278
02 мая 2018 в 8:00
Источник: Евгения Штейн. Фото: архив Onliner.by, Invictus_poem, forum.onliner.by
Громкие сносы: куда переселили людей, которые боролись до последнего

Эти истории растянулись на годы, свет софитов потускнел, и судьбы прославленных отселенцев уже давно не в объективе. Женщина, протестовавшая на башенном кране, вынужденно живет на даче без удобств. А пенсионерка, которая провела 13 лет в заброшенном бараке, добиваясь справедливой компенсации за снос, переехала в микрорайон Лебяжий. Дом-крепость на Богдановича, коттедж на берегу Свислочи и старушка, которую «Тамбаз» чуть не оставил на улице, — самые громкие истории отселения и их итоги в материале Onliner.by.

Пенсионерка, которую «Тамбаз» чуть не оставил на улице

Эта история началась еще семь лет назад, когда у застройщика «Тамбаз» все было хорошо, а люди верили в его обещания и покупали жилищные облигации, рассчитывая однажды обменять их на квартиры. Там, где сегодня зияет пустыми окнами скандальный долгострой, стоял дом Елены Иосифовны Лопатиной, пенсионерки 1932 года рождения. Пройдет несколько лет, и она пойдет по судам, выиграет дело против застройщика, но все равно не добьется справедливой компенсации.

Взамен дома, где жили Елена Лопатина, ее бывший муж и молодая женщина с ребенком, «Тамбаз» в самом начале предложил три квартиры. Это было прописано в договоре, заключенном между застройщиком и отселенцами. Но затем кто-то внес в него корректировки. Шариковой ручкой.

Выселяли Елену Иосифовну с боем и судебными приставами, ведь вместо дома ей, Мингорисполкому (которому досталась доля уже покойного бывшего мужа Лопатиной) и абсолютно посторонней женщине с ребенком выделили общую «трешку» на улице Парниковой. Пенсионерка немедленно обратилась в суд, который признал ее правоту, аннулировав договор с «Тамбазом». Однако дом Елены Лопатиной к тому времени уже был снесен. Женщина осталась и без усадьбы, и без квартиры, которая, согласно решению суда, отошла обратно застройщику.

Пройдя еще несколько кругов ада, Елена Лопатина добилась судебного решения о предоставлении трех квартир. С Мингорисполкомом «Тамбаз» рассчитался сразу, но в отношении пенсионерки и ее соседки тянул резину: сначала не предлагал ничего, потом — бывшие притоны, жилье погорельцев и варианты на пятом этаже хрущевки без лифта, которые категорически не годились для 86-летней Елены Иосифовны.

— Это не придирки, жить в них действительно было невозможно, — рассказала Onliner.by адвокат Елены Лопатиной. — Мы писали жалобы на исполнителей, наши ходатайства отклоняли, все было без толку. В какой-то момент Елена Иосифовна, которой уже просто тяжело ходить по судам, решила согласиться на квартиру, в которой живет, и денежную доплату к ней.

Доплата небольшая — всего 10 тыс. рублей, но даже с ней «Тамбаз» тянет уже около года.

— Хорошо, что мы приняли такое решение до того, как арестовали Льва Хаютина, — рассуждает адвокат. — Иначе бы квартира, в которой жила Елена Иосифовна, но числилась за застройщиком, была бы продана, чтобы рассчитаться с кредиторами, а пенсионерка осталась бы совсем без жилья.

Женщина, протестовавшая на кране

Эта история прогремела зимой прошлого года. Галина Игнатович, проиграв тяжбу застройщику «Тапас», в знак протеста забралась на башенный кран.

Суд тогда постановил, что взамен дома на Ржавецкой большой семье Игнатовичей положены три квартиры: две из них — для сыновей Галины Игнатович с их женами и детьми, а одна — самой пенсионерке и ее бывшему мужу, который после развода снова женился и прописал новую супругу в дом на Ржавецкой. Благо дом был большой — 131 кв. м общей площади.

Жить вместе с бывшим мужем и его новой женой Галина Константиновна не хотела и, отчаявшись быть услышанной, забралась на строительный кран. Дело довели до сведения президента, Лукашенко осудил поступок пенсионерки, но пообещал разобраться в непростой истории. Тем не менее даже Верховный суд оставил решение в силе. В марте 2017 года семью выселили с боем и судебными приставами.

По словам сына Константина, Галина Игнатович не стала пробовать на вкус жизнь в «двушке» и прямо из дома на Ржавецкой переехала жить на дачу. Зимой ей приходилось регулярно колоть дрова и топить печку. Сама Галина Константиновна не пожелала показать журналистам, в каких условиях теперь живет.

— Планов куда-то переехать у нее нет, сейчас она огород сажает. Да, она собирается приспособить дом к тому, чтобы жить в нем круглый год: утеплить, провести коммуникации, — но на пенсию в 300 рублей это будет не быстрый процесс, — рассказал Константин.

