Башня надо? Как оживляли старую водонапорку, но что-то пошло не по плану
117
17 мая 2018 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов, автор
Башня надо? Как оживляли старую водонапорку, но что-то пошло не по плану

Реликтовая постройка в центре Гомеля могла бы стать самым колоритным объектом общепита в стране. Или не общепита. Или не в стране. Но что-то пошло не так. К старым красным кирпичам приделали коробку «под старину» и, как уж сумели, стилизовали под «замок». Внутрь засунули стандартный набор социальных благ: караоке, полиэтиленовые подстилки под стаканы, шторы с богатыми завитухами… Это не слишком радостная (пока) история о том, как пытались возродить старую водонапорку. Опыт редкий и полезный.

Что происходит

Пристрелить не поднялась рука

В самом центре города прячутся чудом выжившие остатки частного сектора — с довоенными наличниками, яблонями, ульями и тому подобным инвентарем. Над всем этим величественно торчит водонапорная башня. Когда она тут появилась, никто не помнит. Всегда была.

Числилась за водоканалом, питала водой окрестные колонки. Потом появился нормальный водопровод, и башню закрыли на несколько десятков лет. Было ясно, что по прямому назначению это сооружение (как и десятки подобных по стране) уже не пригодится.

2009 год. Фото: fgb.by

Рушить такую красоту то ли рука не поднялась, то ли просто не знали как. Бетонный пояс наверху было проще залить, чем теперь сносить. Город решил продать объект — и многие были удивлены, когда это внезапно удалось. В 2007 году башня досталась местной фирме — и снова на несколько лет наступила тишина.

Артефакт напомнил о себе в 2011-м. Горожане принялись активно обсуждать невиданный проект, предложенный бизнесменами, которые пожелали использовать башню под ресторан. Как конкретно это реализовать, никто тогда толком не знал, но очевидно же: раз есть башня, надо устроить в ней «крутой ресторан» — есть такой романтический штамп.

Новые владельцы рассказывали про джакузи с пузырьками на крыше, произносили другие удивительные вещи. Мечтали, как снесут все эти резные наличники («В центре ветхих строений быть не должно»), чтобы было где развернуться. Многие не верили, что дело пойдет дальше красивых картинок.

Но в 2014 году заведение открылось под названием «Башня». Оно представляло из себя уже не просто башню. Появилась трехэтажная пристройка с кафе и банкетными залами.

Потом опять наступила тишина.

Оно живое!

В тени под башней видны признаки жизни: девушки наводят порядок, что-то трут, метут. Это, вообще-то, неожиданно: нам почему-то казалось, что башня закрыта. Да и не только нам. У многих реакция примерно такая: «О-па, а оно работает?! Вроде ж говорили, что давно закрылось… Или не открывалось…»

Откуда взялось это «закрылось», совершенно непонятно, как-то само летает в воздухе. Здоровенная постройка умудряется быть незаметной в двух шагах от центральной улицы. При этом внутри что-то происходит, здесь, говорят, бывают посетители…

— Свадьбы, выпускные вечера, прочие праздники довольно часто проходят, — перечисляет бармен Максим. — Там у нас караоке, тут концертные программы… Стены толстые, так что музыка соседям не мешает. Все, что происходит в «Башне», остается в «Башне». Днем народу поменьше, по вечерам и в выходные побольше — все как обычно…

На стенах извилистые бра, на полу глянцевая плитка. Богато.

Но, конечно, самое интересное — это не новодельные банкетные залы, а внутренности непосредственно старой башни.

Изнутри кирпичи намазаны масляной краской. В окнах стеклопакеты с золотыми штуками.

Но нам все кажется, что в «Башне» должно быть побольше… башни, что ли… Требуем от Максима сумасшедших идей — что бы он еще тут сделал, если бы ему за это ничего не было.

— Надо снести крышу и устроить там площадку, — наконец решает парень.

Договариваемся, что клиентов в этом случае придется пристегивать карабинами, потому что случайно выпасть с такой высоты им сам бог велел.

Но настоящим владельцам от таких прибауток не смешно: контролеры вынут душу за безопасность. Вдоль стены изнутри идет по спирали лестница в небеса. Да только на уровне второго этажа, где стоят столики, она обрезана: чтобы небеса не слишком манили.

Из световых окошек открывается какой уж есть вид на крышу и чьи-то грядки.

Верхняя часть башни (там находится бетонный резервуар на 20 тонн) безнадежно закрыта.

При чем тут пленные немцы?

Когда вообще в городе появилась эта башня, никто толком не знает. Местные историки разводят всем, что у них есть, отправляют друг к другу. Сам владелец артефакта по телефону был, скажем, лаконичен.

— Когда построена ваша башня?

— На сайте почитайте. Дальше.

— А кто строил? — пытаюсь понять, имеют ли отношение к возведению пленные немцы.

— Строители. Дальше.

— До свидания.

Нормально пообщались.

На самом деле эту водонапорку, согласно документам, ввели в эксплуатацию в 1965 году. Пресловутые пленные немцы (которые действительно построили многие здания в городе) ни при чем: последнего отправили домой еще в 1953-м.

