«Обитель зла» или ядерный щит, даровавший мир? Как литовцы распорядились наследием холодной войны
203
13 июля 2018 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий
«Обитель зла» или ядерный щит, даровавший мир? Как литовцы распорядились наследием холодной войны

Вьющаяся по лесу грунтовка упирается в ворота с колючей проволокой. Дальше — площадка размером с два футбольных поля, четыре приземистых белых купола, «грибы» вентиляционных шахт и бетонные дорожки. Выглядит все мирно и безобидно, если не знать, что скрыто под землей… Более полувека назад здесь, в глухих лесах в 50 километрах от Балтийского моря, заступил на боевое дежурство самый современный в СССР ракетно-ядерный комплекс шахтного базирования, способный уничтожить любой западноевропейский город в радиусе 2000 км. Сегодня некогда сверхсекретный военный объект превращен в музей и открыт для туристов со всего мира. В этом репортаже мы расскажем, как литовцы распорядились наследием холодной войны, а заодно посмотрим, что стало с аналогичным ракетным комплексом на территории Беларуси.



Как в СССР появились шахты ядерных ракет

Первенцем ракетно-ядерной эры в СССР стала баллистическая ракета Р-5М, принятая на вооружение в 1956 году. Предельное расстояние, на которое она могла доставить ядерный заряд мощностью в одну мегатонну, равнялось 1300 км, а приведение комплекса в состояние боевой готовности и предстартовые манипуляции занимали 5—6 часов. «Пятерка» считалась весьма прогрессивным для своего времени оружием, однако в условиях набирающей обороты холодный войны вскоре возникла потребность в создании более серьезных средств поражения и устрашения. Особую уязвимость своей ядерной программы СССР почувствовал в 1958-м, когда США разместили в Великобритании 60 ракет «Тор» с дальностью 2400 км, которые находились за пределами досягаемости Р-5М.

Результатом изысканий конструкторского бюро Михаила Янгеля стала ракета Р-12. Дальность ее полета составляла уже 2000 км, мощность заряда была увеличена до 2,3 мегатонны. Не менее важное отличие Р-12 от предшественниц заключалось в применении долгохранимых компонентов топлива (керосин и азотная кислота), благодаря чему полностью заправленный комплекс мог находиться в состоянии боевой готовности до 30 дней, а пуск был возможен через 30 минут после наведения на цель и поступления команды.

С конца 1950-х на западных рубежах СССР началось развертывание полков и дивизий, оснащенных ракетами Р-12. При всех своих преимуществах расположенная на стартовом комплексе ракета оставалась легкой мишенью для противника, как и вся вспомогательная техника и инфраструктура. Расчеты показывали, что взрыв заряда мощностью в одну мегатонну гарантирует поражение стартовой позиции на расстоянии до 5 км. При этом находящиеся на вооружении США ракеты имели мощность 1—3 мегатонны и максимальное баллистическое отклонение около 3 км, что не могло не тревожить руководство ракетных войск стратегического назначения СССР.

Решением этой проблемы стал новый способ базирования ракет — шахтные пусковые установки. В мае 1960 года вышло постановление Совмина СССР о разработке боевой ШПУ «Двина» для ракеты Р-12, и вскоре в глухих литовских лесах близ местечка Плокштине началась вырубка деревьев и строительство огромного подземного сооружения, включающего в себя два уровня командно-инженерного блока и четыре шахты, уходящие на глубину свыше 30 метров. Комплекс был полностью готов к 1 января 1963 года и стал первым в своем роде в системе РВСН.

«Американцы все знали»

Несмотря на хитрости маскировки (бетонка устилалась травой, а на куполах шахт громоздились сараи), по мере развития систем спутникового слежения американцы вычисляли расположение советских ракетных комплексов. Работая в инфракрасном спектре, по тепловому контрасту спутники хорошо видели бетонные массивы, даже спрятанные под землей.

— Здесь было несколько периметров и шесть степеней защиты, начиная от обычной колючей проволоки и заканчивая специальной сеткой, похожей на рыболовную сеть, на которую днем подавалось дежурное напряжение в 220 вольт, а с наступлением темноты — боевое — 1700 вольт, — рассказывает сотрудница музея. — Оборудование и топливо для ракет перевозили только по ночам, а местным жителям, чьи дома стояли у дороги, в это время запрещали выходить во двор и даже выглядывать из окон. Нам с двоюродной сестрой все равно было интересно, и мы подглядывали, но однажды солдат нас заметил и разбил автоматом окно…

Каких-либо происшествий на станции не было. По крайней мере, мы, жители этого района, о них не знали. Разве что однажды при перевозке перевернулась бочка с топливом. В том районе погибло много деревьев…

Век «Двины» и подобных ей подземных комплексов был недолог. В конце 1970-х они массово снимались с боевого дежурства. На смену рассекреченным и морально устаревшим шахтным установкам и ракетам Р-12 пришли менее уязвимые мобильные ракетные комплексы «Пионер».

— Американцы засекли эту базу со спутника еще в 1967 году. У нас есть документ из архива США с перечнем военных объектов на территории СССР, в том числе там есть точные координаты и этой пусковой установки, — говорит экскурсовод.

От разграбления до музея холодной войны

База РВСН в Плокштине была закрыта в 1978 году. Военные увезли с собой ракеты, оставив внутри генератор, все системы жизнеобеспечения, различное оборудование. В последующие годы объект подвергся полному разграблению, как и почти все остальные шахтные пусковые установки, размещенные в Прибалтике, Беларуси и Украине. Мародеры выпиливали даже внутреннюю металлическую обшивку шахтных стволов.

Впрочем, до раскапывания технического блока экскаваторами, как это происходило в Латвии, здесь дело не дошло. С 1993 года объект худо-бедно охранялся усилиями Жемайтийского национального парка. В 2009 году группа энтузиастов из организации «Центр военного наследия» начала работу над регенерацией комплекса и созданием музея. С финансированием помог Евросоюз. Пришлось откачивать из шахт воду, частично восстанавливать систему вентиляции. А информация для оформления экспозиции собиралась буквально по крупицам, в том числе на специальных форумах в интернете, где бывшие ракетчики рассказывали, какое оборудование использовалось, как проходила служба и т. д.

Вход в музей

Зал пропаганды и кнопка «судного дня»

Музей был открыт в 2011 году, и теперь за умеренную плату у всех желающих есть возможность побывать внутри командно-инженерного блока, пройти по потерне, заглянуть в одну из ракетных шахт и получить хотя бы общее представление о том, как был устроен и как функционировал этот сложнейший в инженерном и техническом плане военный объект.

Осмотр экспозиции начинается с поста дежурного.

К сожалению, воссоздать оригинальную обстановку и интерьеры ШПУ «Двина» у реставраторов не получилось. Комплекс был полностью разграблен, сохранились лишь жалкие остатки оборудования и элементы коммуникаций. Поэтому в пустых помещениях на верхнем уровне командно-инженерного блока были обустроены различные экспозиции. Одна из них посвящена истории холодной войны, другая — политической пропаганде. Здесь собраны образцы различных орудий, фотоматериалы (включая снимок ШПУ с американского спутника), архивные документы.

В одном из залов в разрезе представлен макет «Двины». От центрального блока отходят тоннели — это потерны, ведущие к ракетным шахтам.

Сами шахты состояли из шести уровней, каждый из которых был предназначен для обслуживания различных систем: заправочных коммуникаций, насосов дренажа, двигателя, дренажного рукава бака окислителя, приборного отсека и т. д.

Радиоузел. Здесь связисты часами вслушивались в эфир в ожидании команды о приведении комплекса в состояние боевой готовности. Визуальная составляющая весьма кстати дополнена атмосферным звуковым сопровождением: прогуливаясь по залам, мы слышим переговоры радистов, сигналы тревоги.

Комната отдыха.

Бункер мог существовать автономно. Если основное питание отключалось, в работу вступал дизель-генератор мощностью 830 л. с. Кроме него, за жизнеобеспечение отвечали еще и два вспомогательных генератора.

Следующее помещение — электрощитовая. Здесь находилась подстанция, распределявшая электричество на весь комплекс. Осталось лишь несколько оригинальных панелей электрошкафов. Бетонные опоры указывают на высоту существовавшего ранее фальшпола.

А здесь когда-то была цистерна с окислителем, о чем свидетельствуют опорные ложементы. Справа вверху находился технологический подход для доступа к верхней части цистерны. Сейчас здесь развернута фотоэкспозиция, посвященная борьбе Литвы за независимость.

Крупные отверстия в стенах предназначались для прокладки электрических кабелей между различными частями бункера и ракетными шахтами.

Дополняет экспозицию зал «судного дня». Если нажать кнопку, загорается красный свет, на стене вырастает проекция зловещего ядерного гриба, ударная волна превращает в пыль людей и города. А инсталляция показывает, что станет с городом в случае ядерного удара.

К одной из шахт ведет длинная потерна. Вдоль ее стен раньше были закреплены кронштейны, по которым в центральный блок тянулись провода.

Потерна приводит в кольцевое технологическое помещение вокруг верхней части шахты.

Поднявшись по ступенькам, можно заглянуть в колодец глубиной более 30 метров. Здесь и стояла ракета, способная уничтожить целый город.

Ширина шахты — 7 метров, внутри был установлен пусковой стакан диаметром 5 метров из высокопрочной стали, в который и помещалась ракета перед стартом.

Беларусь: остались только фотографии

Отношение к наследию холодной войны в Литве (как и в Беларуси) сегодня неоднозначное. Кто-то воспринимает мрачный подземный бункер как «обитель зла», для других объект РВСН — могучий ядерный щит, обеспечивший мир на земле. Как бы там ни было, благодаря такому музею в Литве сохранена память об этой непростой странице истории XX века. В Беларуси же на государственном уровне не было предпринято ни единой попытки сохранения аналогичных комплексов — а их на территории страны насчитывается два. Еще около 10 лет назад ШПУ «Чусовая» в Сморгонском районе пребывала в состоянии лучшей сохранности, чем литовская «Двина» накануне реконструкции, однако, оставаясь без охраны, комплекс подвергся полному опустошению. Сейчас он засыпан песком, а на фото ниже — состояние в конце 2015 года.

Расположенную в Поставском районе белорусскую копию литовской «Двины» уже можно считать полностью утраченной. Два с половиной года назад посетив этот объект, корреспонденты Onliner.by обнаружили затопленные шахты, под водой находился и нижний уровень командно-инженерного блока. Теперь площадку рекультивировали, центральный бункер засыпан грунтом, а шахты закрыты железобетонными плитами. Для истории остались лишь фотографии.

Читайте также:

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий