618
02 февраля 2021 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Анна Иванова

Как читатели Onliner изменили жизнь женщины, которая растила двойню в доме без света на зарплату 100 рублей

Говорят, что люди не меняются. Кто встал на кривую дорожку, вряд ли с нее сойдет. А если за плечами кражи, несколько тюремных сроков, огромные долги за содержание детей в интернате и семь классов образования, какой тут может быть хеппи-энд? С такими вводными только триллер снимай с собой в главной роли. Но героиня нашего материала Светлана решила переписать сценарий. Шесть лет назад она освободилась из тюрьмы с двумя детьми, рожденными на зоне. Все эти годы государство забирает у нее за долги 70% зарплаты, а на остальные 30% (100 рублей в номинале) предлагает растить двойняшек. До недавнего времени у Светланы не было и дома. Она жила в деревенской хате, которая по документам никому не принадлежала, — туда ее пустила односельчанка до весны. Как быть дальше, женщина не знала. Но Беларусь не без добрых людей. Читатели Onliner купили Светлане дом со всеми удобствами, помогли деньгами, привезли подарки. Социальные же службы признали в женщине редкого человека, который, несмотря на темное прошлое и тяжелую жизненную ситуацию, не устает бороться за будущее своих детей.

В предыдущих сериях

Вообще у Светланы четверо детей. Пока она мотала срок за кражи, старший сын рос у свекрови, средний — в детском доме, за что теперь приходится расплачиваться. Государство забирает у женщины 70% заработка и продолжит забирать, пока она не вернет деньги, потраченные на содержание старших сыновей. Светлана обязана работать, пока не выплатит долг, иначе отправится на зону. Именно за уклонение от работы женщина мотала срок в последний раз.

Младших двойняшек она родила в колонии. После освобождения жила с отцом детей в Толочине. Тот был жесток. Светлана то уходила от него, то возвращалась. А год назад мужчина уехал в Россию и не вернулся. Оказалось — сел.

Светлана переехала вместе с детьми к собственному отцу в деревню Заболотье, но отношения с ним не заладились. Как и 30 лет назад, когда она была ребенком.

— Папа маму бил, любил выпивать, — вспоминает женщина. — Младших детей мама забрала и убежала от папы. А мы втроем остались с отцом, и нас забрали в приют.

Дом, в котором семья больше не живет

Односельчанка разрешила Светлане и детям пожить в обесточенной хате до весны. Уроки малыши делали в школе, а мать заряжала там фонарик на аккумуляторах, чтобы освещать дом после наступления темноты. Возможности подключить электричество в хате не было, потому что по документам она никому не принадлежит.

Паника на селе

В первые дни после выхода статьи деревня Заболотье была похожа на встревоженный муравейник. Светлана в панике рассказывала, как социальный педагог распинает ее за огласку, грозит комиссиями и пугает социальными службами, которые отберут детей.

— Я вам говорю, там такой кипеж! Директор школы мне помогала как могла, а ее уже в «Белый дом» вызывают (так Светлана называет исполком. — Прим. Onliner) за то, что не сообщила, что мы живем в хате без электричества. А для чего сообщать? Чтобы у меня детей забрали?

Женщина, которая пустила Светлану с детьми пожить в обесточенный дом, после выхода статьи обрушилась на нее с упреками.

— Кричала: «Что ты натворила? Зачем мой дом в интернет выкинула?» Возможно, она подумала, что государство его отберет, я не знаю. В тот же день я попросилась пожить к девочке с работы. Одолжила в школе коня, собрала все свои манатки и ночевала уже на новом месте. А конюхи из школы по просьбе директора помогли перевезти холодильник и мебель.

Светлана, конечно же, не хотела никого подставлять и догадывалась, что односельчане надолго запомнят ей сор, вынесенный из избы. Но когда приходится 70% зарплаты отдавать государству, а потом останавливать машины на трассе и просить помощи, можно и не на такое решиться.

