Чем можно обставить комнату за 1000 рублей? Репортаж из минских комиссионок

112
16 октября 2017 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Александр Ружечка

Чем можно обставить комнату за 1000 рублей? Репортаж из минских комиссионок

Во времена тотального дефицита комиссионки считались поистине культовыми местами, где среди хлама и старья можно было откопать фирменные «левайсы» и двухкассетник Sharp. В «комках» продавались вещи, привезенные соотечественниками из заграничных командировок, а также почти любое бэушное добро: халаты с перламутровыми пуговицами, радиолы, кухонные гарнитуры… Как ни странно, такая, казалось бы, реликтовая форма магазинной торговли все еще существует. Корреспонденты Onliner.by прошлись по минским мебельным комиссионкам, изучили ассортимент и цены.

Торгуя вещами с рук, в СССР можно было прослыть спекулянтом и фарцовщиком (и нажить проблемы с законом). Комиссионные же магазины предоставляли гражданам (в том числе имеющим доступ к товарам из-за железного занавеса) возможность вполне честного заработка, беря за это сравнительно небольшое вознаграждение — 7% от продажной цены.

Вездесущий блат, пустивший корни во многих сферах жизни советского общества, процветал и в комиссионной торговле. Водить дружбу с директором или продавцом «комка» считалось так же круто, как и иметь «своего» врача. Дефицитные товары припрятывались для клиентуры и тайком отпускались из-под прилавка.

На протяжении десятилетий для рядового советского гражданина комиссионка была местом, где можно было приобрести бывшие в употреблении вещи по приемлемой цене. В начале 1990-х, когда за границу потянулись первые «челноки», случился бум комиссионной торговли. А в последующие годы по мере насыщения рынка товарами народного потребления такие магазины начали закрываться…

За прошедшие со времен развала СССР четверть века классические магазины комиссионной торговли практически вымерли, но рыночная потребность в них окончательно не иссякла. В Минске осталось всего два крупных магазина, берущих на продажу подержанную мебель (оба — негосударственной формы собственности). Один из них находится по адресу бульвар Шевченко, 17. Если тоскуете по СССР — вам сюда.

Магазин состоит из нескольких секций, загроможденных всевозможной мебелью и бытовой техникой — от холодильников и громоздких лакированных шкафов до пуфиков и светильников. Есть отдел, где продают бывшую в употреблении столовую посуду. Посетителей хватает. Кто-то приценивается, блуждая по узким проходам, кто-то оформляет купленный или поступивший на продажу товар.

Комиссия магазина — 40%

В дверном проеме с комодом на плече пыхтит грузчик, за ним следует пенсионерка. «Аккуратнее, прошу вас, не поцарапайте», — умоляет она.

Вместе со старым комодом женщина отдает в комиссионку журнальный и раздвижной столы, два тюфяка и несколько табуреток.

— Это чешский гарнитур времен дефицита, — разговорилась с нами пенсионерка. — Моя мама была большой начальницей, ей полагалось специальное снабжение. Почему продаю? Надо разгрузить дачу.

Товаровед навскидку оценивает комод рублей в 10—12. «Нет-нет, надо больше. Я только за перевозку 55 рублей отдала…»

Комиссия магазина составляет немалые 40%. Предположим, мы сдаем диван и его оценивают в 100 рублей. В случае продажи на руки мы получим только 60 рублей. Но никто не гарантирует быструю продажу. Если товар не востребован в течение 20 дней, его стоимость снижают на 20% — до 80 рублей. Еще через 20 дней наш диван потеряет еще 30% и подешевеет до 56 рублей. Если тогда его и купят, мы получим только 33,6 рубля, а 22,4 рубля в виде комиссии заберет магазин.

Конечно, в любой момент можно забрать вещь назад. Только по условиям договора магазин потребует выплатить компенсацию за хранение — 5% от начальной стоимости за каждый месяц. Стоял диван один месяц и один день — заплатите как за два месяца.

— С одной стороны, в наших же интересах оценить товар подороже, ведь от этого зависит и величина комиссии. Но если цена окажется слишком высокой, никто же не купит, а товар будет занимать дефицитное место. Так что, прислушиваясь к цене, которую предлагает продавец, стараемся найти компромиссное решение, — объясняет товаровед Анна Антонович. — Бывают, конечно, исключительные случаи. Если товар не продается в течение определенного периода после третьей уценки, его цена снижается до минимальной. Однажды мы продали стол всего за 1 рубль.

