Из избушки в дворец. Минчане вложили $90 000 в реконструкцию дома, а теперь власти требуют его снести

0
19 октября 2020 в 8:00
Автор: Анастасия Данилович. Фото: Влад Борисевич

Из избушки в дворец. Минчане вложили $90 000 в реконструкцию дома, а теперь власти требуют его снести

Самовольное строительство... В этом дивном словосочетании скрывается целая палитра чувств: надежда, разочарование и даже страх. Со всем этим пришлось столкнуться дружному семейству Белолипецких. В 90-е годы они приобрели участок земли со старым покореженным домиком по адресу улица Разинская, 93. В погоне за мечтой о самом настоящем родовом гнезде приумножили его площадь аж в 5 раз, но, по стечению обстоятельств или из-за банальной забывчивости, не смогли эту реконструкцию узаконить. Но все еще пытаются, продолжая судиться с администрацией района, которая настоятельно рекомендует вернуть все, как было. Попробовали разобраться в этой запутанной истории.

Игорь Белолипецкий родом из Свердловской области. Он бывший военный, пару десятков лет назад служил в Афганистане. В 90-х вместе с семьей перебрался в Беларусь, получил квартиру в военном городке в Мачулищах. Все бы ничего, но воспоминания о детстве, проведенном в деревенском доме, не давали мужчине покоя. Он продал свои квадраты в многоэтажке и купил на них небольшой участок в Минске на улице Разинской за приличные по тем временем $18 000. На клочке земли размером 6 соток тогда стояла ветхая изба, которую начали достраивать. Деревянное здание постепенно обрастало кирпичом, а его площадь увеличилась с 58,9 до 319 кв. м. Появился второй этаж из четырех комнат, подвал, гараж, баня. Также была проведена канализация.

— От старого дома осталась всего одна большая комната. Кое-где еще виднеются брусья, из которых были сложены стены, — проводит экскурсию по получившимся «хоромам» Виктория Белолипецкая, одна из дочерей Игоря.

По ее словам, основные работы проводились в 1996—1998 годах, но кое-что, например терраса, доделывалось в 2004-м. На реконструкцию семья потратила около $90 000.

— Изначально дом принадлежал моей матери. Она же занималась согласованием реконструкции. Насколько мне известно, у нее на руках был архитектурный проект, который она отдала в администрацию [Московского] района, и больше этот документ никто не видел. Понимаете, это же 90-е, тогда не было никакого порядка, нигде ничего не фиксировалось, закон об обращениях граждан еще не приняли. Никакого подтверждения, что проект действительно существовал, не сохранилось. Мы пытались отыскать проектировщиков, но фирмы, которая этим занималась, давно нет в природе. Звонили в городской архив — ничего. Но зато нашли фото со спутников: в то время они не отличались хорошим качеством, но на них уже можно разглядеть наш дом в нынешнем состоянии.

Легкомысленность или банальная забывчивость, классическое «может быть, завтра» или не менее классическое «ай, как-нибудь само решится», но по техпаспорту площадь дома так и осталась прежней — 58,9 «квадрата». А в 2000-е жизнь стремительно поменялась: в 2003 году президент своим указом утвердил генеральный план Минска, а уже через год Мингорисполком подписал градостроительный проект детального планирования территории в границах пр. Дзержинского — пр. Жукова — ул. Железнодорожная — ул. Щорса. Тогда и стало ясно, что усадебную застройку на улице Разинской рано или поздно снесут. Уже в 2007-м эту территорию попыталась освоить «Лада ОМС-холдинг», но «из этого ничего не получилось». И семья Белолипецких продолжила чего-то ждать.

— В 2010 году родители развелись, и по брачному договору дом перешел к отцу. Он оформил ведомость технических характеристик, которая отражала реальное состояние и размер здания. Естественно, отец тоже попытался узнать, как можно согласовать реконструкцию, чтобы получить новый техпаспорт, но мы тогда подпадали под статью 223 Гражданского кодекса (самовольное строительство и его последствия). Мы нарушили градостроительные нормы, так как возводить жилые постройки на участке, подлежащем сносу, было запрещено. А документов, подтверждающих, что мы это сделали еще до возникновения этих ограничений, у нас, получается, не было.

И вот через 7 лет, в декабре, выходит указ президента №463 «О совершенствовании порядка изъятия и предоставления земельных участков». Третий пункт этого документа дал семье надежду на то, что их ситуацию возможно решить. Он звучит так: «Определить, что землепользователи до принятия решения о предстоящем изъятии земельного участка для государственных нужд и сносе расположенных на нем объектов недвижимого имущества имеют право пользоваться земельными участками, эксплуатировать и улучшать расположенные на них объекты недвижимого имущества без учета установленных градостроительными регламентами ограничений в отношении территорий перспективного развития населенных пунктов (территорий, подлежащих реконструкции, трансформации)».

— Во всех СМИ тиражировалась информация о том, что теперь допускается принятие самовольной реконструкции, произведенной в то время, когда люди дожидались сноса. Прочитав это, в апреле 2018 года мы подали заявление в администрацию района. Перед этим я решила сходить в управление по архитектуре и строительству, разузнать подробности. Начальница даже не стала смотреть документы. «Сразу скажу, будет отказ. А если хотите пройти через суды, можете начинать всю эту историю», — вспоминает Татьяна, вторая жена Игоря.

Такая реакция семью не испугала, и Белолипецкие подали документы. Как вы уже, наверное, догадались, слова начальницы оказались пророческими. В администрации отказались «принимать самовольную постройку в эксплуатацию и разрешить ее государственную регистрацию, так как жилой дом находится на территории, на которой планируется снос жилых домов усадебного типа до 2020 года, в связи с чем строительство жилых построек запрещено». Владельцу дома настоятельно рекомендовалось снести его самостоятельно в течение 12 месяцев.

Игорь обжаловал это решение сначала в Мингорисполкоме, потом в суде Московского района и городском суде — оба встали на сторону чиновников. А вот Верховный суд вынес протест и постановил пересмотреть дело. В июле 2019 года районный суд признал жалобу обоснованной, а решение администрации — неправомерным, обязав устранить допущенные нарушения и рассмотреть заявление в соответствии с действующим законодательством (документ есть в распоряжении редакции. — Прим. Onliner).

 Суд мотивировал свой вердикт тем, что хоть 223-я статья и регулирует самовольное строительство, ее нужно рассматривать вместе с третьим пунктом 463-го указа президента, который имеет бóльшую юридическую силу, — пытается объяснить нам Татьяна.

В октябре того же года чиновники вновь отказались признать реконструкцию законной, сославшись на нарушение градостроительных норм. Правда, на этот раз разрешили снести только часть дома, вернув его тем самым в первозданный вид.

— А это значит, нужно почти все разрушить, ходить в туалет на улицу — воды-то раньше в доме не было!

Татьяна отправила запрос в прокуратуру города с просьбой разобраться в ситуации: мол, суд-то обязал пересмотреть постановление, а оно, по сути, существенно не поменялось. В прокуратуре ответили: как так не пересмотрели, если полный снос заменили частичным? Да и вообще указ президента не распространяется на самовольную реконструкцию, осуществленную аж в 1998 году. Белолипецкие опять пошли в суд, который и в этот раз встал на их сторону. Однако администрация Московского района продолжила гнуть свою линию и 22 сентября этого года оставила свое решение без изменений, потребовав вернуть дом в прежнее состояние до 1 декабря.

— При этом даже в суде у чиновников спрашивали, какие конкретно нормы действовали в конце 90-х, но они ничего толком не ответили, сославшись на данные 70—80-х годов, — уверяет Виктория.

За разъяснениями жильцы дома обращались и в Государственный комитет по имуществу, и в Министерство архитектуры. Из последнего, например, пришел ответ с интересной формулировкой: «нормативный правовой акт [речь об указе №463] не имеет обратной силы, то есть не распространяет свое действие на отношения, возникшие до его вступления в силу, за исключением случаев, когда он смягчает или отменяет ответственность граждан».

— Почему тогда нам не идут навстречу? Мы ведь не перешли чьи-то границы, не нарушили ни санитарные, ни пожарные нормы. Если уж это какое-то жесткое несоблюдение закона, почему до этого никому не было дела, пока мы сами не написали заявление? — удивляется Виктория.

Сейчас чета Белолипецких (а в доме проживает 6 человек: супруги и четверо детей) собирается подавать в суд на районную администрацию. Им уже пришел очередной ответ из прокуратуры города, которая пообещала оценить законность и обоснованность решения. А еще члены семьи ждут сноса — это для них уже в порядке вещей.

— В августе 2018 года наш участок выделили Минскому домостроительному комбинату, который за два года должен был реализовать наши имущественные права. Предлагалось два варианта: квартира или денежная компенсация. Мы выбрали второе, так как отец привык к собственному дому. Естественно, размер компенсации зависит от площади жилья, которая официально меньше 60 кв. м. Поэтому мы так активно и боремся за каждый метр.

По словам Виктории, решение об изъятии их земли утратило силу в этом году. Но семье уже пообещали, что совсем скоро появится новое. Кому отдадут их участок, пока неизвестно.

Администрация района: «В данной ситуации нам не за что зацепиться, чтобы помочь»

В администрации Московского района пояснили: по решению суда заявление необходимо рассмотреть по-новому, что, собственно, и было сделано.

— Найдены новые данные и пункты для обоснования отказа, подготовлено новое решение. Действительно, по указу до принятия решения об изъятии земельного участка мы вправе разрешить гражданину довести дом до необходимых ему условий, но для этого он должен прийти в администрацию района, взять разрешение и только тогда что-то строить. Таков порядок, установленный законодательством. Заявитель же к нам не обращался, сделал все самовольно и только сейчас пришел оформлять документы. И мы его заявление принимаем по действующим нормам. Если бы он пришел к нам до того, как занялся реконструкцией, мы бы ему разрешили все, что возможно. Но этого не произошло. Обратной силы указ не имеет и на самовольное строительство не распространяется — это нам подтвердили и в Министерстве архитектуры. В данной ситуации нам не за что зацепиться, чтобы помочь, — отметили в администрации.

русская баня, брус, 5x6 м, общая площадь: 30 м2
русская баня, брус, печь в комплекте, 5x2.4 м, общая площадь: 12 м2
русская баня, доска, печь в комплекте, бак 50 л, 6x2.4 м, общая площадь: 14.4 м2

Если у вас тоже есть история, которой вы хотите поделиться, пишите на почту daa@onliner.by

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by