Избушка Ниф-Нифа за $35 000. История каркасного дома, который сначала построили, а потом снесли
577
29 сентября 2018 в 8:00
Автор: Оксана Красовская
Избушка Ниф-Нифа за $35 000. История каркасного дома, который сначала построили, а потом снесли

Опытные люди говорят: есть возможность не судиться — не судись, договаривайся со второй стороной полюбовно. Народная мудрость родилась не на ровном месте: несмотря на вроде бы однозначную трактовку закона, решения порой выносятся уму непостижимые. А даже когда с вердиктом вроде бы все в порядке, далеко не факт, что воля Фемиды будет исполнена — даже спустя годы, даже при поддержке судебных исполнителей. С изматывающей ситуацией столкнулась минчанка Любовь. Женщина хотела порадовать пожилую маму, построив для нее каркасный дом за городом. Но все пошло не по плану, а окончательно закрыть вопрос не удается даже через три года.

«Это была не жизнь, а сплошные больницы — то моя, то мамина»

К мысли о том, что неплохо бы иметь домик за городом (хотя бы для сезонного проживания), со временем приходят многие обитатели столицы. Любовь Михайловну к такому решению подтолкнули проблемы со здоровьем — маминым и своим. Участок в агрогородке Лошаны Минского района женщина купила еще в 2012 году, только все тянула со строительством: не было ни минуты свободного времени. Но потом в семье наступил момент, когда откладывать было уже некуда.

— Строительство дома за городом стало для меня в первую очередь не задачей создать место для беззаботного отдыха, а попыткой скрасить и облегчить последние годы жизни моей мамы, — вспоминает, как закружилась эта карусель, минчанка. — В 2010 году скоропостижно умер брат, и мама, которая жила с ним, слегла. Если раньше она, живя в частном доме, все время была на ногах и сама справлялась с бытовыми делами, то после трагедии все изменилось…

Первое время, когда была нужна медицинская помощь, мама находилась в больнице. А я моталась между двумя местами — Минском и Витебской областью, чтобы навещать ее и следить за состоянием здоровья.

Для семьи Любови 2010 год вообще выдался непростым: на одном из медосмотров у женщины диагностировали онкологию. Не откладывая, сделали операцию, затем начался курс химиотерапии. Только в мае закончилась «химия», как в сентябре случилось несчастье с братом. К зиме слегла мама. Так как женщине предстояло пройти еще несколько этапов реабилитации, сразу же забрать маму к себе она не могла:

— Тот, кто это не пережил, не поймет: после лечения ты совершенно обессиленный, перманентно утомленный, есть много ограничений по физической активности, тебе самому нужны помощь и поддержка, поэтому полноценно ухаживать за лежачим больным нет никакой возможности.

— Помню, как в очередной раз приехала к маме в больницу и поняла: ей не то что лучше не становится, а, наоборот, только хуже, — продолжает рассказ Любовь. — Стало очевидно, что надо забирать ее из больничных стен, иначе долго мама не протянет. Тогда у меня была в собственности небольшая однокомнатная квартирка, но это не важно: теплилась надежда, что с новой, минской пропиской можно рассчитывать на лучшее лечение в столице. Собрала вещи и перевезла родного человека в столицу.

По приезде пошла в РСЦ, чтобы прописать маму у себя, а там отказывают: она должна присутствовать лично. Объясняю, что человек пожилой и лежачий, привести ее сюда нереально, но сотрудники уперлись: нет — и все. Поехать на машине ко мне домой на соседнюю улицу, чтобы убедиться, что человек есть и он не возражает, наотрез отказались. Обращение в милицию тоже не помогло: есть закон — и точка. А без прописки постоянную медицинскую помощь и госпитализацию не получишь. Через некоторое время пришлось завезти маму обратно в Докшицкий район, в больницу.

Фото: архив Onliner.by. Снимок носит иллюстративный характер

В Докшицах Любовь подала заявление на лишение мамы дееспособности — так прописать родного человека в свою квартиру оказалось проще. Вскоре все документы были оформлены, минчанка получила опекунство над мамой и к концу 2013-го забрала ее в Минск.

Каркасный дом от «КаркасТехнолоджиГрупп» — это хорошо?

