Само умерло или убили? Мутная история озера, которое превратилось в «белорусский Арал»

212
13 сентября 2019 в 8:00
Автор: Андрей Рудь

Само умерло или убили? Мутная история озера, которое превратилось в «белорусский Арал»

В редакцию пришла неплохая анонимка: арендатор слил озеро через шлюз, вычерпал рыбу и слился сам. Анонимки хороши тем, что там вместе со шлаком иногда можно найти что-то полезное. Прощупав почву, аккуратно отправляемся в Мозырский район, смотреть «белорусский Арал» и его умирающих обитателей. И выяснять, как же так получилось.

Было озеро. И сплыло

В нашей копилочке модных псевдобелорусских топонимов уже имеются «Мальдивы», «Скандинавия» и «Амазонка». Теперь пусть будет еще «Арал». (Лучше бы, конечно, не «пусть», но нас опять никто не спросил.)

В Мозырском районе есть маленькое село Иванковщина. Рядом с ним — искусственный водоем (ну то есть был недавно, а теперь непонятно). Это озеро — результат удалой мелиорации, проводившейся в 1960—1970-е годы. На Полесье тогда безжалостно истребляли болота и спрямляли реки.

Напомним, как осушить болото (ну вдруг вам срочно понадобится). Берете несколько миллионов (лучше миллиардов) денег, рассекаете болотистую территорию сетью каналов, которые замкнуты на водохранилищах и естественных прудах (их надо доработать и углубить). Вода, до того размазанная по поверхности, уходит в эти углубления, остается поле. Уровень в каналах и получившихся озерах можно регулировать системой шлюзов. Это полезно для сельского хозяйства, помогает бороться с паводками и тому подобное.

В общем, после этой мелиорации у погрязшей в болотах маленькой Иванковщины и появилось собственное озеро. А также нормальные поля с каналами. Озеро получилось красивое: в длину километра полтора, в поперечнике метров четыреста, прямо на краю леса с грибами и злой гадюкой. В половодье глубина доходила метров до четырех, это если мерить по краешку дамбы. Названия водоему за полвека так и не придумали, а теперь уже и не надо.

Тогда никто не знал, что за мелиорацию надо будет заплатить через пару поколений.

Этот снимок Google немного устарел. Такими были очертания озера год назад:

Теперь тут все иначе:

У нас будет собственное Аральское море (с дохлыми карасями и мусором)

Шлагбаум при подъезде к воде совсем поник, а металлической сетке, защищавшей от посторонних, кто-то, наверное, нашел применение получше.

В пустой будке сторожа валяется прейскурант: видно, как пытались монетизировать водоем. Рыбалка — 5 рублей, мангал — 3 и так далее. (Позже арендатор расскажет нам, на что хотел потратить эти деньги.)

Остатки «инфраструктуры», которую создавал арендатор, никому пока не пригодились.

Судя по количеству относительно свежего рыбацкого мусора на берегах, когда-то это место было популярно. И что-то здесь явно водилось.

На берегу виднеются остатки асфальта: тут много лет назад стоял сарай для гусей. Именно под разведение водоплавающей птицы когда-то использовал этот водоем местный совхоз. А когда гуси вышли из моды, директор стал выращивать карпов.

На дне

В небольшой мутной луже возятся последние караси. Дышать там нечем, есть нечего, бежать некуда.

Лужица площадью с хоккейную коробку — последнее убежище тех, кто когда-то помещался в большом озере. Раньше тут была и другая рыба, но задохнулась, только караси еще не отмучились.

Вода отступает, оставляя трупы.

Здесь же пасутся пузатые цапли-мародеры. Целлюлит уже им мешает нормально охотиться, они просто переступают за отходящей водой и подбирают то, что осталось лежать.

Кто-то из самых крупных и отчаянных карасей, похоже, с разбегу бился головой о железо шлюза. Не прорвался, только погнул. Теперь, запыхавшись, лежит рядом, помирает.

