«Символика на окнах расценивается как одиночный пикет». Запись разговора с силовиком о ситуации и войне с флагами

 
36 390
03 декабря 2020 в 11:28
Автор: Оксана Красовская

Если судить по вспышкам новостей, то у части силовиков нет сейчас задачи важнее, чем удалить со всех окон и балконов бело-красно-белые флаги. Что ж, охрану порядка каждый понимает по-своему. На прошлой неделе мы рассказали о ситуации, в которой оказался житель Воложина Сергей Тур — за флаг на коньке гаража и фасаде собственного дома на мужчину составили протокол по статье 23.34, в пятницу его ждет суд. Когда знакомишься с текстом вышеназванной статьи, неминуемо возникает вопрос: где нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий, а где флаг на окне? Но у людей в форме есть свое объяснение, заслушаем версию из Воложина.

В минувшие выходные начальник милиции Дмитрий Веревчик проводил прямую линию, на которой каждый желающий мог задать волнующие вопросы. Одним из таких желающих оказался еще один активный житель города Сергей Сивый. Мужчина утверждает, что с первого раза дозвонился по указанному номеру и затронул в разговоре с силовиком две темы — составление протокола лично на него и случай Сергея Тура.

Всю беседу вы можете прослушать по ссылке ниже, она занимает одиннадцать минут. (К слову, личный прием у начальника милиции никак не помог Сергею, штраф при нем.) Мы же приведем расшифровку диалога о флагах.

— Я хацеў бы пачуць, на падставе якога дакумента альбо закона сцяг бела-чырвона-белы, вывешаны на даху цi на сцяне прыватнага будынку, трактуецца вамi як публiчнае выказванне сваей грамадзянскай пазiцыi. I бачыцца вамi як парушэнне Адмiнiстрацыйнага кодэксу. Я маю на ўвазе працэс у адносiнах да грамадзянiна Тура.

— Что касается процесса в отношении Тура, с этим должен разбираться господин Тур либо его законный представитель в лице адвоката. И по господину Туру я вам пояснений никаких давать не буду. Но на сегодняшний день вот эта символика, которая вывешивается на частных домах, расценена как одиночный пикет.

— У мяне перад вачыма закон «Аб масавых мерапрыемствах», дзе напiсана: «Пикетирование — публичное выражение гражданином…» Значыць, павiнен быць «гражданин». А калi сцяг вiсiць на балконе, як у мяне, то што, мне зноў чакаць штраф?

— Скорее всего, да. Ну, не штраф — штрафы мы не накладываем, но мы будем начинать административный процесс. А это уже ваше право — снимать флаг или не снимать. Вы же его повесили, вы же хозяин.

— Ну дык я ж не стаю каля яго. Не заклiкаю нi да чаго.

— Какая разница. Вы обозначаете такую свою позицию таким образом. Соответственно, призываете людей других. Вот так это расценивается на сегодняшний день. Это вам не со мной надо обсуждать, понимаете. Не со мной и даже не с начальником УВД. Позиция на сегодняшний день государства такая. Мы работаем на государство, на то, чтобы в стране был порядок.

Ваши действия, которые вы считаете безобидными и пассивными, за собой влекут последствия от других лиц, которые считают, что надо действовать более радикально. Все это создает негативное настроение в части обеспечения общественного порядка. Все читают, что все так просто и здорово: вот я высказал свою позицию, я повесил. На самом деле немножко не так. Все сложнее.

Если бы вы читали, помимо оппозиционной прессы, по крайней мере сводки МВД и анализировали бы это, вы бы поняли, что на сегодняшний день вот это уже изжило себя ваше поведение. Никто вам не запрещает, все услышали вашу позицию, все знают, что Тур, Сивый и М. И прочие господа — у них такая позиция. Хорошо. Выразили? Выразили. Мы всех вас знаем, всех вас услышали. Вам дали право показать себя.

Сейчас ситуация поменялась. Сейчас это ваше спокойное выражение своих мнений у других (я не говорю про вас — вы действительно мирно выходили), но есть другие лица, которые воспринимают это как призыв к действиям радикального характера. Поэтому на сегодняшний день такие меры предприняты.

— Я скажу вам, што такiмi дзеяннямi вы падстаўляеце сваiх супрацоўнiкаў — тых, якiя жывуць у горадзе Валожыне. Я не ведаю, вы, можа, не мясцовы, папрацуеце i з'едзеце. А яны застануцца жыць. Як яны будуць глядзець у вочы людзям, суседзям пасля гэтай вайны са сцягамi? Я не ведаю.

— Мы с вами не воюем. Мы делаем так, чтобы в Воложине и Воложинском районе было спокойно. Без всяких истерик, переживаний. Но когда — не вами, а глядя на вас — это все начинает интерпретироваться как призыв к каким-то более радикальным вещам, которые граничат с составом уголовных преступлений... Ну, я думаю, что ни вы, ни другая сторона, ни люди, которым все равно, — им не будет здорово, когда рядом с ними будет что-то гореть, что-то разбиваться и когда они будут чувствовать себя в опасности. Вот поэтому такие меры предпринимаются — непопулярные, может быть.

— Скажыце, хто, гледзячы на нас, прадпрымае такiя меры.

Все, что произошло в Воложине и Воложинском районе радикального характера, на сегодняшний день разбирается в рамках административного и уголовного процесса. Я вам не буду давать информацию о лицах, которые проходят подозреваемыми, обвиняемыми. Но я думаю, если вы пообщаетесь с людьми, люди вам что-то где-то и расскажут. Я вам распространяться об этой ситуации не буду и не буду сравнивать с другими районами. Мы не допустили гвалта такого, который происходит в Минском районе, например. У нас все спокойно, милиция со своей задачей справляется как надо. Милиция с вами общается, пыталась договориться. А вы — отдельные граждане — почему-то усиленно не хотите понимать, что надо делать для того, чтобы спокойно дальше строить будущее этой страны.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Оксана Красовская
Без комментариев