11 192
74
10 ноября 2020 в 9:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский

Не ныли, а сделали. Как в деревне под Минском появилась детская площадка, которой могут позавидовать модные дворы

Не в новом квартале, не на территории городского сквера, а в деревне Серафимово появилась детская площадка, которой могли бы позавидовать многие дворы Минска. Причем к самому факту ее материализации не имеют отношения большие и малые чиновники, все дело рук инициативных местных жителей, которые не пожалели времени, сил и средств и готовы поделиться опытом.  

Где взять деньги?

Серафимово, что примерно в 20 км от МКАД, — место не новое на географической карте Onliner. О деревне и ее смелых жителях, вместе с соседями борющихся за право дышать свежим воздухом, мы не раз писали. Но сегодня речь не о проблемах, а о достижениях (хотя еще неизвестно, не будь у белорусов общей беды, смогли бы они когда-нибудь объединиться и навести красоту).

Летом 2018 года, когда Серафимово, Синило, Мацевичи и другие деревни, расположенные в «зоне влияния» минских канализационных отстойников, начало особенно нестерпимо накрывать смрадом, местные жители организовали чат для общения — надо же предпринимать какие-то шаги. Пока решали, как действовать, куда писать-звонить, перезнакомились. А перезнакомившись, поняли: неравнодушных и активных среди них очень много, и это можно направить в нужное русло.

Частный сектор — это такое особенное место, где люди сами по себе, каждый сосредоточен на своем доме и участке. Общих точек сбора практически нет. Мне же хотелось как-то исправить эту ситуацию, по крайней мере, для детей, чтобы они могли общаться не только с теми, кто живет за соседним забором. Так и возникла идея создать детскую площадку, — рассказывает «двигатель» проекта Алина. — Тем более что и площадка в деревне подходящая имелась — заброшенный пустырь с двумя небольшими водоемами. И так как в нашей местности ни рек, ни озер нет, потерять еще и эти водоемы было бы жалко. Вариант один: облагораживать.

Девушка признается, что в ее первоначальных планах все было куда менее масштабно — хоть бы получилось поставить обычные качели и две лавочки. Но вышло по-другому. В 2018-м, особо ни на что не рассчитывая, Алина подала заявку и стала одной из претенденток на грант от «Активиа». Через некоторое время ее идею поддержали и выделили финансовую и интеллектуальную помощь: 5500 рублей и ментора Катю Ковалеву из Level80, которая собрала студентов-архитекторов, и те под ее руководством разработали концепцию детской площадки, а также отрисовали рендер, который потом помог привлечь спонсоров.

Предложенный вариант был очень красивым и вдохновляющим, но денег на его реализацию явно не хватало. Тогда мы разместили проект на краундфандинговой площадке «Улей». Помню, как меня удивляло и поражало то, что на реализацию нашей идеи скидывались деньгами люди, которые здесь не живут, которые вообще не имеют отношения ни к нам, ни к нашей деревне.

Тогда ведь ни я, ни кто-либо другой еще не знали, какие белорусы на самом деле и что с нами все в порядке — поддержим и в беде друг друга не бросим, но в 2019-м это казалось чем-то невероятным. В общей сложности на «Улье» собрали 3700 рублей.

Но так как цены на все у нас отнюдь не низкие, решено было попытать счастья и попробовать выиграть еще один грант — в фонде Льва Сапеги. Подали заявку, и… все получилось. Притом уже позже я узнала, что из примерно 160 заявок отобрали всего 12 и наша была среди них. Так бюджет пополнился еще на $4000. Сами бы мы, конечно, такие деньги не насобирали.

Как действовать

Когда деньги были собраны, я очень радовалась, так как думала, что финансовая сторона вопроса — это главное. Оказалось же, что это совсем не так. Куда более важно устойчивое стремление к своей цели, так как надо преодолеть бюрократический этап, а потом не растерять запал и довести все до конца.

Кстати, сельсовет нам палки в колеса на вставлял, но и не рвался помогать. Впрочем, за то, что было сделано прошлым летом, им спасибо: могли же не согласовать, разные люди бывают, — рассуждает Алина.

