Падающие глыбы и трещины из страшного кино. На Зыбицкой разрушается роскошный церковный комплекс, построенный в 2015 году
968
23 сентября 2018 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Александр Ружечка
Падающие глыбы и трещины из страшного кино. На Зыбицкой разрушается роскошный церковный комплекс, построенный в 2015 году

Отец Владимир держит в руках массивную глыбу — фрагмент бетонного карниза, который рухнул с трехэтажной высоты во внутренний двор Духовно-образовательного центра БПЦ в Верхнем городе. За все время здание «отбросило» не один метр такого карниза, покрылось трещинами и грибком. В некоторых помещениях общежития, входящего в состав комплекса, прошлой зимой температура не поднималась выше 17 градусов, а в актовом зале невозможно было находиться без верхней одежды. Позолоченный купол за пару лет потускнел и облез. Священнослужители, которые отвечают за эксплуатацию здания, уверены, что оно не соответствует архитектурному проекту, а работа подрядчика по устранению дефектов носит скорее косметический характер. Реальные причины того, что в историческом центре города разрушается роскошный духовно-образовательный центр, построенный за церковные и бюджетные средства, остаются почти без внимания. Об историческом комплексе в центре города, возле которого опасно ходить, наш материал.

О чем здесь речь:

  

Что из себя представляет духовно-образовательный центр БПЦ

Комплекс состоит из пяти переходящих друг в друга зданий. Два из них имеют статус историко-культурной ценности: общежитие по адресу ул. Кирилла и Мефодия, 7 (памятник 2-й категории) и ректорат, в части которого раньше располагался бернардинский монастырь (Зыбицкая, 27, памятник без категории). От аутентичной застройки мало что осталось, ведь здесь велась не столько реставрация, сколько реконструкция с новым строительством. Духовно-образовательный центр был сдан в эксплуатацию в мае 2015 года.

Заказчиком комплекса выступала Белорусская православная церковь, генеральным подрядчиком —  ОАО «Стройтрест №4». По договору с БПЦ функции генподрядчика были переданы «СУ-7», которое входит в его состав.

Здания строились за счет церковных и бюджетных средств, а также пожертвований. Сейчас в помещениях комплекса находится ряд подразделений БПЦ, в том числе Минская духовная академия. По словам священнослужителей и юриста Минской духовной академии, которая эксплуатирует комплекс, при строительстве были допущены такие существенные огрехи, что в первые же годы после сдачи в эксплуатацию он начал стремительно разрушаться, и этот процесс продолжается до сих пор.

— Это даже не столько церковная собственность, сколько национальное достояние, — говорит Александр Нечай, юрист Минской духовной академии. — Понимая, как этот объект строился и за счет каких денег, какую ценность он представляет, будучи архитектурным ядром исторического центра города, молчать мы просто не можем, это было бы преступлением.

Когда здание начало разрушаться

То, что было возрождено, за считаные годы пришло в упадок. Трещины, плесень и другие дефекты появляются у здания быстрее, чем подрядчик успевает их устранять.

— Прошло два года после сдачи в эксплуатацию, и начали выползать нюансы, которые заставили нас более внимательно взглянуть на завершенную стройку, — рассказывает священник Владимир Мультан, проректор по административно-хозяйственной части. — В августе 2017 года мы начали глобальную работу по выявлению недостатков. И тут все стало открываться: за первым дефектным актом последовал второй, потом третий, дальше — хуже, а сейчас объект находится в таком состоянии, что возникли ситуации, связанные с угрозами для жизни людей, не говоря уже о том, что мы не можем его полноценно эксплуатировать.

Мы отправляли письма в Министерство архитектуры, Минкульт, были у первого замминистра архитектуры, и кое-что сдвинулось с мертвой точки, сюда были привлечены органы госстройнадзора, и подрядчик приступил к устранению каких-то недоработок. Но на самом деле они занимаются малосущественными вещами, не уделяя внимание основным структурным проблемам: фундаменту, гидроизоляции, множественным протеканиям кровли. То, что они устраняют, это имитация деятельности без фактического результата.

Опасно для жизни

В июне этого года произошло обрушение карниза. Его фрагмент хранится в здании ректората в качестве сувенира. После этого опасное место обнесли предупредительной лентой. Такая же лента появилась и вдоль улицы Зыбицкой, где каждый вечер гуляют подвыпившие люди, не склонные обращать внимание на предупреждения об опасности.

— После того как мы побывали на приеме у замглавы администрации Центрального района, строительное управление вступило с нами в диалог и стало устранять системные огрехи, а не имитировать бурную деятельность вокруг «косметики». Во внутреннем дворе, где обрушилось несколько десятков метров карниза, подрядчик установил леса и начал ремонтные работы.

Карниз здания со стороны внутреннего двора нам обещают полностью восстановить. Но это не первый случай такого серьезного вмешательства. Еще в этом году возникли серьезные проблемы с фасадом ректората со стороны ул. Богдановича, внутри наружных стен строители оставили штукатурные маяки, которые скоррозировали, и это вызвало возникновение множественных трещин по фасаду. Но даже после ремонта проблема не исчезла.

Сомнительное золото, трещины, грибок и входные двери, которые выглядят как межкомнатные

Священник Владимир Мультан считает, что причина многочисленных трещин и грибка заключается в том, что фундамент проложен без гидроизоляции. Этот дефект отчасти устранен только в общежитии во внутреннем дворе, где подрядчик вскрыл фундамент и сделал обмазочную гидроизоляцию в рамках гарантийных обязательств. Однако проректор уверен, что такой же дефект есть у всех зданий, входящих в состав комплекса. Из-за него стены стремительно ветшают и покрываются трещинами.

— Хотя в проекте гидроизоляция предусмотрена и на нее были потрачены значительные средства, по факту ее нет. Есть голые камни, лежащие на земле. Кирпич просто рассыпается от влаги. Помимо гидроизоляции, во внутреннем дворе комплекса должна быть такая разуклонка, чтобы у зданий вода не задерживалась. Вместо этого дороги вымощены так, что вся вода стекает к фундаментам. Та же самая проблема с внешней стороны улиц Кирилла и Мефодия — там тоже нужно делать вскрытие фундамента, по результатам которого, я уверен, мы обнаружим тот же дефект. Потому что в медсанчасти, которая находится в этом здании, стены сыреют и покрываются черной плесенью. Именно так проявляется отсутствие гидроизоляции.

Из-за грибка мы не можем использовать медсанчасть по назначению. Мы все время держим в ней окна на проветривании, но грибок не отступает. Не исчез он и после того, как подрядчик счистил его и обновил отделку. Чтобы избавиться от грибка, представители «Белгоспроекта» предложили нам просверлить в дверях отверстие, чтобы был воздухообмен, представляете?

Отец Владимир показывает деформационный шов между исторической и новой частью здания общежития. По его словам, шов должен заполняться специальным составом, но он пустой: в полость можно засунуть руку. Трещина по шву идет от основания до третьего этажа, разрывая всю стену.

Согласно проекту, купол академического храма должен быть позолочен. Но сейчас он выглядит потускневшим и даже облезшим. «У нас, должно быть, кислотные дожди», — шутят священнослужители.

— А так выглядит переход между главным корпусом и ректоратом. Лист утеплителя в какой-то момент начал съезжать, и все шло к тому, что он в конце концов упадет. Вызвали представителя треста, они сбили все, что плохо держалось, и начали принимать меры по устранению этого дефекта. Но на третий день после устранения новую отделку снова пронзила трещина. Мы спросили подрядчика: как это понимать? Нам сказали, что это временное решение. Видимо, трест — очень богатая организация, раз смогла себе это позволить.

В здании общежития на мансардном этаже, где проживают студенты, в некоторых комнатах в зимний период температура не поднималась выше 17 градусов. Когда стену вскрыли, выяснилось, что швы между газосиликатным кирпичом даже не заполнены цементным клеем! Но мало того, отсутствовала вся теплоизоляция. Два зимних месяца строители утепляли внешний контур здания, потому что из комнат можно было улицу рассмотреть, не заглядывая в окно.

Слуховые окна на крыше просто сгнили. Доски меняют, а текущую кровлю — нет. Вот какой смысл? Пройдет пару лет, и они точно так же сгниют.

Еще одна проблема — это межкомнатные двери, которые ведут на улицу. Такие установлены, например, на выходе из актового зала. По словам проректора по административно-хозяйственной части, зимой температура в нем не поднималась выше 8 градусов тепла.

На крыше здания ректората установлена система приточно-вытяжной вентиляции, но забор воздуха идет из закрытого окна. Там же установлено множество водонагревательных приборов и всего один сток на самом возвышенном месте. Если рванет батарея — затопит все.

Есть и не столь существенные дефекты. Шкаф с фильтрами расположен слишком близко к стене, а в переходе между главным корпусом и ректоратом не открывается окно из-за уклона откоса. И таких мелочей по зданию — масса.


Комментарий подрядной организации: «У нас тоже наболело это все, крайне наболело»

Мы давно несем убытки, восстанавливая этот объект за свои средства, — говорит Олег Курбатов, главный инженер СУ-7. — Работаем даже когда случай негарантийный. Фасад неоднократно чинился, но продолжает разрушаться. Я не проектный институт и не могу достоверно сказать, в чем причина: в старых фундаментах, Свислочи или воздействии метро.

Большая доля дефектов связана с неправильной эксплуатацией здания. Отливы и дождеприемники были замусорены листвой, на отливах, выступах и карнизах собирался снег. Не существует отделочных материалов, которые способны выдержать периоды отсутствия эксплуатации и сохраниться в надлежащем виде.

Почему отслоилась двухметровая часть карниза? Дело в том, что в первом проекте здания не было указано, из чего карниз должен быть сделан и как крепиться. Позже в проект внесли дополнение по этому карнизу. Но он выступал за уровень водослива кровли. И во время осадков на него попадала вода. Она проникала под него, замерзала, происходило отслоение.

Такая же проблема с фундаментами — на момент строительства объекта проект не соответствовал действительности. Исторические фундаменты из битого камня, по которым мы якобы не выполнили вертикальную гидроизоляцию, не были учтены в проекте. Я считаю, что мы все выполнили в соответствии с проектом. Не наша вина, что этот проект не учитывал таких вещей.

Да, действительно, мы утепляли мансардный этаж общежития в 2017 году. Но не потому что построили здание не по проекту, а потому что температура не соответствовала нормативной и представители проектного института дали нам рекомендацию выполнить это утепление.

Выход из актового зала на улицу — это не межкомнатная, а наружная дверь. Она выполнена по проекту. На нее есть паспорт. В  соответствии с проектом она изготовлена и установлена.

Мы не участвовали в позолочении купола. Заказчик пригласил другую организацию, которая выполняла этот вид работ.

Поверьте, у нас тоже наболело это все, крайне наболело. Все эти переделки нам очень недешево обходятся. Не отрицаю, что-то могло быть выполнено некачественно в силу человеческого фактора. Но сколько раз там работали строители, делали-переделывали, вызывали обследователей, проектировщиков и спрашивали, как все сделать правильно. Все работы были приняты с комиссиями, как положено. Так почему мы в этой истории оказались крайними? Не знаю.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Александр Ружечка