UPD
0
11 сентября 2020 в 18:50
Источник: Евгения Штейн. Иллюстрации: Виктория Ломаско

Забастовка шахтеров «Беларуськалия» признана незаконной, несколько человек задержаны возле суда

Белорусские шахтеры активнее всего участвовали в забастовочном движении. Примерно 6—7 тыс. из 13 тыс. работников рудоуправлений «Беларуськалия» подписались в намерении бастовать, но позже отступили под натиском руководства. Добыча в шахтах прекратилась всего на два дня, 17 и 18 августа, а затем возобновилась и прервалась лишь во время вчерашней акции, когда шахтер Юрий Корзун приковал себя наручниками в забое. Администрация предприятия утверждает, что с 19 августа оно работает в штатном режиме, на работу не выходят единичные сотрудники, многие из которых уже уволены. Сегодня проходит суд по иску ОАО «Беларуськалий» к представителям стачечного комитета на предмет правомерности забастовки.

Задержания

Перед судебным заседанием возле здания областного суда собралась группа девушек, решивших поддержать стачком. Через некоторое время приехал бус с силовиками, по меньшей мере три человека были задержаны.

Иск

Иск к стачкому предъявил прокурор Минской области в интересах предприятия. 18 августа в адрес гендиректора ОАО поступило письменное уведомление от сопредседателей стачечного комитета Бокуна и Шица о том, что с 8:00 17 августа стачком объявляет бессрочную забастовку до выполнения требований, утвержденных на собрании:

  • признать недействительными результаты выборов, состоявшихся 9 августа 2020 года;
  • привлечь главу государства и председателя Центризбиркома к ответственности;
  • освободить ряд лиц от административной и уголовной ответственности;
  • не допускать никаких мер воздействия в отношении лиц, участвующих в забастовке;
  • обратиться к руководству банков, не взимать проценты по кредитам у участников забастовки;
  • сохранить действие коллективного договора.
Иллюстрации: Виктория Ломаско

В период с 17 по 18 августа на производственных участках предприятия многие работники не вышли на работу, а некоторые явились, но отказались исполнять должностные обязанности, выдвигая требования, предложенные стачкомом. Несмотря на ответ нанимателя Бокуну и Шицу о незаконности забастовки и о том, что стачком не является надлежащим представителем трудового коллектива, 20 августа на имя гендиректора поступило уточнение требований этого же органа в рамках объявленной забастовки.

Ссылаясь на то, что забастовка 17 и 18 августа проведена не в целях разрешения коллективного трудового спора, решение, принятое стачкомом, не установлено в законном порядке и нарушен срок уведомления нанимателя, прокурор просит признать забастовку незаконной. Стачком не признает требований прокурора.

Представители истца — должностные лица «Беларуськалия». Ответчика представляют сопредседатели стачечного комитета Сергей Шиц (на предприятии работает на руднике 4-го рудоуправления) и Сергей Черкасов (электромеханик 2-го рудоуправления). Черкасов ходатайствовал о перенесении судебного разбирательства для изучения искового заявления, поскольку, по его словам, узнал, что является ответчиком, только на суде. Суд не усмотрел оснований для отложения дела, поскольку посчитал, что ходатайство Черкасова направлено на необоснованное затягивание процесса. Тем не менее суд предоставил Черкасову 30 минут для того, чтобы ознакомиться с материалами дела.

Что говорит руководство ОАО «Беларуськалий»

По данным предприятия, 17 августа к работе не приступили 120 сотрудников, 18 августа 671 работник не вышел на работу. На вопрос прокурора об экономических последствиях забастовки представители предприятия ответить не смогли.

— Гендиректор предприятия посетил все подразделения, разъяснил, что забастовка незаконна и уговаривал сотрудников вернуться к работе, — говорит Андрей Киселев, начальник юридического отдела ОАО «Беларуськалий». — Из-за невыхода работников и невыполнения своих обязанностей на рабочих местах предприятие не выполнило плановые показатели.

Представитель истца отметил, что на предприятии «есть прогульщики», которые до сих пор не вышли на работу, однако «Беларуськалий» работает в штатном режиме.

По словам замгендиректора по производству, на предприятии работает 17,5 тыс. человек. 17—18 августа были остановлены 3 из 4 рудоуправлений по причине неэффективной эксплуатации. Это означает, что добыча велась меньше, чем на 70% мощности. Руководством предприятия было принято решение провести в эти дни плановые ремонтные работы на трех остановленных рудоуправлениях. 4-е рудоуправление работало на 67% мощности, поэтому его решили не останавливать. В течение 19 августа рудоуправления вернулись к работе. Сейчас производство работает на стопроцентной мощности, предприятие старается наверстать двухдневный простой. Объемы производства, которые «Беларуськалий» недополучил в августе, были перенесены на сентябрь без ущерба для предприятия.

Выступают начальники отдела кадров каждого из четырех рудоуправлений. По озвученным ими данным, на действующих рудоуправлениях работает около 13 тыс. человек. 17 августа на работу не вышли 120 работников, 18 августа — 671 работник. Часть бастующих приходила на работу, но отказывалась выполнять должностные обязанности.

17 августа на всех рудоуправлениях было проведено собрание работников, о котором было доложено руководству предприятия. В собраниях участвовал гендиректор «Беларуськалия». Примирительная комиссия на предприятии создана не была. 19 августа большинство бастующих возобновили работу, однако некоторые люди продолжали бастовать.

Одним из тех, кто продолжил забастовку, был сопредседатель стачкома Анатолий Бокун. С 20 августа он не появлялся на работе. Наниматели посещали дом Бокуна и офис независимого профсоюза горняков, однако Анатолий не дал никаких письменных объяснений по поводу своего отсутствия. Устно он сказал, что не является на работу, поскольку работает в стачечном комитете. 28 августа Анатолия уволили задним числом: согласно приказу, подписанному 28 августа, он не является работником предприятия с 20 августа.

А 31 августа Бокун был задержан в Солигорске по подозрению в «нарушении порядка организации или проведения массовых мероприятий».

По словам начальников отделов кадра рудоуправлений предприятия, наниматель приложил все усилия, чтобы взять объяснения с сотрудников, которые не ходят на работу. Однако в большинстве случаев объяснения были получены лишь устно.

На вопрос прокурора о том, собирались ли работники рудоуправлений на заблаговременные собрания, конференции, чтобы обсудить вопрос участия в забастовке, устраивали ли тайное голосование по этому поводу, начальники отделов кадров отвечали отрицательно.

«Даже комментировать не хочу», «Это не собрание», «Там были крики и непонятно что»

Некоторыми условиями законной забастовки является заблаговременное проведение собрания бастующих и уведомление нанимателя о намерении начать стачку. Представители стачкома утверждали, что такое собрание состоялось 14 августа, однако должностные лица предприятия не признавали это мероприятие собранием. И хотя никто из опрошенных кадровиков в нем не участвовал, все твердили, что собрание больше напоминало балаган.

— О том, что там было какое-то мероприятие, мне известно. Но что там проходило — я даже комментировать не хочу, — сказала начальник отдела кадров рудоуправления №1.

Вот как ответил на тот же вопрос начальник отдела кадров 4-го рудоуправления:

— 14 августа — это было не собрание. Туда пришел весь город. Там были крики и непонятно что. Я не была на этом собрании и не знаю, звучали ли на нем призывы к забастовкам.

Начальник отдела кадров 3-го рудоуправления ответила на вопрос так:

— Я не была свидетелем этого сборища, как я его называю. Но был наш руководитель, директор. Впервые я услышала слово «стачком» после 18 числа, когда нанимателю дали копию протокола его заседания. Позже некоторые работники писали в объяснительных, что под действием эмоций поддались на призывы о забастовке.

17 августа требования стачкома были исключительно политические, 18 августа к ним добавились трудовые требования: в частности, сохранить действие коллективного договора и не допустить мер воздействия на бастующих. На вопрос суда к представителям нанимателя, имелись ли предпосылки для выдвижения таких требований, истец ответил, что предпосылок не было, но среди людей пошел слух, что из-за объявления забастовки действие коллективного договора приостанавливается.

Что говорят бастующие

Вот что рассказал на суде Сергей Шиц, который работает на руднике 4-го рудоуправления и до 20 августа являлся сопредседателем стачечного комитета.

— 14 августа работники «Беларуськалия» спонтанно собрались у административного здания предприятия. Они были крайне возмущены избиениями со стороны работников МВД, задержанием людей, которые ни в каких акциях не участвовали. Зачистка города велась повсеместно. Предприятие работает в 3 смены, поэтому задержаны были работники, которые абсолютно ни в чем не участвовали, а просто возвращались с предприятия либо шли на работу. 13—14 числа они были освобождены после ареста и рассказывали, как с ними поступили силовики. Они были крайне возмущены, искали защиты, очень эмоционально общались с директором. Кроме работников «Беларуськалия» на собрании присутствовали и жители города. Многие люди выступали, рассказывали о том, что с ними случилось в эти дни, показывали следы избиений. Анатолий Бокун тогда вышел и заявил, что есть требования от коллектива 1-го рудоуправления «Беларуськалия», озвучил их вслух и дал гендиректору предприятия выходные на раздумье. Все требования носили политический характер. 

17 августа Шиц приехал к 10 часам на работу и увидел, как порядка 200 человек бурно обсуждают вопрос забастовки. Попытки руководства успокоить собравшихся люди не воспринимали.

— Мне показалось, что за выходные работники еще больше возмутились происходящим в стране. Из толпы было спонтанно предложено собрать подписи за забастовку и выбрать стачком. Затем было предложено выделить по 2 человека от каждого рудоуправления, чтобы они работали в стачкоме предприятия. На открытом голосовании выбрали членов стачкома, они стали собирать подписи. Когда меня избрали в стачком, я сказал начальнику участка, что уезжаю туда работать. Поскольку офис стачкома находится за пределами предприятия, на свою непосредственную работу я с тех пор не выходил.

17 августа Шиц предложил выбрать руководящий орган — сопредседателей и пресс-секретаря стачкома. Был составлен протокол избрания сопредседателей. Сопредседателем избрали Бокуна и Шица. Так как наниматель озвучил, что из-за забастовки будет приостановлено действие коллективного договора, люди предложили включить в перечень требований бастующих требование о его соблюдении. В 18 часов состоялся большой митинг, с трибуны Шиц зачитал протокол заседания, и работники предприятия подписались, что хотят участвовать в забастовке.

— Протокол образования стачкома мы не составляли, поскольку люди были очень возбуждены. 

18 августа Шиц поехал на четвертое рудоуправление, обнаружил, что на работе вдвое меньше людей, чем за день до этого. Затем в офисе стачкома вместе с Бокуном откорректировал протокол, чтобы передать его гендиректору предприятия. Копия ответа гендиректора была передана Бокуну 20 августа. В нем сообщалось, что, по мнению руководства, забастовка является незаконной.

Однако 19 и 20 августа стачком продолжил собираться. По словам Шица, в эти дни некоторые бастующие, спустив пар, предлагали отказаться от политических требований и уйти к требованиям трудовых отношений. Интересовались, как избежать увольнения за участие в стачке.

— Но лично моим главным требованием было прекратить геноцид и издевательства над людьми. 19 августа я приехал на рабочее место и увидел, что рудник работает, 20 августа он вновь работал. Я поехал в стачком и заявил, что не вижу смысла дальше работать в стачкоме, потому что почти никто больше не участвует в забастовке. 20 августа я сложил с себя полномочия сопредседателя, а 21 августа сообщил руководству, что готов приступить к работе и устно объяснил, почему не работал с 17 по 20 августа. Наниматель допустил меня к работе, меры воздействия пока не принимались.

Решение суда

Суд признал забастовку незаконной, сославшись на ст. 388 Трудового кодекса РБ, которая регламентирует правила проведения забастовок. Представители стачкома собираются оспорить решение суда. После того как оно вступит в законную силу, бастующие, но пока не уволенные сотрудники предприятия обязаны выйти на работу. По словам Сергея Черкасова, суд не разъяснил, считается ли прогулом участие в забастовке до того, как она была признана незаконной.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Источник: Евгения Штейн. Иллюстрации: Виктория Ломаско
Без комментариев