UPD
214
04 июля 2019 в 13:30
Автор: Евгения Штейн. Фото: Марина Серебрякова, Александр Ружечка

«Раздались крики, лязг падающего стекла». Жильцы многоэтажки, в которой выбило окна, о вчерашнем салюте

Во время праздничного салюта в День независимости Беларуси многое пошло не так. Демонстрация огневой мощи закончилась смертью женщины, десятком пострадавших, выбитыми окнами спорткомплекса «Динамо» и четырех квартир на Червякова, 4. Onliner поговорил с людьми, которые находились дома во время праздничного мероприятия. Некоторые из них пережили панику и не спали всю ночь: по этажам ходила милиция и опрашивала свидетелей.

Взрывная волна повредила окна, выходящие на улицу в нескольких квартирах дома на Червякова, 4. В основном пострадали окна нижних этажей и первых подъездов, находящихся ближе к стеле, где прогремел взрыв. Примечательно, что взрывная волна повредила окна советского образца: стеклопакеты и остекленные в более позднее время балконы остались невредимы. В трех квартирах выбило лишь внешнее остекление. Больше всех пострадали окна квартиры в третьем подъезде: там стекло пробило насквозь. Хозяев этой квартиры нам не удалось застать дома. 

Пенсионер Алексей Георгиевич, житель первого подъезда, смотрел салют из окон своей комнаты и даже не сразу понял, что во время одного из залпов выбило окна в комнате по соседству. Пожилая чета живет в этом доме с 1974 года и ежегодно смотрит салют, но такое на их памяти произошло впервые.

— У нас четырехкомнатная квартира, три окна выходит на улицу, и из них всегда отлично просматривался салют. Два окна остались целыми, одно пострадало: выбило два внешних стекла, внутренние остались невредимы. Мы вместе с женой смотрели салют из другой комнаты, где стекло не пострадало. Да, звук был не такой, как раньше. Показалось странным, что он идет откуда-то снизу. Но не было ни паники, ни ощущения, что что-то пошло не так. Люди на улице спокойно расходились после салюта.

Мы только потом случайно обнаружили, что в другой комнате выбило окна. А стекло висит в оконной раме и грозится упасть вниз, где ходят люди. Мы сразу позвонили в милицию и сообщили об этой ситуации, потому что могло ранить прохожих. В тот же вечер приехала милиция, составили протокол, обеспечили внизу безопасную зону, чтобы люди не ходили под выбитыми окнами, и вынули сами побитые стекла, которые могли запросто полететь вниз.

Выбитые стекла до сих пор лежат у Алексея Георгиевича на столе. Утром коммунальщики произвели замеры, а после полудня уже меняли окна в его квартире.

— Абсолютно никакой паники не было, — утверждает Алексей Георгиевич. — Такой салют мы смотрим с 1974 года. Красивое зрелище, приятно посмотреть. У нас перед окнами собирается много народу, потому что здесь идеальное обозрение. Но мы всякий раз перед салютом закрываем окна и балкон — такова инструкция.

Владельцы другой квартиры, в которой взрывной волной выбило стекла, наблюдали лишь последствия ЧП:

— Нам позвонили соседи, сказали, что какие-то девушки фотографируют наши окна, потому что они разбиты. Мы приехали сюда среди ночи. А вообще эта квартира пустует, да и выбило только наружное остекление. Спасатели работали на месте до 2:30 ночи: вынимали стекла, чтобы они не упали на прохожих.

Их соседка сверху находилась дома во время ЧП и дополнила картину более развернутыми впечатлениями:

— Была очень страшная взрывная волна, содрогнулся просто весь дом. Стекла ненормально задрожали. Раздались крики, лязг падающего стекла. Слышно было, как осколки осыпаются сразу в нескольких местах. На улице люди кричали, бежали куда-то, прикрывая голову... Там была настоящая паника из-за сочетания факторов: и этот взрыв, и ураганный ветер. Мы живем в зоне салютов всю жизнь, он всегда очень неприятен, но такого, как вчера, не было ни разу. Сразу было ясно, что случилось ЧП. Самые неприятные взрывы были в самом начале. Один мощный взрыв, потом тише, но тоже необычно громкие, и со временем фейерверк вошел в нормальное русло, но при этом, несмотря на такую ситуацию, продолжали стрелять. Было страшно, всю ночь не спали, ходила милиция по квартирам, чтобы выяснить, у кого что случилось.

Некоторые жители подъезда наблюдали все происходящее прямо с улицы: вместе с детьми стояли под козырьком магазина на первом этаже, когда сверху полетели битые стекла.

 Фактически перед нами упало стекло, и мы все отбежали в сторону,  рассказала Ольга, жительница второго подъезда.  Благо стояли под козырьком, поэтому опасности как таковой не было, да и людей было не так много, потому что начинался дождь. Так что никто не пострадал и как такового момента паники не было.

По словам Ольги, в соседнем доме на Червякова, 2/1, окна которого остались целы, у ее знакомых прямо на глазах разбилось зеркало  настолько мощной была взрывная волна.

В подъездах, где окна не были повреждены, во время салюта тоже было неспокойно. «Все дрожало, Богу молились, чтоб только дом не снесло», — коротко прокомментировала женщина из пятого подъезда. Даже жители домов, находящихся внутри квартала, сразу поняли, что что-то пошло не так.

Кроме окон жилого дома, взрывной волной повредило остекление спорткомплекса «Динамо» на Даумана, 23.

Анна наблюдала вчерашний салют из-под козырька этого здания. Во время взрыва в строении начали вылетать стекла прямо ей под ноги. На видео, которое девушка сняла с места происшествия, отчетливо слышно, как разбиваются окна окрестных зданий.

— Сначала мы вместе с мужем и детьми стояли прямо на том месте, где осколком снаряда убило женщину, — рассказывает Анна. — Но начался дождь, и мы переместились под козырек спорткомплекса «Динамо». Взрыв случился где-то на второй минуте салюта, мы услышали оглушительный, будто бы пушечный залп. И позади просто посыпались стекла. Дети постарше (лет 6—10) начали плакать от испуга. Как таковой ударной волны я не почувствовала. Люди просто начали выбегать из-под козырька, и муж тоже повел нас подальше от выпадающих стекол. Осколки сыпались прямо под ноги и на ноги, у меня даже осталось несколько царапин на лодыжке. Повезло, что дети с мужем стояли подальше от витрин.

Все материалы по теме происшествия в День независимости. 

Автор: Евгения Штейн. Фото: Марина Серебрякова, Александр Ружечка