486
17 октября 2018 в 16:42
Автор: Оксана Красовская

Бракодел-гипсокартонщик или придирки к мастеру? Минчане заказали ровный белый потолок

Науке неизвестно, что именно происходит в головах у мужчин, возомнивших себя строителями, но при этом не имеющих никакого опыта и даже представления о том, как надо работать. Понимая, что в их распоряжении есть только две не самых ровных руки и в лучшем случае YouTube, бравые мастера все равно берутся выполнять заказы, причем иногда довольно сложные. Судя по статистике Onliner.by, бракоделы на белорусской земле были, есть и будут. Об очередном неудачном ремонте, испорченном материале и сорванных сроках рассказывает минчанка Светлана.

Большой ремонт в большой квартире

Четырехкомнатную квартиру на «вторичке» Светлана с супругом купили в прошлом году. Поначалу жили с тем ремонтом, который достался от предыдущих хозяев, а к этому лету созрели, чтобы поменять вид стен, полов и потолков. Пара рассчитывала, что все пойдет по плану и уже к сентябрю они, скитающиеся по квартирам родственников, смогут переехать в обновленное жилье. И до какого-то момента все продвигалось действительно гладко. Но потом в их «четырешку» зашел индивидуальный предприниматель Виталий Битюков.



Мастеру предстояло зашить потолок гипсокартоном, зашпатлевать его и покрасить. Молодой человек сразу же внушил доверие заказчикам — интеллигентный, толковый, готовый объяснить, что к чему. Поэтому сомнений в том, что заказ надо доверить ему, не возникло.

— С самого начала мы планировали, что все работы в квартире будут выполнять знакомые и хорошо проверенные люди, — уточняет Светлана. — В частности, потолки во всей квартире должен был делать мой двоюродный брат. Но из-за определенных срочных обстоятельств он не смог взяться за эту работу. Поэтому пришлось впопыхах искать стороннего исполнителя.

Отмечу, что цена у Виталия была не самая низкая, но и не самая высокая. Сразу три исполнителя предложили поработать за такую же сумму. Виталий подкупил тем, что прислал подробную смету, умел общаться и заключил договор.

К монтажу он приступил где-то 5 июля, в квартиру пришел вместе с парнями-помощниками. Мой муж как раз в это время был в отпуске, приглядывал за процессом, а потому работы шли довольно быстро. Так как мы не разбираемся в ремонте и не изучали технологию, то просто радовались тому, что все идет вперед: делает и делает. В итоге за две недели нам в трех комнатах из четырех подшили потолок и пошпатлевали. За проделанную работу мы расплатились.

После этого Виталий начал пропадать: то обещает приехать и не приезжает, то номер недоступен. Когда наконец вызвонили его, предупредили: или доделывай, или нанимаем другого человека. Но он настоял: я все сделаю сам, не надо посторонних лиц. Начал снова появляться в квартире, а где-то 15 августа объявил: «Я уже точно не доделаю, ищите кого-нибудь». И дал незаполненные акты — якобы проверить качество работ.

Неприятный для исполнителя поворот произошел, когда в Минск на один день приехал двоюродный брат Светланы. Молодой человек посмотрел на потолки и за голову взялся: что за качество — трещины по стеклохолсту, провисания, видимые его профессиональному глазу перепады уровня.

— Брат решил изучить потолок получше и обнаружил, что конструкция подвижная — она вся шатается. Приложил правило — был вообще в шоке: все кривое! Начали вызванивать Виталия, чтобы он приехал и мы могли решить вопрос. Естественно, приехать он обещал, но то машина сломалась, то еще какие-то проблемы. Уговаривали его явиться, но в итоге добились только того, что он перестал брать трубку. Аргументом отозваться стало только то, что я посредством СМС пригрозила обратиться в суд. На связь он вышел, но приехать так и не приехал.

В августе я обратилась в Общество защиты прав потребителей, чтобы составить претензию, которую незамедлительно отправила Виталию. 24 августа он наконец объявился, согласился с тем, что сделано все действительно плохо. Тогда я предложила ему: не хочешь идти в суд — верни деньги за материалы (около 1400 рублей), за работу (2900 рублей) и за демонтаж, который нам предстоит сделать. Мастер вроде как согласился и попросил недельную отсрочку, чтобы собрать деньги. Как можно было догадаться, денег мы так и не увидели. С радаров строитель снова исчез.

Понимая, что без суда не обойтись, Светлана заказала экспертизу, выводы которой оказались неутешительными: работы выполнены с нарушением ТКП.

— Исковое заявление мы уже подали, ждем, когда назначат заседание. Жаль, что не удалось решить это мирным путем. Потолки мы уже демонтировали. Когда делали это, заметили много удивительного: например, вентиляционный короб от вытяжки был распилен пополам (видимо, не вмещался под потолок) и зашит. То есть в вентсистему ничего не попадало бы, а оседало все на потолке. Так что это еще хорошо, что все вовремя обнаружилось.

Пока не приехал брат, заказчиков все устраивало

Судя по отзывам заказчиков, у которых Виталий Битюков уже выполнял работы, он хороший и почти всегда пунктуальный плиточник. Приятный в общении молодой человек пояснил Onliner.by свою позицию.

— Действительно, в июле этого года мы производили работы в квартире по монтажу гипсокартонных потолков, заказчиком выступал муж Светланы — договор заключался с ним. Как раз во время ремонта (первые недели две) заказчик находился в квартире и все, что касается монтажа потолка, проверял: прикладывал правило, уровень. На то время, когда это все делалось, качество работы и цена его устраивали. Соответственно, акты выполненных работ были им подписаны — все выполнено, претензий и замечаний нет. Следовательно, за проделанную работу он рассчитался. К слову, выставленная мной цена была средней по рынку, так как потолок требовался прямой, одноуровневый, с нишей для штор.

Потом приехал брат Светланы — то ли прораб, то ли отделочник — и начал говорить, что в одном месте сделано не очень, в другом могло быть лучше. И тут сразу заказчиков перестало устраивать качество. Затем была назначена экспертиза, которая подтвердила, что работы выполнены, но они ненадлежащего качества. В основном замечания касались отклонений по горизонтали, мол, местами больше 1,5 миллиметра на метр. Я не стал спорить с судебным экспертом по поводу этих отклонений. Что касается шага профиля, то мы в основном делали его 40—45 см. Да, в небольших помещениях (ванная, туалет) усиления не было, но в этом не было и смысла: конструкция и без того жесткая. Урегулировать с заказчиками вопрос нормально не удалось — начались претензии. И вот на 22-е число у нас назначено судебное заседание по данному делу.

По поводу трещины в коридоре: есть несколько вариантов, как она могла появиться. Либо заказчики, либо их родственник, который проверял качество выполненных работ, могли, к примеру, слишком сильно приложить правило. Конструкция жесткая, но шпаклевка все равно может треснуть, если приложить чрезмерное усилие. Я же вообще не знаю, как они проверяли потолок после меня — может, швабрами тыкали…

Есть и такой момент: когда начались все разбирательства и мы обоюдно решили, что дальше сотрудничество продолжать не будем, часть работ, которые мы выполняли (шпатлевание потолков и стен почти во всей квартире, заливка самонивелира, установка малярных уголков и другое по мелочи), осталась неоплаченной, абсолютно никто не рассчитался. Точную сумму назвать сложно, но, думаю, около трех тысяч рублей заказчики остались нам должны.

К тому же часть инструмента осталась у них в квартире. И заказчики мне его не отдают. Я позавчера звонил им, просил отдать, так как инструмент тут абсолютно ни при чем: наши разбирательства — это наши разбирательства, а мне надо работать дальше. Но они сказали, что до того, как пройдет суд, ничего не вернут. Это некрасиво и неправильно.

Я расцениваю, что данная работа не была супервысокого качества. Это среднее качество — думаю, до 7 баллов по 10-балльной шкале. Не супер, но и не так плохо. К суду я готов, разбирательства не боюсь: мне есть что сказать. Понимаю, что где-то есть моя ошибка и вина, я отмечаю для себя какие-то моменты — когда стоит быть осторожнее и бдительнее с заказчиками и по работе.

Дополнено:

Прочитав комментарий Виталия, Светлана решила дополнить картину:

По поводу «удерживаемых» инструментов — это даже смешно. Забрать их Виталий все никак не сподобится с августа. Так как на телефонные звонки он не отвечал, я писала ему не одну СМС: забери свое добро, оно нам только мешает. Но всякий раз у него возникали отговорки — то машины нет, то времени (скорее всего, просто не хотел показываться нам на глаза и отвечать за свою работу). Сами инструменты — это стремянка, дрель с насадкой (миксер), старый радиоприемник, игольчатый валик и прожектор. Для нас это не «заложники», а помеха — все время приходится переставлять, так как ремонт все еще продолжается.

В понедельник он действительно звонил мне, чтобы забрать инструмент.  Договорились на время после 18 часов. Потом еще набрал моего мужа — беседы не вышло, супруг действительно обронил фразу, что, может, и не стоит тебе ничего возвращать до суда. За это Виталий и зацепился, чтобы потом вам высказать претензию в наш адрес. И это притом что их разговор закончился на ноте: «Хорошо, сегодня-завтра приеду и заберу». То есть обо всем договорились. В понедельник у нас встретиться просто не получилось, потому что мы с мужем не живем в этой квартире, а ключей у меня с собой не было. Во вторник я была готова приехать и открыть ему дверь, о чем сообщила посредством СМС. После этого завязалась переписка в духе «я приду, но приду с милицией». Да ради бога! Главное уже — развязаться с тобой. В итоге о встрече мы так и не договорились — ни с милицией, ни без.

По поводу неоплаченных работ: Виталий не предоставил нам акты на тот объем, который успел выполнить, поэтому мы и не заплатили. Деньга в обмен на документы, иначе как мы потом докажем, что факт оплаты был. Мы не те люди, которые спорят за копейку и выворачивают душу исполнителям. Но тут человек вообще не хотел отвечать за то, как набракоделил, поэтому нам пришлось идти в суд.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Оксана Красовская