Сыновья Галины Константиновны и их семьи живут в компенсационных квартирах. По словам Константина Игнатовича, условиями они не слишком довольны:

— Мы живем в квартире на Руссиянова, до нас здесь жил алкоголик с кошкой. «Тапас» выкупил эту квартиру, потом все это чисто косметически заклеили новыми обоями…

13 лет прожили в бараке без удобств. Переехали в Лебяжий

Эта история с хеппи-эндом. Семья из четырех человек (пенсионерка, ее дочь, зять и внук) 13 лет прожила в заброшенном бараке без водопровода и канализации, в квартире общей площадью 22 кв. м, судилась с городом за законную компенсацию и в итоге добилась своего: 15 кв. м на прописанного — и не где-нибудь, а в Лебяжьем, через дорогу от водохранилища Дрозды.

Конфликт тянулся с 2003 года, когда город признал бараки на Нововиленской непригодными к проживанию и решил снести квартал в пользу новых трамвайных путей. В администрации района шутили, что на деньги, потраченные за это время на обогрев семи отселенных двухэтажек, можно было проложить по Нововиленской золотые рельсы.

— Мы довольны компенсацией, но 13 лет жизни нам никто не вернет, — рассказала Лариса Антоновна в разговоре с журналистами. — Столько мучились, судились, ходили по инстанциям и жили в этом страшном заброшенном доме, в ужасных условиях. За это время в нем случилось три пожара, снесли туалет на улице, будто забыв о нас. Конечно, хорошо, что все разрешилось, но какой ценой!

Дома-крепости на Богдановича

«Тамбаз» оставил после себя еще две нашумевшие истории. Первая касается двух добротных коттеджей, которые мешали строительству 25-этажного дома. За стойкость минчане прозвали эти коттеджи «Брестской крепостью». По словам собственника, в 2008 году они были оценены в $3,1 млн, однако «Тамбаз», ссылаясь на отсутствие свободных денег, компенсацию выплачивать не спешил. Затем грянула девальвация, и застройщик начал настаивать на повторной оценке, но хозяин домов, бывший воин-афганец, уже не пускал оценщиков на порог. Суды длились около пяти лет, и в итоге стороны пошли на компромисс — денежную компенсацию, размер которой и застройщик, и собственник предпочли оставить в тайне.

Вторая крепость, «Белая», до сих пор стоит на территории ЖК «Аркадия». Ее жильцы вот уже 10 лет «сидят на чемоданах»: не то отселенцы, не то постоянные жители особняка, зажатого в хороводе готовых домов и долгостроев. Собственник долго судился с застройщиком: оценка «Белгипрозема», на его взгляд, не покрывала и половины рыночной стоимости дома. В итоге «Тамбаз» так и не снес «Белую крепость», на месте которой, согласно проекту, должен был появиться подземный паркинг.

— Мы продолжаем жить в Экскаваторном переулке. У застройщика нет денег, что с ним судиться? Вот когда в паспорте объекта появится новый застройщик, когда начнут двигаться краны, завозиться стройматериалы — тогда можно начинать какие-то переговоры. А пока наше отселение висит в воздухе, — рассказал Onliner.by собственник дома Валентин.

Коттедж на улице Полесской: жильцы пытаются «вписать» свой дом в генплан

Статус застройщика «Лада ОМС-Инжениринг» на сегодня неясен: кредиторы уже успели подать на организацию в суд, а судебные приставы — арестовать 14 квартир, принадлежащих застройщику, и выставить их на аукцион. Квартиры находятся в 25-этажном доме «Набережный», который со скрипом ввели в эксплуатацию, нарушив сроки строительства на три года. Прямо у подножия этой высотки стоит ладный коттедж на две семьи, жильцы которого в 2010 году получили уведомление о сносе. Участок под коттеджем отошел застройщику в рамках инвестиционного договора и должен был стать зоной роста квартала «Червенский парк». Но не стал. Вместо этого история несостоявшегося сноса коттеджа навсегда оставила отпечаток на судьбах его жителей.

— Эта стройка разрушила жизнь нашей семьи, погубила все то, к чему мы шли в свои самые результативные годы, — грустно рассуждал в феврале 2014 года один из собственников коттеджа Анатолий Демчин. Уже в марте его не стало: испытание сносом подкосило его здоровье, и Анатолий умер в результате сердечного приступа.

Спустя четыре года его сосед и товарищ по несчастью, владеющий второй половиной коттеджа, подал в суд на внесение дома в новый генплан.

— Суд признал решение о сносе нашего дома утратившим силу, — рассказал Игорь в телефонном разговоре с Onliner.by. — Причем утратившим силу с 2013 года, хотя нам каждые полгода говорили, что дом вот-вот снесут. Но мы все еще стоим в планах на снос до 2020 года. Через суд я борюсь за то, чтобы дом включили в зону сохранения.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Евгения Штейн. Фото: архив Onliner.by, Invictus_poem, forum.onliner.by