679
18 декабря 2019 в 7:50
Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Малиновский, архив Onliner

Номинация «Народная нелюбовь». Выбираем худшее здание Минска за последние годы

Каждая эпоха оставляла свой след в облике Минска. Послевоенное время — это пышный сталинский ампир и уютные соцгородки МАЗа и МТЗ. 1960—1980-е ассоциируются с модернистской архитектурой. В 1990-е и 2000-е город прирастал миллионами квадратных метров жилья на окраинах, в то время как его центр практически не менялся. Последнее же десятилетие, очевидно, войдет в историю как время одиозных градостроительных проектов. Дом «У Троицкого», долгострой у цирка, бизнес-центр на Октябрьской площади, скандальные рестораны возле Куропат и заказника «Лебяжий» — все эти здания снискали народную нелюбовь еще задолго до сдачи в эксплуатацию. Почему профессиональное сообщество никак не может повлиять на ситуацию? Мы поговорили об этом с белорусскими архитекторами, а заодно вышли на улицу и узнали мнение обычных минчан. Вы тоже можете принять участие в народном голосовании. Его результаты — в конце статьи.

«Ни один из этих объектов не выносился на градостроительный совет»

Когда разговор заходит об очередной вызывающей возмущение постройке, достается и главному архитектору города, и председателю Мингорисполкома. Однако в действительности даже чиновники столь высокого ранга практически лишены возможности влиять на принятие решений, ведь объекты уровня «дома Чижа», как правило, не попадают на градостроительный совет при главном архитекторе Минска.

— У нас рыночная экономика, и любой инвестор стремится построить что-то высотное в самом центре города, в зеленой зоне. Желание понятно и логично, но ему должен быть противопоставлен механизм принятия решений, который учитывает не только интересы инвестора, но и мнения профессионалов в области архитектуры, а также жителей города, — считает Михаил Гаухфельд, заместитель председателя Белорусского союза архитекторов, в прошлом главный архитектор «Минскпроекта». — В последние годы сложилась ситуация, при которой архитекторы фактически отстранены от обсуждения и принятия решений по ряду важнейших проектов.

Как обычно происходит? Влиятельный инвестор рисует картинку с помощью нанятого архитектора и заносит проект туда, где принимаются решения. Ставится виза, которая магически действует на все структуры сверху донизу. Я имею в виду подпись президента. В дальнейшем архитекторы видят недостатки проекта, может, видят это и чиновники, но попробуй возразить: подпись же стоит. Никто не смеет брать на себя ответственность, а ведь президент неоднократно говорил на совещаниях: «Я даю принципиальное согласие, а вы, специалисты, решайте, как делать».

Наибольшее сожаление у Михаила Гаухфельда вызывает долгострой у цирка (экс-Kempinski).

— С точки зрения архитектуры фасадов там все в порядке, но произошла градостроительная ошибка: здание разрезало водно-зеленый диаметр Минска, вторглось в ансамбль проспекта Независимости и даже повредило восприятию ансамбля площади Победы. Инвестора никто не остановил, и это, я считаю, беда нашего архитектурного цеха и тех, кто принимает решения, — признает собеседник.

— Недоумение вызывают и перемены на Октябрьской площади. Идея повторить в архитектуре XXI века детали сталинского ампира сама по себе сомнительна. Если делать это, то очень искусно, а не так, как получилось. В контексте сложившейся застройки площади здание вышло совершенно неуместным как по архитектуре фасадов, так и по высоте. Была неплохая идея создать в том месте общественное пространство, связывающее коридором Октябрьскую площадь и улицу Зыбицкую. Но, видимо, интересы инвестора возобладали.

К слову, в интернете можно прочитать и альтернативные мнения архитекторов относительно бизнес-центра. К примеру, профессор Московского архитектурного института Анна Медлева считает, что «здание играет сложную роль в ткани города, перекликается с соседями и поражает прохожих своей парадностью, важностью и полифонией звучания сложнейших архитектурных элементов». Правда, мнение профессора публикуется в белорусских СМИ на правах рекламы…

Пока механизм принятия решений остается неизмененным, столь же спорные объекты будут появляться в других местах города. Что сделать, чтобы этого не произошло?

— На предстоящем съезде архитекторов мы будем поднимать эти вопросы, — говорит Михаил Гаухфельд. — Надо добиваться, чтобы градостроительный или архитектурный совет был создан при органе, принимающем решения. Надо вернуть практику проведения конкурсов на лучший проект для всех новых зданий в центре города и на основных его магистралях, и надо успеть спасти уникальные здания 1960—1990-х годов постройки, облик которых символизирует эту историческую эпоху. Союз архитекторов уже работает над перечнем объектов, которые, на наш взгляд, достойны включения в список памятников архитектуры.

«Все началось с Дворца республики»

Идею создания архитектурного совета при президенте страны поддерживает и заслуженный архитектор Беларуси Юрий Градов, один из авторов мемориального комплекса «Хатынь», павильона «БелЭкспо» на улице Янки Купалы, станции метро «Площадь Ленина», памятника Якуба Коласу и других монументальных произведений.