За ржавым листом железа — канал. Он давно зарос, и бетон его берегов помнит Хрущева. Но в канале еще есть вода, и он явно же ведет прямо в море, к свободе. Но туда никак не попасть.

Если ты не цапля-мародер, ходить по дну надо осторожно. Прочная с виду корка может провалиться — потом долго еще не отмоешься от черной грязи. Просто негде.

На обратном пути наш знакомый жирный карась, который еще недавно дергался в своей луже, уже успокоился. Как до того успокоились его друзья.

Местные жители: в глаза не видели тех арендаторов

Местные жители в один голос твердят, что их давно отучили пользоваться этим озером, да и вообще смотреть в ту сторону. Может, и есть те, кого не отучили, но нам никто не сознался.

Объясняют, что водоем почти всегда кому-то принадлежал: сначала совхозу с его карпами да гусями, потом был под властью арендаторов, которые отвадили «лишних» расценками. Не принадлежал только местным жителям. На самом деле в такой форме собственности нет ничего плохого, просто так сложилось.

— Арендаторов тех я в глаза не видел, они себе — мы себе, — описывает отношение к проблеме дедушка, назвавшийся Николаем. — Вроде с того озера они никаких доходов не взяли. Да и не делали там ничего, не расчищали, рыбу не запускали. Где вода? Так высохла.

Этой версии придерживались в дальнейшем все жители села, с которыми мы общались. Для ее иллюстрации во дворе у дедушки Николая специально предусмотрена красивая копанка. Пересохшая. Гуси с гневным бормотанием нарезают круги вокруг нее.

Арендатора в деревне вообще не особо жалуют, но сходятся во мнении, что вода в любом случае ушла бы — что с ним, что без него. Кивают на свои колодцы: вон как уровень упал, ведро едва до воды достает.

Но кому понадобилось валить все на арендатора? Не исключено, что «пулю» про погубленное им озеро нам запустил кто-то из обиженных (справедливо или нет, определить теперь невозможно). Человек-Евгений, который прислал нам сообщение о зверствах буржуя, после этого затаился. Ни подробностей, ни контактов не оставил, весточек больше не шлет. Ну, по крайней мере часть его информации оказалась правдой: озеру и его обитателям кранты.

Впрочем, есть разные версии относительно того, куда подевалась вода. В том числе довольно интересная версия самого арендатора (ее узнаем чуть позже).

А может, это нормально?

Все это действительно выглядит жутко, но озеро-то фактически частное. А у частных владений свои законы. Владелец вправе распоряжаться содержимым, если платит стране (нам) положенную аренду.

Рыбхозы на своих огромных «плантациях» тоже периодически спускают воду, вычерпывают рыбу. Это их технологии, их урожай, их право.

В Минприроды объясняют, по каким принципам существуют такие водоемы. Формально это не совсем «природа» — скорее предприятие по производству продукции. Тут свои правила, достаточно жесткие. Например, арендатор должен вести учет изъятой и вселенной рыбы, представлять в Минсельхозпрод отчеты. А по окончании аренды должен вернуть водоем народу (местной власти) «без нарушения ложа».

У нас арендатор учет не вел — ну так он и не зарыблял. Нарушения ложа не видно. Выходит, все нормально. Или нет? Как вообще понимать происходящее? Надо ли уже куда-то бежать, бить в рельс? Писать анонимку?

Потерялся арендатор

В Госинспекции охраны животного и растительного мира объясняют: как правило, под рыбоводство отдают искусственные водоемы, небогатые рыбой. В этом случае арендатору принадлежит то, что он вырастил. Фактически это производство рыбы, контролируют такую деятельность исполкомы.

В Мозырском райисполкоме уже давно пытаются вычислить человека, который арендовал озеро в Иванковщине. Но, говорят, он окончательно перестал выходить на связь. (Причем его ищет уже не только исполком, но и некоторые другие ведомства.)

Информируют, как развиваются события:

— Подано ходатайство о расторжении с этим человеком договора аренды в связи с тем, что он там абсолютно ничего не делает. Получается, это бесхозный пруд. Поскольку он даже не оплатил аренду, будем обращаться с исками, чтобы он исполнил обязательства хотя бы в этой части.

Аренда — копеечная, но за просрочку накапала пеня, и это уже страшнее.

Что до водоема, то ему попробуют найти нового арендатора.

Минутка занимательной гидрологии

Изначально это озеро питалось, как мы помним, в основном болотной водой. За полвека этот ресурс мы потратили, сбросили в Припять и подарили братьям-украинцам.

Старые подводные каналы сейчас стоят сухие.

Но водоем не перестал существовать, просто его гидрология изменилась. Теперь это по большей части аккумулятор весенней воды и осадков. Когда уровень получается слишком высокий, излишек переливается через верхний край шлюза (того самого, о который бился наш знакомый карась). Местные жители говорят, такое случается, иногда весной вода стоит по краешек дамбы.

Только не сейчас. Похоже, придется ждать половодья, чтобы это озеро снова наполнилось. И потом заново запускать эволюцию, ждать, когда заведется жизнь. Но перед этим надо дождаться, чтобы завелся нормальный хозяин.

Арендатор: есть предположения, кто слил…

Мозырянин (бывший) Александр Бельский и сегодня считается арендатором озера: договор-то не расторгнут. Припоминает, когда был в своих владениях последний раз — вроде в марте. Говорит, тогда вода еще была на месте, доходила до вот этой голубой трубы.

Александр сейчас в стадии ликвидации ИП, работу нашел совсем в другой отрасли и в другом городе. Озером больше не занимается.

— Я взял это озеро в аренду в прошлом году, — рассказывает по телефону мужчина. — Да только всего про него тогда не знал, а мне и не рассказал никто… Много чего хотел тут сделать. Чтобы культурно все: рыбалка, отдых, катамараны…

По словам арендатора, все уперлось в две проблемы. Во-первых, саботаж злых людей. Говорит, браконьерили, ставили сети, вредили, тащили все, что видят, — и ничего с этим сделать было невозможно. И во-вторых, кто ж знал, что вода может уйти?!

Засуха засухой, но, по мнению Александра Бельского, вода пропала не сама, ей помогли. Но кто?!

— О том, что озеро пустое, я узнал месяца три назад, — арендатор не скрывает, что к тому моменту уже плюнул на этот водоем по причине вредительства и невозможности вести здесь дела. — А сколько до того оно стояло без воды, я не знаю. И у меня есть предположения о том, кто это сделал…

Александр рассказывает про открытый шлюз, про человека, который мог раскрутить его, чтобы вода ушла в поля. Звучит туманно, фактов и задержаний нет, мотивы неясны, к делу не пришьешь.

Сухой остаток

А куда делась рыба? Никто не брал.

Кстати, по словам Бельского, рыба в озере как раз была. Вспоминает, что в период начальной своей активности даже проводил исследование ихтиофауны: прошлись сетью, чтобы понять, какие виды тут имеются и чем зарыблять.

— После этого кто-то из местных жителей рыбнадзор вызвал, но тогда выяснилось, что все нормально, имеем право. Карась, карп, толстолобик, окунь… — перечисляет арендатор и вдруг сообщает удивительное. — Даже выловили итальянского сома килограммов на 7! Он в Беларуси не водится, как сюда попал, понятия не имею. Отпустили, конечно.

Возможно, он имеет в виду канального сомика, но снимков этого чуда нет: говорит, в этом же озере утопил телефон с содержимым.

Да и сом вряд ли выжил в этом апокалипсисе.


Озеро в Иванковщине, конечно, не одно такое. Похожих «Аралов» у нас хватает, особенно нынешним летом. Но им недостает детективности и интриг. Как обычно, не исключаем, что всплывут и другие обстоятельства в истории этого конкретного водоема. Надо разбираться, куда подевалась вода (и рыба).

Читайте также

моторно-гребная, дно: пайол-книжка, ПВХ 750 г/кв.м, стационарный транец, грузоподъёмность: 220 кг, 2 места

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь