«Продали квартиру „благодаря“ соседям, которые плевать хотели на всех». Как минская семья заселилась в социальный дом

 
835
05 марта 2020 в 12:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: архив Onliner.by; фото носит иллюстративный характер

Шумные соседи — проблема, которая обсуждается практически всеми, за исключением тех, кто действительно может повлиять на ситуацию, ужесточив наши самые лайтовые законы в мире. Что ж, продолжим делиться историями читателей, пытающихся бороться с дерзкими жильцами, чтобы там, «наверху», наконец поняли, что так продолжаться не может и надо что-то менять. Минчанин Алексей стал одним из тех счастливчиков, кто в медовые годы за свои деньги построил квартиру в одном из самых молодых и густонаселенных жилых районов города — в Каменной Горке.


Дом наш был по большей части социальный — практически одни многодетные семьи с льготными кредитами, но на общих собраниях будущих жильцов нас ничего не пугало: мы с женой были просто счастливы жить в своей квартире. И только после заселения поняли, какой, мягко говоря, неоднозначный эксперимент у государства получился.

Впрочем, начиналось все довольно хорошо: трехкомнатная квартира площадью 93 квадратных метра, два санузла, не квартира — мечта! Ремонт делали плюс-минус год: дорого, качественно. Реализовали все желания: холодильник Side by Side на 15-метровой кухне, дорогая кожаная мебель в 25-метровой гостиной. Ремонтировались с уважением к соседям и соблюдением времени дневного и ночного отдыха.

Первые звоночки прозвучали, когда в подъезде пропали лампочки со светильниками, а на батареях — регуляторы, чуть позже на стенах появились похабные надписи, а стекла в дверях повыбивали. Но, как говорится, живем в квартире, подъезд проходим быстро… Дальше — больше: люди начали парковать машины по принципу «Где захотел — там и стал», буквально под самыми окнами. В итоге сигнализация на потревоженных авто орала ночами. Звонки в милицию результатов не приносили: «Владельца не нашли, поэтому вы дождитесь утра — и „сигналка“ сама смолкнет».

Но настоящий кошмар начался ближе к весне, когда соседи снизу (старшее поколение) начали на выходных уезжать на дачу или в деревню, а их сыновья, пользуясь отсутствием родителей, — устраивать гулянки. Да такие, что не сомкнуть глаз. Я по два-три раза за ночь вызывал милицию, но так как на звонки правоохранителей никто не реагировал и дверь не открывал, то они просто разворачивались и уезжали. Более того, составлять протокол на месте патрульные не спешили, мол, утром приезжайте в городской отдел и там все оформляйте. И только «угрозы», что я, конечно, приеду, но со своим юристом, волшебным образом помогали писать заявление сразу.

Я пытался разговаривать с соседями снизу, просил уважать нас, окружающих, но в ответ слышал: «А что мы делаем такого?» Родители на гулящих и любящих ночную музыку детей влияние не могли оказывать: все разговоры были бесполезны, а результатом «воспитания» стало то, что парни вдобавок ко всему начали курить на площадке, зная, что я хожу пешком.

Безусловно, я пытался уладить вопрос законным путем: обращался в юридическую консультацию, оплачивал госпошлину для того, чтобы мне помогли решить проблему, но совет был у всех один: переезжайте, вы ничего не сделаете. От отчаяния, конечно, проскакивали мысли решить вопрос жестко, но друзья все как один отговаривали: сядешь 100%, и никто даже не будет интересоваться причинами поступка. В общем, перелистав кучу законов, поговорив с соседями (а выступить свидетелем никто не захотел, хоть все активно и возмущались), решил, что пора подавать на соседей в суд.

Приехал в ЖЭС, там выслушали мой рассказ про ночные вечеринки (пригодились вызовы милиции и составленные ими протоколы), через какое-то время собрали комиссию, опросили соседей, выдали мне «заключение». И вот со всеми документами я отправился в суд Фрунзенского района. В день суда на заседание приехала мама (она собственник квартиры снизу) и старший сынок. В коридоре он, конечно, вел себя вызывающе — полулежал на стуле с ехидным выражением лица, видимо, был уверен в своей безнаказанности. Потом нас позвал помощник судьи, в зале уже было четыре человека — судья, помощник, сотрудники ЖЭСа и милиции [напомним, что дело происходило более десяти лет назад, когда шумные жильцы еще лежали на плечах милиции. — Прим. Onliner].

У нас спросили, кто есть кто, и так как я являлся истцом, то меня попросили ненадолго выйти в коридор. Буквально через пять минут позвали обратно. Захожу, а там — картина маслом: сынок сидит повесив голову, шмыгая носом, судья спрашивает у него: «Ты все понял?» Он кивает, не поднимая головы. Маме его сказали, что, если еще раз на них поступит жалоба, будут в более серьезном процессе участвовать.

Я человек не злой, поэтому, когда судья решала, какую сумму штрафа выписать, я попросил не наказывать их деньгами, мол, все мы люди, все имеем право на ошибку, люди вроде все осознали. Судья еще переспросила: «Вы уверены?» — проделать за год такую работу и просто так все оставить? Я сказал: «Да». В итоге решение было вынесено без штрафа. Ну, естественно, я тысячу раз пожалел, что так отнесся к соседям: после суда у нас появился великомученик, который вроде и на суде побывал, и наказали его, а стал он только «круче».

Через полгода соседи, которые жили над нами, продали свою квартиру. Это стало толчком и для нас, мы тоже решили уехать из этого кошмара, жаль, что пришлось потерять место на стоянке и продать гараж, который был в шаге от дома. Квартира наша была продана отчасти из-за сложившихся обстоятельств, но в большей степени «благодаря» соседям, которые плевать хотели на всех и вся. После переезда мы в полной мере поняли, что такое счастье.

Ищем счастье в квартирах в центре

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Оксана Красовская. Фото: архив Onliner.by; фото носит иллюстративный характер