Что сделал Шорец для Минска, а что не смог. Разговор с городским активистом
 
27 000
191
26 ноября 2018 в 17:08
Автор: Николай Градюшко. Фото: архив Onliner

Тучи над Андреем Шорцем сгущались давно, и вот в прошлую субботу президент принял решение освободить председателя Мингорисполкома от должности. Его место занял Анатолий Сивак, до недавнего времени работавший министром транспорта. Чем за четыре последних года запомнился Шорец на посту главы Минска, какие достижения можно поставить ему в заслугу и какие проблемы ему не удалось решить? На эту тему Onliner поговорил с известным городским активистом и координатором общественной кампании «Город — для горожан» Денисом Кобрусевым.

— Четыре года назад Андрей Шорец сменил на посту председателя Мингорисполкома Николая Ладутько. Произошли ли принципиальные изменения в управлении городом за это время?

— С приходом Андрея Шорца связывались определенные надежды. Ведь первые его интервью и выступления в СМИ внушали оптимизм. Провозглашались новые подходы в работе с обращениями граждан, декларировалась открытость идеям и предложениям минчан. К сожалению, наши ожидания не оправдались. Городская вертикаль осталась такой же закрытой структурой, какой была во времена предыдущего назначенца — Николая Ладутько, а попытки вывести диалог на новый уровень носили скорее формальный характер.

На сайте горисполкома появился раздел «Письмо председателю» — любой желающий мог отправить электронное обращение. Но эта форма связи не получила развития. Было непонятно, с какими проблемами люди обращаются, получают ли на них ответы. Форумы сайта стали кладбищем оставшихся без обратной связи сообщений, тогда как раньше там размещались хоть какие-то ответы от структурных подразделений горисполкома.


Не сказал бы, что Шорец своим примером демонстрировал открытость власти. Ежегодные пресс-конференции — это не показатель. Чиновник не имел аккаунтов в соцсетях и, вероятно, не требовал этого и от своих подчиненных. Ведение официального Twitter-аккаунта Мингорисполкома кем-то из сотрудников заключалось главным образом в перепощивании ссылок на материалы агентства «Минск-Новости».

Вообще, в команде Шорца почти никто не использовал потенциал соцсетей. Разве что при Игоре Бузовском, бывшем главе администрации Центрального района, Twitter был реальным средством коммуникации: задав вопрос, можно было без всякой волокиты получить ответ в течение суток, а не через две недели или месяц, как это делается везде по старинке. Но ушел Бузовский — аккаунт «умер», пошли перепосты различных ссылок на официальные новости, исчезло ощущение, что тебя могут услышать и отреагировать.

— Одна из форм диалога власти и общества — встречи чиновников с городскими активистами. Часто ли проводились такие встречи при Шорце и был ли он заинтересован в подобных инициативах?

— Безусловно, встречи были, но зачастую тогда, когда те или иные городские конфликты вступали в открытую фазу, когда замалчивать проблему и не реагировать на нее чиновники больше не могли (вспомним Котовку и Куропаты). К сожалению, при Андрее Шорце в городе не возникло каких-то принципиально новых структур, отвечающих за работу с городскими сообществами и их инициативами. Притом что сделать это было достаточно просто. Различные рабочие группы и общественно-консультационные советы с участием заинтересованной общественности помогли бы решить многие проблемы.

— Нельзя не отметить, что градостроительных конфликтов, связанных с уплотнением застройки, в последние годы стало заметно меньше.  Да и в целом кажется, что власть стала прислушиваться к мнению людей. Под давлением общественности чиновники передумали застраивать улицу Калиновского, отказали католической церкви в выделении участка в сквере Котовка, заставили застройщика отказаться от строительства жилого дома во дворе «Ворот Минска»... Главный архитектор города начал приглашать журналистов Onliner и Tut.by на градостроительные советы.

— Изменения начались еще при позднем Ладутько, когда на смену заявительной системе выделения участков под застройку пришли аукционы. К тому же о вреде чрезмерного уплотнения застройки говорил президент… Думаю, городские власти выбрали тактику гашения наиболее острых конфликтов, пока они не аукнулись реакцией с самого верха. При этом чиновники сохраняют прежнюю риторику, называя общественных активистов провокаторами, а дома в Осмоловке старьем — в этом отношении ничего не изменилось.

Уйдя от вызывающего народный гнев уплотнения дворовых территорий (что было распространено при Ладутько), город не отказался от практики спекулятивных застроек. Все мы видим, что происходит в заказнике Лебяжий. Снесен кинотеатр «Авангард». В центре Минска на берегу Свислочи власти разрешают компании «Комкон» построить 20-метровое здание, тогда как по регламенту генплана высота не должна превышать 15 метров. И таких примеров множество.

— Но ведь не все решения, связанные с застройкой в Минске, принимаются в кабинетах горисполкома.

— Так и есть. Порой одни чиновники выполняют волю других, более  влиятельных.

— С приходом Андрея Шорца принято ассоциировать реформу ЖКХ, появление службы «115». Вспомним крутые муралы и фестиваль Vulica Brasil, дни национальных культур в Верхнем городе, вторую жизнь получили полузаброшенные производственные корпуса. При Шорце в Минске боролись с долгостроями, пусть не быстро, но разрешились затяжные конфликты в сфере строительства жилья… Что еще можно поставить в заслугу бывшему руководителю городской вертикали?

— Безусловно, «115» — действительно нужный и полезный сервис, формирующий новое отношение ко всей системе ЖКХ. Что касается других успешных проектов, то мне трудно сказать, какую роль в их продвижении играла фигура председателя Мингорисполклома. Действия чиновника такого ранга принято оценивать по его инициативам, которые озвучиваются и воплощаются в жизнь. Я пробовал вспомнить, какие инициативы выдвигал сам глава города и какие из них были реализованы. Это трудно сделать, поскольку Андрей Шорец редко давал интервью и в целом проявил себя как не слишком публичный руководитель.

Нельзя отрицать, что Минск за последние годы прибавил. Появились новые бассейны, школы, крутые места для молодежи, в страну пришли долгожданные бренды. Есть ли в этих подвижках личная заслуга председателя Мингорисполкома — вопрос открытый. Вместе с тем, говоря о заслугах, уместно сказать и о том, что не было сделано за эти годы. В Минске не появилось достойных общественных пространств европейского уровня, не искоренена издевательская практика вырубки деревьев, продолжается снос зданий, представляющих историческую ценность, продолжают наглеть влиятельные застройщики.

Не произошло самого главного — у нас не поменялась культура взаимодействия власти с горожанами. На общественных обсуждениях людям открыто говорят: «Ваше мнение не учитывается, мы вас собрали, чтобы проинформировать». По моему мнению, у пришедших из министерских кресел нынешних управленцев нет понимания того, что город — это не министерство, где можно выдавать постановления и требовать их исполнения. Управлять городом — это прежде всего взаимодействовать с людьми, слышать их. Не зная потребностей людей, не сформируешь и адекватного видения дальнейшего развития города.

— Чего городские активисты ждут от нового председателя Мингорисполкома Анатолия Сивака?

— От нового председателя и его команды мы ждем в первую очередь открытости в общении и смелости в решении обозначенных выше городских проблем… Смелость заключается в том, чтобы не закрывать глаза и не показывать пальцем вверх, говоря, что «там все решено», а доносить «туда» те проблемы, которые волнуют людей.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Николай Градюшко. Фото: архив Onliner