Спустя 15 минут на комоде и других вещах, привезенных пенсионеркой с дачи, появляются ценники. Лакированный журнальный столик на тонких ножках оценили в 20 рублей, раздвижной стол — в 60, комод — в 17, тюфяки — по 20, табуретки — по 10 рублей. Если все раскупят в ближайшие 20 дней, женщина получит чуть больше 100 рублей (за вычетом комиссии). С учетом уплаченных грузчику 55 рублей ее доход составит 45 рублей. Если все вещи простоят 20 дней и продадутся после первой уценки, пенсионерка окажется в плюсе с 28 рублями. А если покупатели найдутся лишь после второй уценки, то выгода составит всего 3 рубля.

В раздумьях пенсионерка покидает магазин, а торговый зал тем временем наполняется новыми людьми. Мужчина с ребенком выписывает себе по безналу микроволновку (после двух уценок она стоит 67,2 рубля).

Советское барахло, IKEA, вещи с историей

Мы считали, что комиссионки — это сплошь советское барахло. Оказалось, не совсем. Современные магазины такого формата выживают в том числе за счет продажи новой мебели от производителей. Здесь все вперемешку. Стоит, например, новый кожаный диван за 1300 рублей, а в соседнем отделе — кресло горбачевской поры с отломанным подлокотником за 8,4 рубля.

Немало и достаточно свежей мебели, прослужившей своим прежним владельцам несколько лет. Попадается даже IKEA. Например, детская кроватка за 170 рублей. В Вильнюсе такая же новая стоит €157.

Или вот вариант для дачи — кресла из искусственного ротанга за 40 рублей каждое.

Хватает и вещей с историей: старинная швейная машинка за 40 рублей, чемодан середины прошлого века за 50, в котором обнаружился пожелтевший номер «Советской Белоруссии» за 1961 год… Сотрудники магазина говорят, что такие вещи часто берут киношники, они же скупают и старую советскую мебель. Громоздкие секции (в которых традиционно пылились хрусталь и чайные сервизы) сейчас мало кому нужны, зато для съемок фильма подойдут в самый раз.

Продастся все?

Большинство предметов мебели в хорошем состоянии продаются за первые несколько месяцев. Но есть вещи, зависающие надолго.

— Вот, наверное, главный наш долгожитель, — Анна показывает тумбу под телевизор. — Стоит с 17 февраля. Принимали — стоила 150 рублей, теперь 40. Нормальная вроде бы вещь, а не берут. Сфотографируйте, может, купит кто.

Молодой человек в кожаной куртке интересуется картинами.

— Художник пусть и не великий, но старался. Между прочим, маслом писал, — товаровед рекламирует летний пейзаж в багете. — 78 рублей всего, а принимали за 140. Второй месяц висит.

— Будет за 10 — куплю, — не впечатлен разборчивый посетитель.

Покупается далеко не все. После второй уценки некоторые комитенты (люди, сдающие вещи в магазин) сами забирают свое добро, уплачивая лишь проценты за хранение. Логика понятна: чем отдавать дорогой сердцу кухонный гарнитур за копейки, лучше выставить объявление в интернете и ждать.

Посетители — пенсионеры, студенты, владельцы съемных квартир

Посетители комиссионки — люди разного возраста. В основном, конечно, пожилые, а также женщины и мужчины средних лет. Мы перекинулись словами с двумя пенсионерками, пришедшими в магазин в поисках комода.

— В молодости по комиссионкам мы не бегали, — говорит одна из них. — А сейчас вот ищем, где подешевле. Ну а что в этом плохого или зазорного? Хороших вещей здесь хватает. У меня и внучка в комиссионке что-то покупает.

Покупателей можно разделить на три основные категории. Первая — владельцы съемных квартир. Тут все понятно: зачем отдавать квартирантам на уничтожение новенький диван за 600 рублей, если можно найти бэушный вариант за 100—200? Перед началом учебного года активизируются студенты, переезжающие в общежития и на съемное жилье. Они сметают кровати и все, на чем можно спать. Третья категория — малообеспеченные люди (как правило, пенсионеры). А вот молодые семьи, каким бы ни было их материальное положение, предпочитают руководствоваться принципом «Все лучшее — детям». Потому детские кроватки и манежи особым спросом не пользуются.

Что почем в комиссионках?

Цены на определенные товары в комиссионке могут отличаться на порядок, что объясняется степенью физического и морального износа мебели и техники. Если исключать из поля зрения старье и ориентироваться на средний ценник, то рублей за 700—1000 можно полностью обставить комнату. В смету войдут шкаф, диван, компьютерный стол и стул, полка для книг, кресло, светильник, телевизор и еще кое-что по мелочи.

Ниже приведем средний диапазон цен на различные товары:

  • шкаф: 28—234 руб.;
  • диван: 97—276 руб.;
  • тахта: 383—434 руб.;
  • детская тахта: 105—180 руб.;
  • детская кроватка: 12—185 руб.;
  • кресло: 8,4—70 руб.;
  • комод: 17—183 руб.;
  • компьютерный стол: 150—207 руб.;
  • компьютерный стул: 26—95 руб.;
  • журнальный столик: 20—89 руб.;
  • табуретка: 14—33 руб.;
  • подставка для книг: 10—30 руб.;
  • кухонный стол: 167—370;
  • зеркало: 12 −15 руб.;
  • потолочный светильник: 39—96 руб.;
  • телевизор: 50—55 руб.;
  • холодильник: 120—840 руб.;
  • электроплита: 12 руб.;
  • стиральная машина: 92,4 руб.;
  • стационарный телефон: 6—72 руб.;
  • кружки, тарелки: 1— 2,5 руб.;
  • вилки: 1 руб.;
  • ваза для цветов: 5—15 руб.

«Кто-то и лишнему рублю будет рад»

Второй по величине комиссионный мебельный магазин работает в доме №24 на улице Ванеева. Здесь торговый зал поделен примерно поровну между новой и подержанной мебелью.

— Нашему магазину лет 50, я работаю здесь с начала 1990-х и еще застала очереди и ажиотаж. Тогда по всему Минску было 22 комиссионки, с нами работало трансагентство, только и успевали завозить товар. Однажды чуть до драки не дошло, когда покупатели не поделили кухню «Вязынка», — говорит главный бухгалтер магазина Светлана Станишевская.

Времена дефицита давно прошли, жизнь стала сытнее, а торговля бэушной мебелью и техникой переместилась на интернет-площадки. Какой тогда смысл в существовании комиссионных магазинов?

— Кому-то надо быстро освободить квартиру от старой мебели — тогда вспоминают про нас. Кто-то не хочет пускать к себе домой визитеров, а кому-то лень мотаться по нескольким адресам на просмотр вещей, созваниваться с продавцами, подстраиваться под удобное им время, — приводит доводы в пользу комиссионок Светлана. — Наконец, не все пользуются интернетом. Пенсионерка, которой нужна табуретка, не пойдет на сайт, а приедет к нам и выберет то, что ей нужно.

Магазин на Ванеева берет комиссию в размере 30%. Первая уценка последует через 20 рабочих дней — на 20%, еще через 14 рабочих дней от новой цены отминусуют еще 30%.

— Далеко не все соглашаются с предложенной нами ценой. Как-то раз женщина распереживалась: «Я же 15 млн за диван отдала», — вспоминает случай Светлана. — Объясняем, что получить деньги, затраченные на покупку новой вещи, нереально. В итоге тот диван продался за 6,9 млн рублей (дело было до деноминации).

Интересное наблюдение от сотрудников магазина: не всегда дешевая вещь продается быстрее дорогой. Бывает, стоят на полке два аналогичных бытовых прибора. Один, к примеру, стоит 30 рублей, второй 40. Разницы между никакой, просто один из продавцов настоял на своей цене либо по одному из товаров сработала уценка. Первым наверняка купят тот, что стоит 40 рублей. Срабатывает стереотип: дороже — значит, качественнее.

Помимо крупногабаритной мебели, продается и мелочовка: картины, настольные лампы, кто-то принес проводную компьютерную мышку (цена — 1 рубль). И такое берут?

— Знаете, у нас есть постоянные клиенты, которые все время что-то приносят. Приходит дедушка старенький — разве откажешь ему? Кто-то и лишнему рублю будет рад. На талончик хватит — уже хорошо.

Найти подходящий товар и приемлемую цену всегда можно на «Барахолке» Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Александр Ружечка
ОБСУЖДЕНИЕ