«Зарабатывал $100 в день». Как Леха из деревни решил быть не как все
678
29 марта 2019 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий
«Зарабатывал $100 в день». Как Леха из деревни решил быть не как все

Дети из проблемных семей часто вырастают такими же, как их родители, и бредут по протоптанной тропе в никуда. Реже получается пойти от обратного и стать полной противоположностью: не притрагиваться к губительному, ставить высокие цели и пробираться к ним сквозь все внутренние проблемы. У Лехи Иванова получилось затесаться во вторую команду: всю свою жизнь простой деревенский пацан старается не унывать и что-то делать. До недавних пор жить получалось только обрывками, но сейчас он, кажется, настроен серьезно. Наш сегодняшний материал — о самом обычном белорусе, который рассчитывает только на себя.

Обноски

Леха родился в латвийском селе и прожил там до 8 лет. Потом семья переехала в Миорский район и поселились в колхозном доме. Обоим родителям было не до ребенка. Лешка старался быть самостоятельным и учился принимать решения сам.

— Учился я не ахти: лениво было. Зато выступал везде с концертами, пел, пять лет в цирковом кружке занимался и так далее. Я тогда на родителей злился сильно. Ненавидел их, много гадостей говорил. Ну, мне обидно было, что я в школу обноски ношу, что у меня все хуже, чем у одноклассников.

Это я уже потом понял, что из-за родителей таких у меня и получилось человеком стать. Я даже благодарен им за это: мама всегда говорила, что я после ее смерти все пойму. Так оно и вышло. В детстве насмотрелся на все это и понял, что не хочу жить так, что буду стараться. А вот были бы у меня обычные родители, была бы квартира, помощь какая-то — хрен знает, что бы из меня получилось. Может, бухал бы сейчас под магазином, как молодежь вся, и ничего бы не делал, — рассуждает энергичный парень 35 лет от роду.

Минскачи

После школы Леха получил среднее специальное образование, немного поработал на турбазе «Актам» и рванул в Минск за большой зарплатой. Туда его утащили коллеги, приезжавшие на заработки.

— Мне тогда лет 20 было. Познакомился с минскачами на работе, они позвали с собой на авторынок «Ждановичи» работать. Ну, поехал. Что-то платили, я дом снимал, но нормальную работу найти так и не получилось. На какой МАЗ пойти — прописка надо. Короче, полгода я там пожил и решил уехать. А чего всем в город переться?

Потом была армия. Служил в «связи», в принципе, было неплохо. Остался по контракту, но всю жизнь смотреть исключительно на людей в форме не захотел: график не давал развиваться в других направлениях и зарабатывать. А для Лехи это всегда было важно.

«Стеклуха»

Во время службы Лехе позвонила соседка: родительский дом снесли и отдали местным на дрова. Мебель растащили, а ценных вещей там отродясь не было. Кроме тетки в деревне Фариново под Полоцком, ехать парню было некуда. В очередном отпуске он решил навестить родственницу, и, как оказалось, не зря. В белорусской глубинке солдат встретил девушку, закрутился роман. Потом была свадьба, через несколько лет у них родился сын. Молодожены сняли «однушку» за смешные для столичного жителя 100 рублей в месяц и стали строить планы на будущее.

Парень устроился на стекловолоконный завод. Для белорусской глубинки зарабатывают там неплохо — 800—900 рублей в месяц. Но Леха хотел большего.

— Я оператором устроился — самая тяжелая, но самая оплачиваемая должность у нас. Тяжко, конечно, по восемь часов пахать, не приседая, да еще и в жару 50-градусную, зато выходных много. Два дня работаешь — день отдыхаешь, потом два дня до 15:00 — еще день, две ночи там — два дня дома. Я поработал так немного и подумал, что надо параллельно что-то еще делать: а чего дома сидеть? Начал прорабатывать варианты.

Поросята

После свадьбы Леха взял кредит на бытовые нужды, купил достойный компьютер за $1000 и решил пробовать работать удаленно. Ничего дельного из этого не вышло. Тогда он стал мыслить проще и подумал, чем он может заниматься в белорусской глуши. Утопал на форумах и тематических сайтах, шерстил интернет в поисках хороших идей и думал, где применить свои способности. Идей нашлось больше, чем Леха мог бы вытянуть.

