Что изменилось в жизни белорусов с периферии, которые выиграли квартиры в Минске

735
10 сентября 2019 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Evroopt.by, Максим Тарналицкий, архив Юлии

Что изменилось в жизни белорусов с периферии, которые выиграли квартиры в Минске

Иногда удача сводит людей с ума: победители американских лотерей, ставшие обладателями целого состояния, часто тратят все за считаные годы, а по пути могут спиться, «сторчаться» или проиграть все деньги в казино. Но в Беларуси редко разыгрывают джекпот в миллион долларов. Самым крупным призом, как правило, становится «однушка» в спальном районе Минска, стоимость которой — чуть выше 100 тыс. рублей. Конечно, выиграть ее — большая удача. Но эта удача не делит жизнь на «до» и «после». Пять минут славы на национальном телевидении и несколько часов поздравлений от родственников, друзей и коллег чаще всего становятся лишь эпизодом длинной, витиеватой и довольно обычной человеческой судьбы. Мы нашли людей с периферии, на которых в прошлом году как снег на голову свалилась бесплатная квартира в минской новостройке. О жизни после выигрыша — наш материал.

Добиться их аудиенции было непросто. Onliner написал 25 сообщений победителям рекламных игр, национальных лотерей и их родственникам, но большинство либо не прочитали их, либо не удостоили нас ответа. Особенно сложно выйти на связь с победителями национальных лотерей. Как правило, это люди пенсионного возраста, которые редко бывают онлайн, даже если имеют аккаунт в «Одноклассниках». Наиболее открытыми к общению оказались обладатели квартир в многоэтажке на улице Академика Карского, 8. Все герои этой статьи в каком-то смысле соседи, хотя по-прежнему живут в разных городах и вряд ли знакомы.


Будучи студенткой университета культуры, Юлия мечтала остаться в Минске, но не смогла: скромная зарплата работника культуры не позволяла снимать квартиру в столице, а жить на деньги родителей девушке не позволяла совесть. С тех пор она сама дважды стала мамой. Выиграв год назад квартиру в минской новостройке, Юлия почти сразу отбросила перспективу переезда в столицу. Большая семья, образование детей и кредит на жилье делают ее не очень мобильной. Ее жизнь в Барановичах давно устаканилась и оказалась неприспособленной к резким сменам курса.

— Конечно, поначалу, на волне этой внезапной удачи, в возбужденном состоянии мы думали о том, чтобы переехать в Минск. Но потом передумали. Во-первых, нас четверо, и здесь у нас все-таки двухкомнатная квартира, а не «однушка», как в Минске. А продать «двушку» в Барановичах мы не можем, потому что платим за нее кредит. Во-вторых, дети хорошо устроены: старший ходит в отличную гимназию, младший — в детский сад. Чтобы переехать, мы должны придумать, куда устроить их обоих. А в новых районах, таких как Сухарево, с этим наверняка проблемы: если заранее не встал в очередь, то в лучшем случае попадаешь в школу и детский сад за несколько остановок от дома. К тому же переезд для детей будет большим стрессом.

Так что мы решили, что пока не будем переезжать. Но после выигрыша жизнь, конечно, изменилась, особенно в первые полгода: сначала была радость, потом переполох с оформлением документов и ремонтом.

Было очень сложно, живя в другом городе с двумя детьми, ездить в Минск и делать ремонт в квартире. Муж с братом и моим отцом почти каждые выходные мотались в столицу. А иногда и в будний день ехали после работы, чтобы уделить ремонту лишнюю пару часов.

Я тоже периодически оставляла детей бабушкам и ездила в Минск убирать, клеить обои. Так прошло несколько месяцев с небольшим перерывом на новогодние праздники.

Соседи по минской новостройке совершенно не хотели входить в положение, отводили нам время на ремонт с девяти утра до семи вечера в будние дни, постоянно высказывали претензии и грозились вызвать милицию. Сколько мы им ни объясняли, что живем в другом городе, им было плевать. Хотя дому всего два года, и большинство жильцов наверняка заселились позже нас.

А потом мы сдали квартиру в аренду — для нашей семьи это хороший дополнительный доход. Эти деньги мы не тратим, а откладываем на дополнительные нужды. Недавно купили машину побольше, чтобы удобно было ездить с детьми, и продолжаем откладывать. Скорее всего, эти деньги пойдут на ремонт или на отдых у моря. В общем, ничего сверхъестественного. Просто раньше мы откладывали деньги с зарплаты, а теперь можем особо не ужиматься.

Конечно, приятно, что у меня есть собственная квартира, за которую не нужно каждый месяц платить кредит, как за нашу «двушку» в Барановичах. Если я сама туда не поеду, то хотя бы у моих детей будет возможность выучиться в Минске и остаться там жить. Возможность, которой в свое время не было у меня.

Недавно Юлия вышла из декретного отпуска и вернулась на работу. Она не азартный человек, но не упускает возможности поучаствовать в розыгрыше: примерно раз-два в месяц у нее на стене во «ВКонтакте» появляется репост-«лотерейка».


Спустя месяц после Юлии предприниматель Андрей тоже выиграл квартиру на Академика Карского, 8. Он живет в Гомеле вместе с женой и ребенком и до выигрыша переезжать не собирался. Но квартира подтолкнула попробовать на вкус жизнь в столице. Сейчас Андрей заканчивает ремонт, решает рабочие вопросы и постепенно готовится к переезду.

Он не похож на человека, который интересуется эзотерикой, но о своих планах говорит туманно, как будто раскладывает карты таро: «Если так сложится судьба, почему бы и нет? Никогда не знаешь, что ждет тебя в будущем».

— Мы почти никому не говорили, что выиграли квартиру. Большинство знакомых сами узнавали и начинали поздравлять. А потом все забылось, как будто ничего не было. Не люблю я выставлять все напоказ: ну выиграл и выиграл.

Конечно, сразу было желание переехать в Минск. В Гомеле мы живем в государственной арендной квартире. Это лучше, чем снимать у физлица: и платишь меньше, и выселение не грозит, если выполняешь условия договора. Но все-таки квартира чужая, не своя.

Тем не менее есть вещи, которые тяжело оставить или невозможно взять с собой. Например, работа. Я предприниматель, занимаюсь обслуживанием компьютеров. В Минске мне нужно с нуля набирать клиентскую базу, а в Гомеле уже все есть и неплохо работает.

Поскольку наше решение переехать в Минск пока не стопроцентное, о нем еще никто не знает. Вот когда будем сидеть на чемоданах, сообщим. Конечно, многие сами спрашивают, собираемся ли мы ехать в Минск. Я на такие вопросы отвечаю неопределенно: «Может быть. Там решим. Жизнь покажет».

В общем, ремонт мы делаем для себя, а не под сдачу, постепенно готовимся к переезду. При этом стараемся ужаться, избежать каких-то излишеств, но не покупать что-то очень дешевое, что придется в ближайшее время менять. Лучше купить чуть дороже, но качественнее.

Не могу ответить, сколько денег мы планируем потратить на ремонт, потому что в Гомеле и в Минске совершенно разные расценки на строительные работы. Планируешь одно, минские строители говорят тебе другое, а в итоге получается третье.

До сих пор я не задерживался в Минске дольше чем на месяц. Поэтому не могу знать, понравится ли мне жить здесь. А вот жене в столице очень нравилось. Во время учебы в университете она хотела остаться здесь, но устроилась на работу в гомельскую компанию. А для человека, только что получившего диплом, сразу найти работу — большая удача. Поэтому она переехала в Гомель. Именно в этом городе мы с ней познакомились.

Мы никуда не торопимся, ведь ремонт — вещь дорогостоящая, а у нас годовалый ребенок, и сейчас он для нас в приоритете. Я бы не сказал, что моя жизнь стала сложнее, быстрее, интенсивнее. У меня нет дедлайнов. Все идет своим чередом.

В декабре 2018 года «однушку» на Карского, 8, выиграл Алексей Седельников, военнослужащий в запасе. За месяц до этого у него родилась дочь. В первые минуты телефон разрывался в клочья, а сейчас молодой отец без спешки делает в квартире ремонт и не собирается переезжать в Минск: в Мачулищах у него служебное жилье и большая семья с тремя детьми, которые ощущают себя скорее жителями столичного спутника, чем периферии. Старший каждый день ездит на учебу в столицу, хотя путь из Мачулищей на общественном транспорте близким не назовешь.

— Вариант продажи квартиры вообще не обсуждался. У нас трое детей, которым по окончании учебы нужно будет где-то жить. Но это дальняя перспектива: дети живут с нами, и вопросы по поводу минской квартиры у них не возникают.

Старшему сыну 17 лет, он учится на третьем курсе в минском колледже. Пацан еще, самостоятельности у него не много, так что пусть пока дома поживет. Да, путь из Мачулищей в Минск на учебу занимает немало времени (согласно «Яндекс.Картам» — 1,2 часа. — Прим. Onliner), но он привык. Маршрут отработан, так сказать.

Возможно, поступит на вторую ступень — там еще два года учиться. А дальше какая перспектива у пацана? Армия. Пока на ноги встанет, работу найдет, уже девчонки подрастут. Так что сейчас мы не собираемся делить квартиру между детьми, а сдадим ее в аренду.

Изменилась ли моя жизнь после выигрыша? Хлопот добавилось, если честно. Конечно, это приятные хлопоты, ни с чем не сравнимое ощущение. Но после рождения третьего ребенка я оказался не готов к дополнительной суматохе.

Последний год был невероятно насыщенный. Это не передать словами. А на косые, завистливые взгляды я просто стараюсь не обращать внимания. Друзья и родные радовались за нас от души. А в интернете, конечно, писали всякое. В том же туре крупный приз получил работник Таможенного комитета. И в комментариях пошел неадекват: «Посмотрите, какие у нас удачливые военнослужащие и работники силовых структур». Это было не очень приятно.

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Evroopt.by, Максим Тарналицкий, архив Юлии