20 276
172
02 октября 2019 в 11:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка

«После пожара из-за поджога морально было очень тяжело». Как выживает единственный в стране приют для диких птиц

Весну 2019 года Жанна и Александр Столяровы вспоминают с горечью и болью в сердце. В ночь на 27 марта их уединенный хуторской мир разрушил чей-то злобный замысел: в четыре утра на «фазенде» начался пожар — неожиданно вспыхнул птичник, где зимовали теплолюбивые птицы, которые не смогли улететь на юг из-за травм. Огонь и дым распространялись быстро, на ходу умножая потери супругов. В результате пожара Жанна и Александр потеряли не только пернатых любимцев, которых сами выходили, но и набирающий обороты бизнес — задохнулись порядка 400 индюшат. Позже специалисты найдут следы поджога, будут вести расследование (оно до сих пор продолжается), а супруги (при помощи пожертвований) начнут все заново. «Нам помогали очень многие люди, поэтому хотелось бы разом им всем сказать большое спасибо и показать, что мы сделали, предоставить эдакий отчет», — объясняет Жанна.

Единственный в стране приют для диких птиц «Охрана природы» существует около пяти лет. Именно сюда, частникам, звонят люди, нашедшие сбитых сов, раненых аистов, пострадавших от рук людей чаек и т. д. А начиналось все довольно спонтанно: в 2013 году биолог Александр и эколог Жанна взяли по объявлению грача с травмой крыла, которому грозило усыпление, и выходили. Через какое-то время супруги задумались о приобретении собственного дома под родными для Жанны Осиповичами, а купив нужный вариант, они построили вольер для того самого грача.

С тех пор, что называется, понеслось: местные, зная, что неподалеку есть «больница» для птиц, начали звонить супругам в любое время дня и ночи, сообщая об очередных несчастных пернатых. В итоге Столяровы решили оформить свою деятельность официально, так на окраине деревни Моисеевичи появилось частное природоохранное учреждение «Охрана природы».

Даже не знаю, кому мы могли помешать, — рассуждает о дне пожара Жанна, которую очень удивила информация о следах поджога. — Мы живем на хуторе, соседей поблизости нет, поэтому вот прямо раздражать кого-то просто не могли. Остается только теряться в догадках. Благо успели сами проснуться — в доме начал трещать счетчик и из-за этого шума мы и поднялись. А когда вышли на улицу, то увидели, что на месте зимовника просто огромное пламя. Тогда погибли черный аист и полевой лунь, которые были нам как дети. Задохнулись все индюшата…

Жанна рассказывает, что, спасая других птиц, на которых шел огонь, они с мужем просто открывали загоны и клетки — летите, только останьтесь живы. Так «в бегах» оказались два страуса эму, которые самостоятельно «путешествовали» по лесам и полям Беларуси, а домой вернулись только через одну-три недели, и то благодаря тому, что очевидцы звонили супругам и рассказывали, где видели нетипичных для наших широт птиц.

Сейчас на хуторе площадью один гектар уже мало что напоминает о пожаре: Жанна и Александр постарались по максимуму отстроиться за теплый сезон. И то, говорят, успели не все, что надо было бы — даже самый рьяный энтузиазм рано или поздно упирается в деньги: стройматериалы просто так нигде не возьмешь.

Первое время морально было очень тяжело, но мы понимали, что надо действовать. Нашей главной задачей было строительство нового зимовника: теплолюбивых птиц, которые не могут улететь из-за травм, становится все больше. В открытом вольере они бы просто замерзли, поэтому мы и старались поскорее возвести новый домик. Но так как строят всего два человека (мой муж и его отец), то все еще находится в процессе. Сейчас здесь содержатся аисты. Совсем молодых птиц, к слову, надо кормить каждые два часа, поэтому мы, считай, привязаны. Приходится подстраивать свой график работы так, чтобы муж, я или свекор были на месте.

Сейчас в приюте на полном пансионе находятся около пяти десятков птиц. Их истории болезни почти всегда связаны с человеком: сбили машиной, стреляли из пневматики, взяли домой в качестве игрушки. Аисты нередко попадают с отравлением — съела птица мышку, которую до этого накормили ядом, — на выходе плачевный результат. Выхаживают питомцев супруги сами, а вот за лечением всегда обращаются к врачам-орнитологам: диагноз, рентген, схема приема препаратов. Визиты, само собой, платные.