Родители Лешиной жены жили на хуторе неподалеку от Фариново. Деревенский парень пораскинул мозгами и решил, что это идеальное место для создания скромного бизнеса: вокруг лес, речка, холмистое поле и зеленая полянка, прекрасно подходящая для душевной работы на себя.

— Места тут классные, красивые. Я ж обычный деревенский пацан, решил, что могу что-то здесь делать. Сначала я хотел выращивать скотину. Набрал поросят, подержал какое-то время, но потом стало понятно, что ходить на работу и следить за ними сложно. Их надо кормить постоянно, а с работой моей сложно было. Продал.

Потом решил малину выращивать: у нас же целая деревня в Беларуси есть, где только этим и зарабатывают. Все просчитал до копейки, но понял, что слишком много денег для старта надо: чтобы зарабатывать, надо сразу гектар засадить. Много я всего перепробовал, но потом дело все же пошло. Я такой человек, что хватаюсь за любую возможность, всегда что-то предпринимаю, — ведет нас по двору простой и искренний белорус.

Камень

Во время всех своих приключений и экспериментов Леха продолжал работать на «стеклухе», как он сам говорит. В какой-то момент наткнулся в интернете на пост о производстве декоративного камня. Оказалось, это не так уж и сложно. Выучил технологию, нашел поставщика, купил форму и отправился в теткин сарайчик творить. В крохотной деревянной «будке» Леша смастерил полки для сушки, обустроил рабочее пространство. Сделал пробную партию — и тут же продал. Потом еще и еще.

— Оказывается, у нас в Фариново люди и не знали, что такое есть. Да и те, кто уже покупал когда-то, все равно ко мне обращались: я из гипса делал легонькие, тоненькие — как раз для внутренней отделки.

Обломок «камня», который Леха нашел в сарае

Я в то время зарабатывал по $100 в день! Но потом витебский производитель перестал гипсом заниматься, а ничего похожего по условиям я не нашел. Минский поставщик предлагал договор подписать, но у них можно было только оптом заказывать. А куда я фуру гипса дену? Его ж надо хранить где-то, потом делать быстро, пока гарантия не вышла. А не дай бог сырость малейшая — хана всему. Короче, пришлось мне завязать с этим делом. Я уже и формы продал. Может, зря?

Сруб

После долгих попыток найти достойное дело для хорошего заработка Алексей случайно заметил, как сосед делает сруб бани. Он давно хотел попробовать себя в этом искусстве, но никак не мог найти достойного учителя: здесь роликами на YouTube было не обойтись.

— Еду мимо одного двора здесь неподалеку. Вижу, мужичок во дворе рубит. Подошел к нему познакомиться. Оказалось, ему уже 70 лет, сам он художник, но полжизни на срубе зарабатывает. Представьте, в таком возрасте бани рубить! Ну и я как-то на будущее говорю: «Дядя Веня, давайте я леса куплю, а вы мне покажете, как рубить. Надо будет просто рядом стоять и пальцем тыкать, а я сам все делать буду». Он согласился.

А на следующий день он сам звонит: «Я лес купил, приходи и деньги тащи за материал». Я в шоке: думал так, когда-нибудь… А он сразу в бой. Побежал, где-то денег назанимал и пришел. Он мне все показал, оказалось, не так это и сложно. Потом он через какое-то время еще раз пришел, сказал: «Толк из тебя будет», — и ушел. Я решил плотно заняться.

Леха решил начать с простого: сделать качели — просто для себя. Получилось с первого раза. Парень ради интереса выложил на барахолке объявление и почти сразу нашел клиента — купили за $80 по курсу. Клиент рассказал родственникам, они тоже заинтересовались и попросили сделать такие же. Леха понял, что нужно продолжать работать в этом направлении, и решил делать баню.

Своего инструмента у самородка не было. Из техники — только китайская бензопила, взятая у тестя. В сарае парень нашел старые дедовские инструменты, перепаял под себя и начал пробовать. Говорит, во вкус вошел довольно быстро.

За год Леха неплохо приноровился, начал разбираться в тонкостях, учитывать детали. Ценник выставил такой же, как у всех, но люди все же интересуются.

— Рубить, конечно, тяжело. Кишки рвешь этой тяжестью, и спина, и руки, но пока буду заниматься. Не знаю, может, ничего из этого и не получится, но вроде пока все неплохо.

Я сейчас в основном рублю только по выходным. Но в этом и прелесть такой работы: не надо, как с поросятами, возиться и зависеть от этого. Пришел после работы, поработал пару часов и спать пошел. Потом еще где-то часок освободился. А по выходным стараюсь от рассвета до заката работать. Летом в пять утра приехал и рубишь до одиннадцати вечера. Понимаешь, что на себя работаешь и все только от тебя одного зависит.

Маленькую баньку три на три метра я могу срубить за двое выходных. Три на шесть — за две недели. За такую уже можно просить $1100—1150 по курсу. А если с перерубом — стенку рубленую делать внутрь, — $1300—1350. На лес уходит чуть меньше половины от этой суммы. Ну, еще расходники, оплата помощника (ко мне парень с работы иногда подключается). В итоге в месяц можно запросто вдвое больше, чем на «стеклухе».

Леха признается, что если бы смог выйти на поток, то с радостью бросил бы основную работу и посвятил себя новому увлечению. Но есть одна проблема: менеджер из Лехи так себе.

Инвестор

Леха показывает свое рабочее пространство, природу вокруг и грядку под малину. Идет и рассуждает о том, что в деревне не так уж и сложно заработать. Правда, усилий для этого нужно куда больше.

— Не знаю, чего все ноют и думают, что в деревне делать нечего. Если б у меня хоть какие-то финансы изначально были, я б вообще развернул тут! Но мне все с иголки надо было зарабатывать: от родителей ровненько ничего не осталось. И вот вроде получается со срубом, но меня ж никто не знает. Я сижу тут на хуторе, простой пацан из деревни, без связей крутых. Но я вот что думаю: может, мне найти какого-то инвестора, который согласится заняться со мной срубами и процент от этого получать?

Вот, допустим, купит мне бизнесмен мощную пилу, инструмент нормальный и будет подыскивать клиентов постоянных. Будет звонить и говорить: «Леха, шесть бань три на шесть надо». Я буду здесь работать, а он — клиентам отвозить. Мне кажется, это хорошая схема. А параллельно я могу и тепличку поставить, и малину высадить, и кур набрать — вариантов-то тьма. Бери да делай, — пытается находить компромиссы начинающий и совсем незаметный предприниматель. Кажется, пока Леха подходит к своему старенькому Golf, у него в голове созревает еще пара-тройка идей, которые он обязательно попытается воплотить в жизнь. Не получится — и черт с ним: главное — руки не опускать.

— Я себе еще в детстве поставил цель на всю жизнь: добиться всего к пенсии. У меня когда-то вообще ничего не было: ни дома, ни родителей — вообще ничего. А сейчас уже какая-то машина, хотя и старушка, заработок какой-то. С кредитами разберусь — буду с жильем что-то решать. Может, в Фариново что-то построим (в деревню жена никак не хочет). А со срубом — может, и не выйдет ничего: я ж не знаю, как пойдет. Но я же ничего на этом не потеряю? Надо пробовать.

От редакции. Много-много лет назад Onliner открыл охоту на белорусов-оптимистов, которые не боятся жить и действовать. Сегодня наши поиски не окончены. Мы все так же ищем счастливых людей, на которых хочется равняться. Если вы тоже хотите стать героем наших публикаций — пишите на dm@onliner.by

бензиновая, полупрофессиональная, 2.6 кВт, 52 см³, шаг цепи 0.325 дюйма, длина шины 50 см,
антивибрация, 6.6 кг
бензиновая, бытовая, 1.5 кВт, 40.9 см³, шаг цепи 3/8 дюйма, длина шины 40 см,
антивибрация, 4.4 кг

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий