в руки грабли — якобы чистить землю от шишек, но на деле у героя прорезается командирский голос. — Это внутрянка, разверните, неправильно, у вас вход напротив дерева, в чехле есть инструкция, комары пойдут — будет прикол, лучше я пойду ночевать к кому-то по соседству, — веселится парень.

Симона и Виктор в этом лагере знают многих, тут они не впервые. По их словам, с каждым годом появляется что-то новенькое и облегчающее передвижение людям с инвалидностью. В этом году, например, сделали деревянный пандус на пляж и горячий душ. Пропустить туристический слет, который длится всего три дня в году, было бы крайне нежелательно, несмотря на то, что, казалось бы, колясочник и природа — вещине совместимые. Еще как совместимые.

— Мы раньше поднимались на эту гору сами, нужно было по лесу объезжать: с речки пока доедешь — все колеса в песке, вообще невозможно, — рассказывает Виктор. — В прошлом году я трое суток спал на улице в коляске, один раз даже оказался возле мусорки, не знаю почему. Шишки вообще убираются не из-за того, что они куда-то влезут, а чтобы ими матрас не «ушатать».

Наши герои справились с палаткой за 20 минут, дальше пошли «чиллить» на пляж, заодно поплавали на понтоне, спугнув рыбакам весь улов.

Эти каменные джунгли нас окончательно испортили. Стараемся не пропускать, собираемся командами заранее, за месяца два уже договариваемся, кто поедет, так как с собой обязательно нужно взять помощников, — начинает Виктор задушевный разговор у костра. — Здесь много соревнований: стрельба из пневматического оружия, дартс, гонки, кулинарные конкурсы, караоке, конкурс территорий и т. д. По-моему, в прошлый раз людей было больше, так как палатку было негде ставить. Этот слет —  трехдневный экстрим, ведь большинство людей с инвалидностью привыкли находиться в комфортной среде, где есть мама, туалет, ванна, а тут надо спать в палатках, движение постоянное, это проверка самого себя на прочность.

 Остальные — солидарны.

Но несмотря на сгущающуюся темноту, веселье здесь только начинается: впереди фаер-шоу, караоке, танцы и конкурсы от ведущей а-ля «поднимите вещь цвета, о котором поется в песне». В общем, все рады. Музыка из колонок заканчивается к 3—4 утра, ее сменяет гитара и классические блатные песни, слова из которых почему-то знает каждый. Так и сидят с гитарой, встречая рассвет. Утро мужчины начинают с рыбалки.

— Классно спалось, уже забыл, когда на природе с палатками и рыбалкой начинал утро. У меня бабушка — фанатка порыбачить, на воспоминания пробивает. Очень нравится. Я думаю, люди, для которых все это сделано, испытывают еще больше эмоций, — стоя на понтоне и закинув удочку, делится Дмитрий.

— В любом случае приходится что-то преодолевать, но дискомфорта я не чувствую. Это надо попробовать и окунуться во все это. Кажется, что будет сложно, тяжело, но когда приезжаешь — просто. Захотел порыбачить — выехал утром на пляж, заехал, порыбачил. Глядя на это, другие колясочники мотивируются, — рассуждает Витя и продолжает рассказ уже про ночевку.

Замерз я, час где-то ворочался, все ждал, а чего ждал? Что отопление кто-то включит? — смеется, — поэтому встал и к костру поехал спать. Там не один я был такой: целый круг собрался — все замерзли. Но там тоже такой себе сон, шея затекла, пришлось рюкзак на колени положить и спать.

Выслушав Виктора, можно дать совет: если вы собрались на подобный турслет, помимо палатки, не забудьте вязаный свитер, пуховое одеяло и теплые носки. Ребята так ничего и не поймали — возможно, забыли про червя, да и не за рыбой сюда едут, не за рыбой... На завтрак готовят 500 сырников — конечно, их никто не пересчитывал. Следующая активность наших героев — покатушки на ватрушке.

— Для меня это был необычный опыт, — делится своими впечатлениями Дмитрий. — Моя задача была своими ногами поддерживать ноги Симоны, но были моменты, когда они выскакивали и мне приходилось их держать и самому не упасть!

Ну что на это ответить? Слышен только один сплошной коллективный хохот.

 

Хочется, чтобы все новое делалось «как надо», а не «для картинки»

Пока ребята переодеваются, принимают горячий душ, завтракают по второму кругу или собирают палатки, мы общаемся с организатором данного мероприятия — Евгением Шевко, который после неудачного прыжка в воду сломал шею, на коляске 23-ий год. Несмотря на это, Евгений женился, сейчас воспитывает дочь.