Дом, в котором семья больше не живет

Обида звучала и в комментариях Толочинского социально-педагогического центра — за то, что Светлана не рассказала, а мы не спросили о помощи государства. Женщине выдали не очень лестную характеристику: 12 лет не навещала среднего сына, заключила фиктивный брак ради сожителя-тирана и вообще предпочитает просить помощи, а не работать.

— Она иждивенка, говорю как есть, — комментировала директор Толочинского социально-педагогического центра. — Ее интересуют любые виды помощи. Работа посудомойки заканчивается в обед — что мешает найти подработку? Будут дополнительные 50—70 рублей в месяц. Да все возможно, было бы желание!

Прошло полтора месяца, и мы увидели другое отношение местной власти к Светлане и ее ситуации.

— Редкий случай, чтобы человек с таким прошлым так боролся за будущее своих детей, — отозвалась о женщине Анна Пименова, начальник управления по труду, занятости и социальной защите Толочинского райисполкома, признав, что у Светланы действительно тяжелая жизненная ситуация. О том, как государство собирается ей помочь, мы расскажем ниже. А сначала — о помощи читателей.

Новый дом и 100500 подарков

Читатели Onliner, как всегда, не остались равнодушными к проблемам наших героев. В комментариях к первой статье сразу посыпались десятки предложений о помощи. В ответ на многочисленные просьбы мы опубликовали телефон Светланы. Но добрые люди не стали ждать второй половины дня и начали сбрасывать деньги прямо на указанный номер. Когда на счету абонента скопилась сумма, равная месячной зарплате женщины, она в шоке позвонила в редакцию.

— Я не успевала отвечать на звонки, мне постоянно приходили деньги на телефон и на карточку. Это продолжалось до двух часов ночи, у меня даже голос охрип от телефонных разговоров, — радостно вспоминает она. — Кто-то сбрасывал 50 рублей, кто-то 100, а один верующий человек скинул 5000 рублей! Я погасила свою задолженность по алиментам на старшего сына — 1956 рублей.

— Кто-то приезжал с продуктами, кто-то отправлял посылки. Десять человек объединились в группу, узнали, что нам нужно, и собираются отправить машину вещей. Мне звонили юристы, давали советы по моей ситуации. Это просто чудо! Пожалуйста, поблагодарите всех от моего имени!

Перед Новым годом в Заболотье приехали минчане с елкой, продуктами, подарками для детей Светланы и намерением купить ей дом. Уже остановились на варианте за $1000. Но когда начали освобождать помещение от старой мебели, оказалось, что в нем жить нельзя.

— Там полностью полы провалены, аж земля видна. Я вызвала комиссию из «Белого дома», и мне сказали ни в коем случае этот дом не брать, — говорит Светлана.

Минчане начали искать другие варианты в интернете и нашли дом в Серковицах — с электричеством, туалетом и ванной. Он стоил $4000. В довесок семье подарили холодильник. 

— Когда у меня появилось жилье, я сразу поехала к сыну в интернат. Повезла подарки, которые мне передали добрые люди, и, естественно, от себя. На разговор нам дали полчаса. Он как бы ко мне хорошо относится: и детей обнимает, и на руки берет. Я говорю: «Сыночек, ты согласен, если я тебя заберу к себе? Дом у меня есть, я могу восстановиться в правах». А он мне отвечает: «Мама, ты опоздала». Оказалось, что сына усыновила семья из Италии, и летом они его забирают. Уже забрали бы, но в связи с вирусом все это приостановилось, — рассказывает Светлана с горечью. — Я с детства ему ничего не дала. Хотелось сейчас что-то дать. Да, материально мне тяжело, 12 лет я к нему не ездила — не было денег на дорогу. Хотела хоть сейчас восстановить отношения. Звонила, писала SMS. Он сначала отвечал, потом перестал.

После того как сына Светланы усыновят итальянцы, ей перестанет начисляться задолженность за его содержание в интернате, и она сможет быстрее рассчитаться с государством. Тем не менее женщине предстоит выплатить 5350 рублей долга за мальчика. Толочинские социальные службы, комментируя ситуацию для Onliner, о нем не упомянули, поскольку долг начисляется в Сенненском районе, где находится интернат.

Новоселье и новая работа

На новом месте — в агрогородке Серковицы, где читатели Onliner купили Светлане дом, — власти собираются предложить ей несколько вариантов трудоустройства, причем не только в животноводстве. Женщине намерены найти нетяжелую работу, чтобы график позволял ей в 16:00 возвращаться к детям, а не брать их с собой на ферму, как было раньше.

— С дури можно отправить вас на ферму дояркой. А что будет с детьми? — рассуждал заместитель председателя сельсовета, придя познакомиться со Светланой наутро после переезда. — Доярка работает в три смены. А дети после школы должны находиться под присмотром. Раз вы обязанное лицо и у вас есть дети, вам должны предоставить работу с соответствующим графиком. Когда вы будете разговаривать с председателем колхоза, я вам рекомендую составить с ним документ, где будет точно написано время вашей работы, чтобы вас не вызывали на замену.

— Мне никогда так никто не подсказывал! — приятно удивилась Светлана. — Раньше дети со мной и на ферму ходили, и в телятник, и в морозы, и в холода, навоз чистить, коров гонять...

Новая зарплата Светланы до вычета налогов и отчислений будет в районе 550 рублей. Но это, конечно, виртуальная сумма. На руки она будет получать меньше 150 рублей.

Старые проблемы

Государство продолжит забирать 70% заработка за долги до полного их погашения. По словам адвоката, которая готовит иск материально обязанной мамы в суд, это обстоятельство изменить нельзя, какие бы трудные условия оно ни создавало младшим детям Светланы. Похоже, оговорка на этот случай просто не предусмотрена в законе: а что, разве бывает, что человек исправился и сошел с кривой дорожки?

— Это редкость, чтобы обязанное лицо с судимостями так любило своих детей, так стремилось их поднять, — говорит Анна Пименова, начальник управления по труду, занятости и социальной защите Толочинского райисполкома. — Обычно такую категорию людей и тюрьма не пугает, и дети им безразличны. А Светлана действительно всеми силами старается выбраться из трудной жизненной ситуации, и, конечно, ей нужно помогать.

Мама двойняшек наняла адвоката, который подаст заявление в суд Толочинского района на уменьшение текущей оплаты за содержание среднего сына в сенненском интернате. Это позволит женщине быстрее рассчитаться с государством. В иске Светлана просит уменьшить также размер самой задолженности (сейчас, напомним, она составляет 5350 рублей), но эта часть, по мнению юриста и соцслужб, с высокой вероятностью останется неудовлетворенной.

Государство может оказать Светлане адресную социальную помощь, но она будет небольшая — порядка 100 рублей в месяц. Причина та же: мать двойняшек — обязанное лицо. На помощь может претендовать не она сама, а ее дети. Именно детям, а не Светлане, государство готово добавить денег до суммы прожиточного минимума. Но расчет нуждаемости ведется от начисленной зарплаты, то есть от виртуальной суммы, подавляющая часть которой уходит государству на возврат долгов и оплату налогов, а не от 100—150 рублей, которые женщина реально получала на руки.

Светлана может претендовать и на единовременное социальное пособие, которое покроет часть долга перед государством. Но полную сумму ей, опять же, никто не выделит. Хорошо, что малоимущей семье полагаются бесплатные дрова во время отопительного периода, а детям — бесплатное питание в школе дважды в день.

Прежде чем материальное положение Светланы улучшится, ей и социальным службам предстоит немало повозиться с бюрократией. Как и в 2017 году, когда суд вдвое снизил плату за содержание среднего сына в интернате. Однако женщина на себе этого не почувствовала: 70% зарплаты как улетали в трубу, так и улетают дальше. Медленно тающие цифры четырехзначного долга Светлану скорее расстраивают, чем вдохновляют, поэтому думать она предпочитает о приятном: о новом доме и новой жизни на новом месте.

От редакции. Светлана благодарит людей за помощь, но просит не перечислять деньги на телефонный номер. Он был указан для связи с героиней материала.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Анна Иванова