— Дом «У Троицкого» не был первым. Череда градостроительных ошибок, на мой взгляд, началась с посадки Дворца республики на Октябрьскую площадь. Верхний город, который мог бы стать частью проспекта, оказался на задворках. А потом пошло-поехало — даже перечислять эти здания не хочется, они и так у всех на слуху и на виду, — говорит архитектор. — Стоит подняться над Минском, как мы увидим все огрехи. Помните «Полет над городом» Шагала? Пара влюбленных парит, а снизу под забором мужичок со спущенными штанами. Вот для меня все эти новые здания выглядят как тот мужичок с картины. Грубовато, но таково мое мнение.

Раньше создавали ансамбли, а сейчас пошло штучное проектирование и штучное строительство. Нужно очень осторожно вплетать новое здание в ткань города. Эта попытка закончилась провалом на улице Сторожевской, потом такой же ляп допустили возле цирка. Ради восьмиэтажной глыбы разрушен павильон «БелЭкспо», автором которого я являюсь. Считаю, это еще одна ошибка. А что делать, чтобы ошибки не повторялись? Слушать профессионалов. Архитекторы должны быть в одной упряжке с властью.

Новые здания могут помешать проспекту Независимости попасть в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Такие опасения разделяет Игорь Духан, профессор БГУ, доктор философских наук, кандидат архитектуры.

— В случае с бизнес-центром на Октябрьской площади мы имеем дело с некой беспомощной пародией на неоклассическую архитектуру. Здание же у цирка спроектировано первоклассными архитекторами, но вошло в противоречие с ландшафтом, — поясняет профессор. — Нарушающих гармонию зданий в Минске много. Проблема, на мой взгляд, в том, что для центра города не разработана концепция развития пространственного образа. Такая концепция даст понимание, какова историческая и художественная идентичность Минска, сформирует критерии ввода новых объектов в сложившуюся застройку.

«Это можно сравнить с переломом, который неправильно сросся»

Дом «У Троицкого» и ему подобные объекты урбанисты называют памятником бездумной фантазии и наплевательского отношения к истории. Несколько лет назад в интервью Onliner архитектор Олег Ладкин сравнил свое творение с Эйфелевой башней. Мол, она тоже поначалу никому не нравилась. Быть может, со временем отношение к неоднозначным новостроям действительно изменится?

— Это можно сравнить с переломом, который неправильно сросся. Человек хромает и порой забывает о своем увечье. Но со стороны ничего не меняется — калека останется калекой, с этим придется жить дальше, — приводит грустную аналогию Евгений Дайнеко из архитектурного бюро 33|16 Architects. — Одно время всеобщий гнев вызывал «дом Чижа», сейчас о нем говорят меньше лишь потому, что на свет являются новые, не менее одиозные проекты. Бизнес-центр на Октябрьской, например. Я назвал бы его зданием-абсурдом, и среди знакомых мне архитекторов нет людей, которые считают иначе. Абсурдны объем и высота, сочетание несочетаемых элементов. Неравнодушные к судьбе города молодые архитекторы в свое время пытались предложить альтернативные проекты. Увы, к ним не прислушались и не объявили международный конкурс. Жаль, что знаковых участков в Минске, где могла бы появиться современная архитектура, становится все меньше. Ее место занимают уродливые здания-выскочки, которые останутся с нами на долгие годы.

Что скажут минчане?

Точка зрения архитекторов и урбанистов может не совпадать с мнением обычных жителей города. В комментариях под статьями часто можно прочитать что-то вроде «Нормальная архитектура, уж точно лучше унылого совка». Мы провели небольшой видеоопрос и поинтересовались у прохожих, не дергаются ли у них глаза при взгляде на всем известные здания. Что интересно, лишь один из объектов получил больше положительных отзывов, чем негатива.



Для народного голосования мы отобрали шесть зданий, появление которых в последние годы вызвало наибольший общественный резонанс. Это дом «У Троицкого», долгострой экс-Kempinski, Dana Mall, новый бизнес-центр на месте снесенного музея Великой Отечественной войны. В эту же компанию записываем два ресторана: возле урочища Куропаты и на берегу пруда заказника «Лебяжий».

К архитектуре ресторанов претензий никаких, скандалами обернулось место расположения заведений. Напомним, Генпрокуратура признала незаконным строительство ресторана возле Куропат еще в 2012 году. Позже, согласно постановлению Минкульта от 1 декабря 2014 года, зоны охраны вокруг урочища были изменены и возведенные постройки стали легальными. Вторжению строительной техники в «Лебяжий» предшествовало постановление Совмина 2014 года, изменившее границы заказника. Позже в разгар стройки указом менялись границы ландшафтно-рекреационных зон.

Какое из этих зданий вам больше всего не нравится?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Малиновский, архив Onliner