Каждый год вносим улучшение, раньше света не было — провели электричество, сделали воду, душ, причем не просто душ, а с горячей водой, туалет, не было спуска для водных развлечений — сделали пандус. Когда начинали 13 лет назад, думали, что природа и колясочники — несовместимые вещи, в городских условиях собрать людей — не каждый выйдет из дома, а тут природа, вопрос с туалетами, водой, где жить, на чем спать. Но мы решились и в первый раз собрали человек 30 на колясках, а с каждым годом посетителей становилось все больше и больше. В этом году из-за коронавируса не смогли приехать из России друзья, в Витебске стартовало обучение «инклюзивный кассир», паралимпийцы на сборы уехали — оттого и людей меньше.

Не могли не спросить, как в нашей стране с высокими тротуарами, есть ли безбарьерная среда или все только на картинках. Сошлись, что пока только картинка, а результат догонит позже.

Визуально видны изменения, особенно в крупных городах, работы в этом плане ведутся, — рассказывает Евгений. И добавляет: то, что мы увидели в Гомеле, — косяки проектировщиков, которые не совсем понимают проблему, хотя и проверяющих экспертиз хватает. — Конечно, есть вещи, например что-то еще в СССР построено, тут мы готовы мириться, но когда в мелких городах, деревнях и элитных поселках стоят высокие бордюры — вызывает недоумение: там что, инвалиды не живут? В общем, ситуация изменилась, говорить, что все плохо, — не скажу.

Ребята сворачивают свой лагерь, прощаются с новыми и старыми знакомыми и отправляются в Туров смотреть на храмы и птиц.

Туров разочаровал своим «как бы есть»

Спустя 2,5 часа в дороге ребята прибыли на станцию кольцевания птиц в Турове, которая работает с 1999 года. Долгое время это была единственная станция кольцевания в Беларуси. За 20 лет работы учеными, орнитологами, зарубежными специалистами здесь окольцовано более 50 000 птиц, которые летали в более чем 50 стран Европы, Африки и Азии. Одним словом, отслеживают пернатых эмигрантов. И, пожалуй, главная птица этого региона — кулик, а в самом городе ему даже поставили памятник.

Нашим героям рассказывают про кольцевание, историю станции и даже дают выпустить на свободу только-только окольцованную птицу. Незабываемо.

Мы работаем весной, так как весной вода стоит прямо у этого забора. С конца марта до середины июля каждый день с утра до вечера занимаемся кольцеванием, считываем данные, отслеживаем перемещение птиц. Белорусские птицы летают в Венецию, Германию, Францию, Европу, у нас наедаются и дальше летят на Россию, там связь с ними теряется. Это чернозобик, — сотрудник станции выносит птичку в мешке, Симона ее отпускает на волю.

Сейчас она полетит на юг, — заключает сотрудник, и наши герои отправляются смотреть достопримечательности города.

Город достаточно маленький, в глаза бросается река, набережная с заваленными доверху мусорками и пустыми бутылками вдоль нее. Говорить о безбарьерной среде здесь неуместно, вместо пандусов — бетонная колея. Кто-то даже скажет, «как бы есть» безбарьерная среда. Опять же, в компании любые сложности решаются моментально: проехать по траве — легко, спуститься с холма — раз плюнуть, подъехать к воде и подразнить рыбаков — проще простого. Так наша компания доходит до памятника Кириллу Туровскому. Стандартное селфи на память — все, можно ехать домой.

Чтобы желающим путешествовать было проще находить друг друга, брендом Lay’s был создан специальный телеграм-бот «Следуй за улыбкой», в котором инициативный человек может создать поездку, описать ее, а все, кому подходят даты и направление, присоединятся.


«Следуй за улыбкой с Lay’s» — это новый социальный проект инклюзивных путешествий по Беларуси. Главная цель — показать, что особые обстоятельства не помеха для активной жизни и уж тем более для мечты, если действовать не в одиночку! Хорошая компания и красивейшие места на опробованных инклюзивных маршрутах нашей страны подарят незабываемые впечатления и вдохновят на новые достижения. Проект реализуется ИООО «ПепсиКо Продактс» в рамках международной кампании бренда Lay’s «Следуй за улыбкой». Отправляйтесь в путешествие и зарядитесь силой улыбки с Lay’s!

Спецпроект подготовлен при поддержке местного социального фонда «Добра», УНП 194905324.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Артем Беговский. Фото: Мария Амелина
Без комментариев