Забирая птиц на лечение, мы всегда держим в уме, что надо максимально стараться вернуть их в природу. Поэтому стараемся не привязывать их к нам и самим не привязываться. У наших подопечных нет кличек, но вместе с тем мы всех их отличаем и узнаем.

Непосредственно перед выпуском в природу адаптируем птиц — все меньше подходим к ним; аистов, к примеру, выпускаем на участок, чтобы они сами бродили и охотились. И все же есть те, кто остается с нами: после некоторых травм птицы не могут летать, охотиться. Такие товарищи «прописываются» в вольерах навсегда.

Одну из сов Жанна и Александр получили в нефтяной «обертке»: кто-то вылил на дорогу битум, в нем застряла мышка, за мышкой попала в ловушку и сова. Птицу пришлось долго отмывать, лечить и выхаживать. Жить будет, но охотиться самостоятельно уже не сможет. Кстати, эколог предупреждает: сова с легкостью может проткнуть когтями руку человека насквозь. Такие травмы заживают очень плохо и сильно гноятся.

Среди постояльцев «Охраны природы» много врановых. Один из воронов с характером и вовсе сидит в отдельной «палате» — он заклюет любого, кто только попробует сунуться на его территорию. Попал в «больницу» он со сложным бронхитом, на одних только антибиотиках сидел месяц. Плюс пришлось сращивать поломанное крыло.

Красавцы-лебеди тоже постоянные жители приюта «Охрана природы». Самочка попала с ампутацией крыла, самец с — пулевым ранением: дробью были разбиты клюв и спина. Жанна и Александр предупреждают: несмотря на «лирический» вид, лебеди довольно опасные птицы, которые в гневе могут ударом крыла переломать человеку руки или ноги.

Иногда люди хотят помочь птице или животному, а взамен получают штраф и обижаются, — акцентирует внимание на юридической стороне вопроса Александр. — И действительно: изъятие животного из природы наказывается штрафом до 50 базовых величин (для юридических лиц в 10 раз больше). Но решить этот вопрос на самом деле очень просто: если вы обнаружили живое создание, которое нуждается в помощи, позвоните в МЧС или РУВД. Там подскажут номер телефона инспекции, куда нужно сообщить о проблеме.

По вашей заявке выедет комиссия, которая, видя, что птица/животное находится в бедственном положении, без проблем и бесплатно оформит документы. Дальше идет регистрация в Минприроды — и все, никакие наказания вам не грозят, можете спокойно выхаживать своего подопечного. Все решается буквально за один-два дня, все службы идут навстречу.

Отпускаем уже окольцованных птиц в природу мы тоже по акту, — уточняет Жанна. — На все и всегда оформляются документы. Кстати, среди наших воспитанников есть те, кто выздоровел и теперь периодически прилетает, навещает нас.

А вообще, хотелось бы сказать, что люди часто очень бездумно относятся к живым существам: увидели птицу и покормили ее сосисками, чипсами, печеньем. Этого категорически нельзя делать, ведь даже хлеб-батон для уток и лебедей — это яд. Лучше не кормить птиц вовсе, чем кормить тем, чем они в природе не питаются. Да и в целом оптимально не кормить птиц и не приручать их к человеку, а то получается, что все лето пернатых кормят, а потом звонят в слезах: «Аист не улетает, жалко».

Несмотря на все успехи, супруги не скрывают: оставшись без бизнеса, а только на госработах, содержать приют становится все сложнее. Тем более что и после пожара еще не полностью восстановились.

Надо обязательно закончить строительство зимовника, сделать хотя бы один новый вольер для сов, иначе этот, который на подпорках, под тяжестью снега просто рухнет. Также всегда остро стоит вопрос корма: основные запасы сгорели зимой, а мышей (замороженных лабораторных) вообще много не бывает (в месяц уходит порядка 1400 штук, и каждая стоит 2 рубля). Но мы не сдаемся и очень благодарны всем, кто поддержал нас сразу после пожара и продолжает делать это сейчас.

Чтобы до холодов завершить все, что необходимо, а также не дать птицам «похудеть», супруги организовали сбор средств на платформе molamola.by. При желании помочь воспользоваться можно и реквизитами на сайте ptici.by.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка