246
22 августа 2019 в 16:00
Источник: Лора Нагапетян. Фото: Александр Ружечка

Еда в автобусе Ikarus и диджей-сеты на крыше. На Октябрьской открылся фуд-бас с грузинской кухней

Недавно на Октябрьскую прикатили старый автобус Ikarus и начали обустраивать площадку вокруг него. Брендирование компанией Borjomi сразу намекало: тут будет что-то грузинское. И вот сегодня здесь открылось заведение сети Gruzin.by. Покупаешь еду в окошке контейнера и идешь в автобус, внутри которого все обустроено как в ресторане: столы, сиденья. Есть даже официантки, которые приносят заказ. Владельцы рассказали Onliner подробности.

О владельцах 

Фуд-бас принадлежит учредителям сети Gruzin.by и ресторана «Натврис Хе». Один из соучредителей — Юка Куст. Молодой человек рассказывает о себе:

— С 15 лет работаю в ресторанной сфере: сначала это был ресторан моей мамы «Натврис Хе», в котором я побывал на всех должностях — от парня, который чистит картошку, до замдиректора. После этого я на года два отключался от этой сферы и играл в профессиональный футбол, а также работал в банке. Четыре года назад открыл в мамином ресторане службу доставки Gruzin.by, с которой ездил на Freaky Summer Party, Дни города, Тбилисобу…

Тогда я понял: когда стоит очередь, ты обслуживаешь гостя за минуту и он отдает деньги и уходит — это суперформат бизнеса. Я понял, что надо развиваться в этом направлении. 

Первое заведение открыл в Уручье. Рынок бурно отреагировал на грузинской фастфуд: первые два-три месяца гостей было битком. Потом их стало меньше. Справедливости ради скажу, что в заведение мы вложили $15 тысяч, хачапури и хинкали привозили на место и просто подогревали. Через 8 месяцев мы закрылись.

Но чтобы вы понимали, сейчас любое наше заведение стоит примерно $100 тысяч, так что $15 тысяч вложений — это очень мало. Сегодня сеть Gruzin.by состоит из трех точек: на Ложинской, в Чижовке и вот, на Октябрьской.

О концепции и интерьере 

Идея сделать фуд-бас Юке пришла в Грузии:

— Я был в Грузии, в горах, в Казбеги. Там я увидел автобус, по-моему тоже Ikarus, в котором просто продавали кофе. В половине автобуса размещалась барная стойка, а в другой половине сидели люди. Это было под солнцем, и я не понял, зачем люди пьют горячий кофе в 40-градусную жару в автобусе, где нет вентиляции. У нас, кстати, есть и вентиляция, и кондиционирование. 

Этот автобус был как арт-объект, без колес, в стиле Mad Max. Он засел у меня в голове. И когда мы запросили землю под заведение на Октябрьской у МЗОР и нам разрешили, я рассказал брату Давиду (он тоже соучредитель) идею. Он улыбался, дослушал до конца и сказал: «Это пуля». 

Автобус 1992 года выпуска обошелся в 5 тысяч белорусских рублей. С согласованиями и прочими бумажными делами вопросов не возникло: город заинтересован в развитии улицы.

— Автобус искали долго по свалкам, барахолкам. В итоге нашли на Минском камвольном комбинате.

Он был суперкрутым внутри и суперржавым снаружи. На ремонт потратили больше, чем стоил сам автобус.

В создании дизайна и концепции помогал Андрей Пашев — главный архитектор «А-100 Девелопмент».

— Старались по максимуму оставлять старые детали. На потолке осталось все, что было. Стены и сиденья обшили в старом стиле, чтобы вызывался эффект ностальгии. Летом здесь не будет жарко, зимой не будет холодно. 

Проект в целом обошелся в $70—80 тысяч. Небольшую часть инвестиций дал бренд Borjomi.

— Мы хотели попробовать кобрендинг. Кинули клич среди друзей, и одна подруга звонит и говорит: «Юка, Borjomi!»

Почему мы не додумались, мы же Грузия и они Грузия? В Borjomi мы пришли в мае, через два дня все было согласовано. 

О кухне 

В меню представлены все позиции из заведений сети: хачапури, хинкали, шашлыки, супы и так далее. Было решено добавить что-то европейское, например, салаты, которые могут купить люди после занятий спортом в близлежащем тренажерном зале.

— Мы стараемся экспериментировать с европейским направлением кухни. Предлагаем популярный суп том-ям, салат «Цезарь», «Гринули». У нас еще предлагается шаурма, но мы ее пересмотрели. Мне не нравится, что обычно в шаурму кладут слишком много лаваша, майонеза, кожи курицы. У нас не так, также мы добавили много зелени, огурцов, помидоров, соус не на основе майонеза. Курицу берем без кожи и жарим на углях. 

Вся еда готовится на месте:

— Привозится сыр сулугуни, который мы сами делаем, тесто, и здесь уже повар собирает хачапури и запекает. Хинкали делаются по такому же принципу: приезжает фарш, тесто, повар смешивает и варит. 

О диджей-сетах на крыше

Контейнер, стоящий рядом с автобусом и служащий кухней и точкой для заказов, скоро превратится в диджейскую площадку. Ее оборудуют на крыше.

— Мы планируем играть здесь техно.

Надеюсь, в ближайшее время улица Октябрьская станет пешеходной и мы будем делать рейвы по 300—500 человек.

Мы уже общаемся с диджейкой из Грузии. Хотелось бы поддержать тему феминизма. Многие грузины, особенно спустившиеся с гор, считают, что они умнее половины человечества только потому, что они мужчины.

Первый диджей-сет хотят провести в начале сентября. А пока сюда можно прийти за грузинской едой. Фуд-бас открыт каждый день с 12:00 до полуночи, а в пятницу и субботу планируется работать круглосуточно.

Квартиры в районе улицы Октябрьской:

Источник: Лора Нагапетян. Фото: Александр Ружечка