1737
08 декабря 2020 в 8:00
Автор: Евгения Штейн

Суды, эмиграция, новая работа. Как изменилась жизнь заводчан, уволенных после «Народного ультиматума»

Неизвестно, сколько еще потрясений принесет белорусам 2020 год, прежде чем наконец закончится, но для многих жизнь уже никогда не будет прежней. Сначала на арену вышел коронавирус, потом — политический кризис, теперь эти двое поют в унисон. Поворотным событием октября послужил «Народный ультиматум», объявленный Светланой Тихановской. На какое-то время он поднял волну протестов и забастовок. Система отреагировала жестко: заводчан решили загнать на рабочие места при помощи силовиков, а к концу недели некоторых уволили по статьям за прогулы и неисполнение трудовых обязанностей. Хотя большинство уволенных даже не начинали забастовку — лишь прошлись по цехам с призывами к ней. О том, как изменилась жизнь рабочих после расставания с госпредприятием и жалеют ли они о случившемся, — в материале Onliner.

«Поддержали те, с кем сто лет не общался. Но бывшие коллеги почти не звонят»

Пожалуй, самой громкой в последние дни октября стала забастовка на «Гродно Азоте». Бойцы ОМОНа приехали к проходной завода еще затемно. Одних работников цеха «Аммиак 3» задерживали, других «загоняли дубинками на завод», как говорили очевидцы. Но несмотря ни на что, забастовка продолжилась. Оставить опасное производство без присмотра было нельзя, поэтому стачечники выработали другую стратегию: одни не принимали смену, другие неустанно работали три смены подряд, рассчитывая, что рано или поздно начальству придется сесть за пульт управления. Но вскоре в концерне «Белнефтехим» был создан резерв специалистов на замену бастующим, а сами рабочие были уволены.

Больше десяти человек, уволенных с «Гродно Азота» после забастовки, подали коллективный иск в суд — они считают увольнение незаконным. Один из них — бывший аппаратчик Дмитрий. В трудовой написано, что он уволен «за прогулы без уважительных причин» — такая вот странная формулировка. В датах тоже какая-то путаница: аппаратчика освободили от работы 31.10.2020, а приказ об увольнении подписали через четыре дня. Все это по информации из трудовой книжки.

У Дмитрия жена и двое детей. Сейчас семья живет на зарплату жены, кое-какие сбережения и помощь фондов.

— Поиском работы пока всерьез не занимался, — говорит Дмитрий. — При нынешней ситуации это может быть напрасно. Не хочу этого делать, но, возможно, мы уедем всей семьей. Есть друзья во Вроцлаве, в Бельско-Бяле, и под Варшавой ребята зовут. Со многими мы давно не общались, и тут они увидели меня в новостях, списались, созвонились: «Приезжайте, на первых порах поможем с жильем, с трудоустройством...»

С бывшими коллегами, напротив, связь потеряна. Такое чувство, что люди боятся даже звонить забастовщикам. Говорят, на заводе подняли зарплаты, выдали «коврижки» и премии к Новому году. Вот они и держатся за свои места. Один из бывших коллег сказал, что я поспешил и стал пешкой в чьей-то игре. Меня это заявление повеселило.

До того как стать аппаратчиком, я работал и слесарем, и токарем, есть смежные специальности — газорезчик, стропальщик, освоил работу на погрузчике. Если жизнь заставит, я не посчитаю зазорным вернуться к этим специальностям. Другой вопрос, что зарплаты там ниже. Но я не рассматриваю для трудоустройства госпредприятия — иначе какой был смысл бастовать?

Напомним, 30 октября директор «Гродно Азота» заявил, что забастовщики «терроризируют всю страну» и будут отстранены от выполнения обязанностей.

— Группа из пары десятков человек, подстрекаемая извне и называющая себя стачкомом, пытается «убить» завод. Вот уже на протяжении трех месяцев они не просто шантажируют, а буквально терроризируют 10-тысячный коллектив завода, гродненский регион и всю республику, — сказал гендиректор «Гродно Азота» Игорь Бобырь. — Принято решение. Кто хочет продолжать работу, тот остается в рабочем коллективе. Те же, кто настроен препятствовать нормальному режиму производства, будут отстранены от выполнения обязанностей.

«Пришлось уехать в Литву, а теперь сомневаюсь, что хочу обратно»

26 октября шесть работников РУП «ПО „Белоруснефть“» объявили о забастовке. Мужчины трудились в управлении промыслово-геофизических работ в Речице. Днем руководство вызвало их на беседу, а вечером они получили расчет.

На следующий день к четырем бастующим, в том числе к Сергею Полякову, пришли из милиции. Те, кто принял повестку из рук силовиков, отделались двадцатью базовыми за участие в незаконном массовом мероприятии. Но Сергей убежден, что ему и Владимиру Кайлеву как «организаторам» грозило что-то похлеще. После визита милиции они не ночевали дома, а наутро уже пересекли границу с Литвой.

— Остальные ребята впервые попали в поле зрения милиции, они никогда не ходили на митинги. А на нас с Владимиром внимание обратили давно. Мы никому не сказали, что уезжаем из страны. Выключили телефоны, достали сим-карты. Родным позвонили, только когда прошли литовскую границу, — рассказал мужчина.

Сейчас Сергей вместе с женой и тремя детьми снимает квартиру в Вильнюсе. По его словам, «трешки» в литовской столице сдаются от €450 до €600. Они предпочли снять за €600, потому что варианты подешевле находятся в старых домах, которые плохо утеплены, а в Литве очень дорогая «коммуналка».

— Детей пока решили не отдавать в сады и школы, ведь коронавирус не дремлет. У старшей дочери уже была пневмония, и не одна, поэтому COVID для нее очень опасен. Скорее всего, на время эпидемии мы попытаемся организовать ей дистанционное обучение. Для этого есть онлайн-школы, некоторые даже выдают аттестат. Младших дочерей 6 и 4 лет пока никуда отдавать не собираемся.

Поиски работы для Сергея первое время тормозились необходимостью получить национальную визу. Обычно она выдается по запросу работодателя, но в этом году для белорусов, покинувших страну из соображений безопасности, процедуру упростили. Сергей получил визу на год с возможностью работать в Литве.

— Первые 10 дней мы провели на карантине, затем подались на национальную визу категории D. 30 ноября наконец ее получили, и я начал шерстить вакансии. Хожу на собеседования, рассылаю резюме. Искал работу инженера и инженера-механика, а также смежные профессии — оператор оборудования, техник по обслуживанию оборудования и так далее. Найти такую работу не проблема, но зарплаты для Литвы не очень высокие — около €1000. В моем случае, конечно, нереально отдать за квартиру €600, а на оставшиеся €400 кормить семью из пяти человек. С такой зарплаты можно начать, если есть перспектива повышения хотя бы до €1500.

После увольнения BySol перечислил мне €1500 финансовой помощи и еще €900 за релокацию. Мы, в свою очередь, выслали подтверждение расходов — на что потратили эти деньги: договор аренды на квартиру, страховки и все в таком духе. Кроме того, нам оказывает помощь фонд INeedHelpBy — уже второй раз забивает холодильник продуктами. Так что возможность искать работу есть, но затягивать с этим не хочется.

А вообще, мы испытываем приятный шок каждый день. Литва ушла далеко вперед после развала СССР. И, откровенно говоря, особого желания вернуться назад у нас нет, потому что жизнь здесь совсем другая и интересы у людей другие. Конечно, скучаем по родным, по дому, который остался в Речице, по собаке, но что поделаешь. Продолжаем участвовать в акциях, общаемся с людьми из белорусской диаспоры, стараемся помогать другим белорусам, которые были вынуждены переехать в Вильнюс. Например, перевезти вещи или переехать из гостиницы в квартиру. Хоть маленькую лепту, но стараемся внести.

В пресс-службе «Белнефтехима» увольнение шести бастующих рабочих подтвердили еще в октябре, однако подробности сообщать не стали:

— Эти люди уволены за нарушение трудового законодательства. Подробности касаются только работника и нанимателя, поэтому комментировать их мы не можем.

«Работу нашел, но зарплата вдвое ниже, чем на заводе»

26 октября около 40 работников МЗКТ собрались возле одного из цехов и прошли по заводу, скандируя лозунги «Жыве Беларусь» и «Далучайся». К концу недели большинство из них были уволены, а по активисту Александру Лавриновичу вопрос решился в тот же день.

Судя по записи в трудовой книжке, мужчину уволили «за неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей». Хотя Лавринович утверждает, что 26 октября вообще работал во вторую смену и в 15:20, как и положено, вышел на работу.

— Я обратился к юристам независимого профсоюза и подал исковое заявление в суд. У всех заводчан, которые подали иски в суд, требования одинаковые: восстановление на работе и компенсация вынужденного прогула. Я бы хотел вернуться на работу и дальше развивать свободный профсоюз. Сложно заниматься этим, находясь вне стен завода. Но понимая, что мой иск вряд ли удовлетворят, параллельно искал новую работу, — говорит Александр.

Первое время мужчине помогли фонды солидарности и инициатива INeedHelpBy, значительную помощь и поддержку оказали родные и близкие, друзья и знакомые. Сейчас бывший заводчанин устроился на новую работу. Зарплата невысокая, зато график удобный: позволяет развивать первичную ячейку независимого профсоюза и скромно обеспечивать семью из трех человек.

— Я устроился в частную организацию, их не смутило увольнение по статье, — продолжает Александр. — Рабочий график — три через три по 12 часов. Буду делать то же, что делал на МЗКТ, — ремонтировать станки с ЧПУ. Правда, зарплата вдвое ниже. Пошел только ради графика: три дня отработал, три — с семьей, можно заняться делами независимого профсоюза — для меня на данном этапе они в приоритете.

Встречаются вакансии с зарплатами выше, чем на МЗКТ, — 2000—2500 рублей, но работа разъездная. В любой момент нужно быть готовым сорваться с места и ехать в любую точку Беларуси и России. При этом нужен электроник, наладчик, технолог и механик в одном лице. Меня готовы были взять, но я как-то не решился.

По словам Александра, сейчас на рынке труда много специалистов узкого профиля, уволенных с заводов, поэтому во время поисков новой работы бывшие заводчане конкурируют между собой.

— Государственные предприятия мы не рассматриваем, но и в частных компаниях стали понижать зарплаты, увидев количество соискателей. «Вас много, мы хотим всех посмотреть», — говорят они на собеседовании. Некоторых такое несерьезное отношение оскорбило: ребята отозвали свои резюме.

«Хочу оспорить незаконное увольнение»

Андрей (имя изменено), бывший рабочий МЗКТ, также подал иск в суд после увольнения, которое он считает незаконным. 26 октября ему сделали письменное замечание о привлечении к дисциплинарной ответственности, а 30 октября уволили по п. 6 ст. 42 Трудового кодекса — «Неисполнение трудовых обязанностей без уважительных причин при наличии неснятого дисциплинарного взыскания». Мужчина обращает внимание, что дисциплинарным взысканием выступило письменное замечание, сделанное 26 октября, а ст. 199 Трудового кодекса запрещает нанимателю выносить два взыскания за один проступок.

— Я не знаю, хочу ли я вернуться на МЗКТ. Но то, что я хочу оспорить незаконное увольнение по статье, — это однозначно. 99% коллег нас поддерживают, надеются, что и в судах удастся добиться правды, и в стране все наладится, и коллектив будет работать в полном составе. Звонят, интересуются, готовы даже финансовую помощь оказать. Фонды также оказали помощь всем, кого я знаю, — и юридическую, и финансовую. Пока мы судимся, сбережений и помощи хватает, но если в ближайшее время не найду работу, придется, конечно, затянуть пояса.

В конце октября главный идеолог МЗКТ Павел Огер отказывался от любых комментариев, однако к декабрю созрел для ответа на официальный запрос.

«Зарабатываю больше, чем на МТЗ»

26 октября десятки работников Тракторного завода решили проявить гражданскую активность и пошли по цехам с лозунгами и призывами присоединиться к забастовке. Наутро заводчан вызвали «на разговоры», взяли письменные объяснения, а впоследствии выгнали с работы.

— 26 октября мы пришли на завод, вызвали руководство на разговор и потребовали провести собрание заводчан, — рассказывает Михаил Громов, председатель независимого профсоюза МТЗ. — Начальство проигнорировало нашу просьбу. Тогда мы решили пройти по цехам. Руководители выталкивали нас, закрывали перед нами двери, вели видеозапись. Тем, кого опознали на видеозаписи, поставили прогул. Затем этих людей уволили по статье, хотя они весь день находились на заводе.

Трудно сказать, сколько людей были уволены в связи с теми событиями, но за помощью в независимый профсоюз обратились больше 30 сотрудников, лишившихся работы. Большинство из них довольно быстро нашли новую работу. Кроме того, мы помогли найти временное жилье тем, кто в результате увольнения остался без места в общежитии.

Самого Громова уволили по статье за отсутствие на рабочем месте, хотя на заводе мужчина был весь день. Вместе с десятью бывшими коллегами он обратился в суд. Но возвращаться на МТЗ Михаил не собирается.

— Я, как и многие, подал иск из принципа — чтобы оспорить незаконное увольнение и получить компенсацию, а не продолжить работать на госпредприятии. Честно говоря, я уже давно планировал увольняться с завода, потому что мои подработки приносили больший доход. Я и сварщик, и сантехник, работал на четверть ставки в садовом товариществе, часто подрабатывал по договорам подряда, поэтому у меня вопрос денег вообще не стоит. Наоборот, стало больше свободного времени, а вместе с ним — и заработка. Многим заводчанам, как и мне, подработки приносят больший доход. Просто не все готовы отказаться от гарантированного заработка на заводе.

Вот как прокомментировали увольнение в пресс-службе МТЗ.

— После 26 октября по пункту 7 статьи 42 Трудового кодекса с МТЗ были уволены всего два сотрудника, один из которых — Михаил Громов. У обоих в контракте было указано конкретное место работы — цех кабин. Они не были в цеху кабин более трех часов, о чем есть подтверждающие документы и свидетельства, — рассказала пресс-секретарь МТЗ Юлия Дыленок.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by