Продается за долги

Ладно, хозяин — барин. Он честно заплатил городу за объект и вложил еще сотни тысяч долларов в стройку, рюши и клеенчатые подстилки на столы. Это его деньги (вообще-то, кредиторские), его представления о красоте и его право быть «лаконичным». Другое дело, что «Башня» в результате продается за долги.

Фирма, владеющая ресторанным комплексом, сейчас в состоянии экономической санации. Антикризисный управляющий Анатолий Саенок объясняет: объект продается не потому, что он плохой и убыточный — просто с кредиторами надо рассчитываться. В документах о госрегистрации указана «стоимость обязательств» владельца по ипотеке: 4 млрд рублей «старыми». Деньги надо отдать до 31 августа.

— Задача — сохранить предприятие и погасить долги, — говорит Анатолий Саенок — Поэтому планом санации и предусмотрена продажа в счет долга. Ожидается, что до конца этой недели будет проведена новая оценка объекта. Потом цена должна быть одобрена собранием кредиторов, утверждена в экономическом суде, и тогда мы сможем выставить «Башню» на очередные торги. Думаю, это произойдет в конце мая — начале июня.

Вообще-то, покупателя ищут не первый год. Да чего там, почти с самого начала и ищут. Заработало заведение в сентябре 2014-го — и, как выясняется, почти сразу после открытия его стали продавать, по интернету тут и там болтаются старые объявления. Уже много раз сбрасывали цену — никто не приходит покупать такую красоту. Динамика, грубо говоря, получается такая: примерно минус $50 тыс. в год. В конце 2015-го за комплекс просили 1 500 000 рублей (новыми), в феврале прошлого года — 1 466 898.

С недавних пор к продаже подключилась фирма «Белреализация» с ее электронной площадкой. Очередные торги должны были пройти 20 марта, назначили стартовую цену в 1 347 408 рублей — копейки. На сайте «Белреализации» теперь стоит метка «Торги не состоялись»: снова никто из покупателей не заинтересовался.

— Вообще-то, звонили два человека из России, — говорит сопровождающий нас гомельский представитель «Белреализации» Игорь. — Расспрашивали про объект, но в результате до участия в аукционе дело так и не дошло. Дойдет, еще не вечер.

Как показывает опыт той же «Белреализации», цена в процессе электронных торгов может подскочить выше рыночной (этот феномен достоин отдельного рассказа).

— Покупатели объявятся, — вторит Саенок, который не верит, что «Башню» придется уценивать до нуля. — Возможно, именно сегодня кому-то эта цена неинтересна, а через полгода конъюнктура изменится, покупательская способность повысится…

Как бы то ни было, Савенок не исключает, что в результате очередной уценки сумма может понизиться до 1 млн рублей.

А «Башня» того стоит. Даже несмотря на оборочки. В активе у нее — тихий угол в самом центре города, коммуникации, лютый аромат сирени и, наверное, много чего еще, о чем должен распинаться сам продавец. В пассиве — нулевая раскрутка.

Спасибо, что не памятник

Если копнуть поглубже, в Беларуси можно найти немало башен. Некоторые красивы, другие попроще. С этим неприкаянным богатством хлопот не оберешься.

Иногда их «филигранно сносят» тротилом.



Или какие-то камикадзе не менее зрелищно долбят кирпичи отбойным молотком, а потом стараются убежать.



Или башня падает сама, что позволяет сэкономить.

В Борисове как-то пытались вписать старую водонапорную башню в проект жилой многоэтажки. Идея была красивая, но ничем не закончилась.

Получается, кроме Гомеля, практически нет примеров нормального коммерческого использования.

Но, оказывается, совсем необязательно делать в башне ресторан. Это еще Брежнев знал.

Помните затерянный мир под названием Борисовщина? В его существование невозможно поверить, если там не побывать. Там (помимо кучи всего) как раз есть башня. Единственное объяснение, почему она до сих пор потихоньку разваливается без дела, — это то, что богачи не могут отыскать к ней путь, чтобы купить. Кружат беспомощными толпами по Хойникскому району. Между тем еще в семидесятые эта башня использовалась местным колхозом под жилье, внутри были устроены квартиры.

Гомельской башне повезло: несмотря на антикварный вид, она не включена в список памятников или какого-нибудь наследия. Потому ей и смогли найти применение (могли, впрочем, и уничтожить). Как показывает практика, появление охранной таблички во многих случаях означает, что здание обречено: владельцу отныне нельзя забить гвоздь без длинной бумажной прелюдии. Никто не захочет такое покупать.

В истории про ту же Борисовщину мы рассказывали о «парадоксе охранной таблички». Его суть: в панских постройках, оказывается, нельзя держать свиней, это кощунство. Но если не держать, то постройки немедленно приходят в негодность и у них проваливается крыша. Есть какая-то связь.

Их нравы

В сети немало примеров того, как бережно порой обходятся со старыми водонапорками некоторые капиталисты. Переоборудуют под эстетское жилье, музеи, офисы или бог знает что еще.

Нам пока хватило фантазии на один ресторан. Нам уже хватило фантазии на ресторан! Надо бы продолжить.

Дженга в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов, автор