— Мама была лежачей, а в городе, как вы понимаете, вообще нет условий для таких людей. О каких прогулках может идти речь, сиди в четырех стенах и чахни. Поэтому я решила, что пора уже наконец взяться за участок и построить на нем жилье. Мама всю жизнь прожила в своем доме, очень любила землю, ей было бы приятно снова оказаться на природе. Так появилась мечта — построить домик с террасой, на которую я могла бы выкатывать маму, и переехать туда на лето. Хотелось, чтобы ее последние годы прошли в человеческих условиях. Понятно, что на основательный коттедж я не замахивалась. Задача — чтобы в доме просто можно было жить в теплое время года.

Шел 2014 год, и интернет пестрил информацией о строительстве каркасных домов. Начитавшись мнений, Любовь решила отдать предпочтение именно этой технологии. Больше всего подкупало то, что возвести дом обещали быстро: месяц-полтора — и можно пользоваться. Плюс цена была не заоблачной. Минчанка начала выбирать исполнителей.

— В один из дней случайно зашла на сайт «КаркасТехнолоджиГрупп». Расписывали они все красиво: оперативно, качественно, по доступной цене выполним весь спектр работ. Плюс дарили клиенту адаптированный под него проект. На перспективу обещали, что дом выдержит даже самые лютые морозы. Я вдохновилась и стала подсчитывать деньги, даже позвонила за границу двоюродной сестре: одолжит ли, если вдруг понадобятся дополнительные вливания?

Когда финансовый вопрос был решен, связалась с руководством фирмы, обсудили условия — за дом 8×11 м (гостиная, две спальни, кухня, санузел и терраса) насчитали мне $35 590 по курсу. Это без подвода коммуникаций, просто дом под ключ с фундаментом, в котором можно жить, — объясняет женщина.

Согласно договору, работы должны были выполняться с 30 сентября по 30 декабря 2014 года. Сезон не самый удачный для стройки, но раз уж согласились — выполняйте. Чтобы вдохновить руководство и рабочих фирмы на подвиги, женщина внесла предоплату в размере $2000 и 269 000 000 рублей.

— Люди были в курсе, что у меня такая сложная ситуация и что дом строится для мамы. Казалось, что по-человечески они мне сочувствуют, поэтому подвоха не ждала. Ну какие еще могут быть проблемы, когда и без того из них не выбираешься?! После примерно двухнедельной задержки на участке начались работы. Строители стали заливать столбчатый фундамент: меня убедили, что это оптимальное решение. Потом потихоньку начали возводить стены. Очень часто приезжать в агрогородок я не могла, сами понимаете. Но когда появлялась, отмечала неприятные моменты: пьяными я рабочих не видела, но бардак на участке они развели капитальный — где ели, там и кидали бумажки, бутылки, контейнеры. Сделала замечание, а они на меня посмотрели как на инопланетянку.

Я в строительстве не разбираюсь, но в интернете немало прочитала про каркасные дома. Поэтому кое-что могла оценить и сама. Через некоторое время начала тыкать строителей в проблемы: здесь на дереве смола, здесь плесень, здесь его покрутило. Меня успокаивали: все обработаем — будет хорошо. Под эти байки я успокоилась, а строители накрыли крышу.

И тут случился переломный момент: если раньше Любовь Михайловна еще сомневалась в себе и доверяла рабочим, то после приезда знакомого, который указал, что крыша-то кривая, стало понятно, что «не показалось». Уже вдвоем со знакомым стали присматриваться внимательнее и обнаружили, что лаги скреплены на весу. «Полный брак», — таков был вердикт мужчины.

Дом Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа

Чтобы определить масштаб проблем, минчанка решила пригласить эксперта, который оценил бы строение. Сначала одного, потом второго, третьего. Все единодушно признали: не дом, а решето, в котором нет живого места.

— «Женщина, вы что? Где были ваши глаза? Что они вам построили? Это надо сносить!» — вот первая реакция специалистов, которых я нанимала. А когда они еще узнавали, что за это выставили $35 000, а я уже отдала $27 000, вообще хватались за голову: мол, тут вложено максимум на $5000. В деревне мой «каркасник» и вовсе прозвали домом Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа. Так это правда: дунул бы хороший ветер — он бы и развалился.

За свои немалые деньги я получила театральную бутафорию: вроде бы стоит дом, а на самом деле посмешище. Обратилась в «КаркасТехнолоджиГрупп» с просьбой снести это недоразумение и вернуть деньги, а они: как это так, все было хорошо, а теперь вы вдруг брак нашли. Меня этот их выпад возмутил до невозможности: прошло всего два или три месяца, а столбики фундамента уже начали крошиться — края как обкусанные. И ведь еще хватало совести спорить.

Исполнители сначала отнекивались, но Любовь решила идти юридическим путем: написала претензию с просьбой расторгнуть договор, вернуть деньги и снести строение. Сама по себе просьба не подействовала, тогда в декабре 2014 года женщина заказала официальную экспертизу. Увидев уже этот документ, руководители фирмы с ходу вернули минчанке $19 000 из уплаченных $27 000 — все, что было в наличии. Позже, ближе к весне «КаркасТехнолоджиГрупп» перевели и оставшиеся $8000, а также отчасти прибрали за собой на участке, разобрав деревянный каркас несостоявшегося дома. Казалось бы, хорошие новости, но это ничто на фоне того, что в феврале 2015 года мама Любови умерла. Оправившись от потери, женщина продолжила борьбу с застройщиком.

— Дом вроде снесли, а убогий фундамент оставили. Кому? Для чего? Мне это точно не нужно! Снова связываюсь с руководством, чтобы демонтировали и вывезли фундамент. А они отпираются: не будем. Но это же тоже расходы! Спорили-спорили, в итоге они пригнали какую-то технику, посбивали столбики и вывезли их. А ту часть, что была в земле, оставили. Ну не издевательство ли?..

Суды и исполнение решений

Стало понятно, что без суда не обойтись. Дело Любовь Михайловна выиграла без проблем. Ей даже присудили компенсацию морального ущерба в 1 000 000 рублей (это притом что из-за нервов и переживаний, связанных с «косячной» стройкой, женщина попала в больницу). Деньги исполнитель женщине выплатил, а вот за остатки фундамента так и не взялся.

— Сколько раз мне пришлось общаться с отделом принудительного исполнения, не перечесть. Все без толку. То есть я выиграла дело, я права, а претворять решение суда в жизнь никто не спешит. И все в порядке, никаких проблем. Сами ответчики ничего не демонтируют, а заставить их никто не в состоянии. Я же строиться не могу из-за этих обломков.

В 2017 году судебные исполнители предложили мне самостоятельно исполнить решение суда, а расходы, связанные с этим мероприятием, возложить на ответчика. Я решила, что это разумно. Официально наняла машину, людей и выкорчевала бетонные пни. За все заплатила чуть больше 500 рублей. Выставила их застройщику. И знаете что? Эти деньги мне до сих пор не вернули. Год уже прошел!

Понимаю, что для кого-то сумма в 500 рублей смешная, но, во-первых, это тоже траты, а во-вторых, тут уже дело принципа: через что я прошла, через какой ад вы (два мужика-директора) меня пропустили — и еще имеете наглость отнекиваться? Вы набраковали с самого начала и, будучи виноваты передо мной, не исполняете решения суда. Воззвания к судебным исполнителям тоже не помогают, с 2017 года они не могут взыскать с «КаркасТехнолоджиГрупп» эти деньги, никак не получается.

Как можно за год ничего не сделать? Почему бесконечно не штрафовать за просрочку? Так если вы, специально нанятые на эту работу, ничего не можете предпринять, что уже нам, обычным людям, делать? А сейчас еще выяснилась информация, что застройщик подает на ликвидацию. Пару месяцев — и взыскивать деньги вообще будет не с кого…

«А что вы вообще хотите?»

Onliner.by связался с одним из руководителей «КаркасТехнолоджиГрупп» Владимиром Грибом. Клиентку мужчина вспомнил, но вот долгого разговора, увы, не получилось.

— Я про долг в 503 рубля даже не знаю, если честно.

— Неужели судебный исполнитель к вам не обращался?

— Давно обращался, но я не был вообще в Минске.

— С 2017 года вы не были в Минске?

— В чем суть вопроса?

— В том, что вы по решению суда должны минчанке деньги, но не выплачиваете их. К тому же есть информация, что компания может быть ликвидирована, а это значит, что компенсацию она вообще не увидит.

— Я нормально с судебными исполнителями общался, просто не могу физически доехать, чтобы мне объяснили, куда, чего и что. Я же не могу отправить деньги на деревню дедушке. У меня реквизитов нет, а чтобы их получить, мне надо куда-то приехать, чтобы их дали.

— За год у вас не нашлось времени, чтобы подъехать в ОПИ?

— Вы у меня для чего все это спрашиваете? Давайте я подробно расскажу про аморальную сторону Любови Михайловны. Вам это интересно?

— Нет, не интересно. Мне интересно, почему не исполняется решение суда.

— Не интересно? Тогда не о чем разговаривать, — после этих слов Владимир Григорьевич бросил трубку.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by