Для тех, кто может загореться идеей создания детской площадки в своей деревне, девушка рассказывает, как надо действовать. Первым делом необходимо обратиться в сельсовет, рассказать о присмотренной для реализации проекта территории и уточнить, что именно планируется на ней сделать. Когда получено концептуальное согласие «на местах», настает черед записываться на прием к архитектору райисполкома. Будет отлично, если на эту встречу вместе с активистами придет еще и представитель от сельсовета, который подтвердит, что земля простаивает и на ней может появиться что-то полезное-красивое. Идеально, если к моменту визита будет сделана грамотная визуализация, но и схематичный план тоже подойдет.

Часть идей архитектор зарубил: домик на дереве нельзя, пирс — ни за что, но все остальное — пожалуйста. То есть без проблем разрешают то, что относится к категории благоустройства, а не строительства и не требует проекта, технадзора и прочее-прочее.

Также очень желательно получить на руки «одобрительную» бумагу из сельсовета, где будет прописан фронт работ — прокладка дорожек, установка скамеек, игрового комплекса и т. д. И можно действовать. Сдавать, вводить в эксплуатацию ничего не надо. Опять же потому, что это благоустройство, а не капитальное строительство.

DIY по-серафимовски

На то, чтобы своими силами превратить пустырь в современную площадку для отдыха детей и взрослых, у жителей Серафимово ушло полгода. Как говорит Алина, каждая суббота была субботником, причем независимо от погоды.

Начали с того, что расчистили территорию: тут был мусор, торчали пни и корни. Так как выкорчевать получилось не все, пришлось немного поднять уровень участка — благо сельсовет бесплатно привез землю, а потом и песок.

Безусловно, мы старались экономить. Пиломатериалы, например, закупали в лесхозе (в нашем случае в Марьиной Горке), брали самые плохие сорта древесины, потом вручную покрывали маслом. Сил было потрачено много, но на выходе смотрится очень даже симпатично.

Бруски для лавочек — тоже неликвид: с заусенцами, сучками. Я лично обжигала их при помощи газовой горелки, потратила 60 часов, зато какой результат.

Детский игровой комплекс сделать сами мы не могли: на такие изделия нужна сертификация. Чтобы не переплачивать здесь, купили подходящий в Санкт-Петербурге (причем это лиственница, а не сосна) и при помощи транспортной компании доставили в Минск. Получилось значительно дешевле, чем если бы что-то выбрали здесь. И с документами полный порядок, — делится опытом девушка.

Значительную часть бюджета съел металл: сварные конструкции — удовольствие недешевое, но жители деревни хотели сделать на века, а потому деревянный настил лежит не на земле, а крепится к каркасу.

Когда все только затевалось, я думала, что работать будем в четыре руки — я и муж. А оказалось, что неравнодушных очень много. Металл под настил сварил сосед Илья, на детской площадке — Сергей, гамак сделал Александр. И так каждый внес свою лепту.

Люди приходили субботу за субботой, в жару, в дождь. Не было ни разу, чтобы мы остались одни. То восемь человек придет, то тридцать, то сначала никого нет, а потом по чату кто-то бросает клич — и вот уже на площадке люди. В свой выходной! Честно, я не верила своим глазам, когда это все происходило, — до сих пор восхищена девушка.

Как показала практика, озера (пусть и неглубокие, но вполне вызывающие тревогу у молодых мам) никого из детей особо не интересуют: малыши предпочитают копаться в песке, старшие максимум рыбачат. Но на всякий случай водоемы «огородили» кустами — им надо только разрастись. Плюс за детьми всегда присматривают родители.

Меня очень радует, что площадка стала местом, где познакомились взрослые, где стали дружить и общаться дети. Мы раньше жили и не знали друг друга, а теперь совсем другое дело. В реализации проекта приняли участие в общей сложности около двухсот человек — от студентов-архитекторов до тех, кто донатил деньги и озвучивал видеоролик. Я для себя сделала много приятных открытий, — признается Алина.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский